Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

«Жадность, лень, некомпетентность»: российский матрос умер от малярии после рейса в Африку

Тело 28-летнего российского матроса Андрея Марышева во вторник, 10 апреля, вернут в Россию. Молодой человек скончался от малярии за границей. Он заболел вскоре после того, как его судно прибыло к берегам Африки в январе этого года. На обратном пути у границ Швеции состояние Марышева стало критическим, его доставили вертолётом на сушу и положили в клинику Гётеборга, однако медики оказались бессильны. Татьяна, вдова матроса, и его мать Светлана обвиняют в смерти Андрея судовладельца и командирский состав судна. По их словам, руководство до последнего отказывало Марышеву в помощи. RT разбирался в подробностях трагической истории.
 
Судно POLA INDIAN
 

В поисках заработка

Андрей и Татьяна познакомились в 2014 году, когда вместе работали на Волжском трубном заводе в Волгоградской области. До того, как стать рабочим на заводе, Андрей трудился моряком на грузовых судах. В 2016 году молодые люди поженились и решили купить жильё. Чтобы накопить на квартиру, в октябре 2017 года Андрей устроился вахтенным матросом 1-го класса на судно POLA INDIAN через рекрутинговую компанию ООО «Инок Карелия».

POLA INDIAN — крупный балкер (судно для перевозки сыпучих грузов) длиной 180 м и шириной 30 м. Оно принадлежит бельгийской компании INOK NV, однако ходит под мальтийскими флагами.

В конце октября балкер с командой, состоящей из 17 человек, под руководством капитана Олега Котова отправился из Калининграда в сторону Южной Америки. POLA INDIAN заходил в порты Мексики, а затем взял курс на США. У берегов Северной Америки экипаж уведомили, что дальше судно пойдёт в Нигерию.

Поскольку Нигерия считается зоной боевых действий (о чём на корабль по рации пришла сводка от Международной ассоциации грузоперевозчиков ITF. — RT), капитан судна был обязан уведомить об этом экипаж. У членов экипажа есть право отказаться от дальнейшего выполнения рейса, в этом случае судовладелец обеспечивает репатриацию моряка на родину за свой счёт.

Если же моряк соглашается плыть в опасную зону, то получает за это денежную компенсацию в размере удвоенной оплаты труда.

У представителей судовладельца и у близких Андрея Марышева разные версии того, как проводилось уведомление экипажа.

Капитан судна Олег Котов в беседе с RT настаивал, что заранее предупредил экипаж о заходе судна в Нигерию.

«Я всем сказал, что идём в Нигерию, что там опасная зона, — рассказал Котов. — Не просто сказал, а в письменной форме ещё уведомил. Кто захотел — того бы заменили и отправили домой, как и полагается. Никто в результате отказ плыть не написал, в том числе и Андрей. Все подписали согласие об изменении маршрута».

Мать Андрея Светлана Марышева, ранее общавшаяся с инспектором ITF и коллегами сына, в беседе с RT выдвинула совершенно иную версию.

«Никто им поменяться не дал — это же для компании дорого. Уведомили в устной форме без права отказа, — утверждает она.

По её словам, Андрей не подписывал соглашения плыть в Нигерию. «Сейчас капитан и «Инок» говорят обратное. У нас есть информация, что сейчас команду задним числом заставили бумаги подписать, фирма следы заметает. Экипаж только 5 апреля соглашение подписал. Мы будем требовать проведения почерковедческой экспертизы, которая выявила бы, действительно ли это самого Андрея подпись стоит или за него уже потом начеркали. Сейчас «Инок» морякам угрожает, чтобы те язык за зубами держали. В противном случае обещают лишить работы, мол, никогда больше «стукач» ни на одно судно устроиться не сможет», — рассказала Светлана.

Коллега Андрея, бывший с ним в рейсе, на условиях анонимности поделился с RT деталями разговора судовладельца с экипажем.

«Мы с Андреем не писали отказ, потому что бесполезно было, но и соглашение он тоже не подписывал», — сообщил коллега Марышева.

«Нам сказали в «Иноке»: мы за вас помолимся тут, на суше. Прекрасно, просто прекрасно! Мол, уже до нас плавали в Африку — и ничего, все живы. Из-за того, что Андрей не хотел плыть в Нигерию, у него с капитаном даже конфликт вышел», — отметил моряк.

Укус пчелы

2 февраля судно зашло в нигерийский порт Лагоса. До этого POLA INDIAN стоял на рейде на расстоянии от берега в безопасной зоне: в водах Нигерии много пиратов, грабящих и угоняющих суда. Капитан корабля и его помощники частично разобрали старый металлический трап и обменяли его на продукты у местных торговцев. Продукты отдали повару судна.

По словам жены, именно после обеда, приготовленного поварами, Андрею стало плохо.

Однако Олег Котов не освободил матроса от несения службы, несмотря на состояние его здоровья.

13 февраля Андрея доставили в местную клинику в Лагосе, где врачи его осмотрели и взяли кровь на анализы. Ничего особенного они не заметили и выписали матросу таблетки. По словам Котова, диарея — обычное явление во время рейсов в Африку.

«Ну что греха таить, продукты в Африке так себе, — рассказывает Котов. — Многие страдают от проблем с пищеварением. И я в том числе болел неоднократно во время плаваний, это обычное дело. Да и с Андреем тогда в целом всё в порядке было, несколько человек из экипажа отравились, потом поправились. Уже через несколько дней Андрей скакал, как бык».

19 февраля Андрей прислал жене Татьяне смс-сообщение, в котором рассказал, что его укусила в висок пчела. Мужчина переживал, что, если он станет жаловаться капитану, тот снова упрекнёт его в симуляции. Жало Андрею из виска вытащили и просто приложили лёд — никаких дополнительных мер для профилактики возможного заражения принято не было.

Отметим, что Африка является зоной повышенной эпидемиологической опасности — там высок риск заразиться малярией и тропической лихорадкой через укусы насекомых. Прививки от малярии не существует, поэтому члены экипажа судна обязаны были принимать антималярийные таблетки. Препараты должны были выдаваться экипажу под роспись.

Экипаж начал принимать препараты с 15 января. Андрей также это делал, однако, по словам Татьяны Марышевой, диарея могла снизить эффективность принимаемых препаратов.

Роковой шторм

2 марта судно отчалило от берегов Африки и направилось в сторону Петербурга. У Татьяны временно пропала связь с Андреем.   

12 марта Андрей стал чувствовать недомогание: у него появились сильные головные боли, ломота в конечностях, жар до 40°, озноб и слабость. С 13 марта он перестал работать и лежал в своей каюте. 

17 марта состояние моряка стало резко ухудшаться — его кожа сильно пожелтела, моча приобрела коричневый оттенок, он чувствовал постоянную тошноту и головные боли, из-за которых не мог уснуть.

Мужчина сильно похудел. По словам коллеги, Андрей попросил у капитана вызвать вертолёт с суши, чтобы его забрали в госпиталь, на что получил отказ.

«Андрей, когда понял, что совсем дело плохо, стал просить, чтобы вертолёт за ним вызвали. Там уже невооружённым глазом было заметно, что у Андрея малярия. Потом начался шторм 18 марта, когда к нам уже точно никто прилететь не смог бы. Андрей совсем себя плохо чувствовать начал, впал в забытьё, перестал узнавать окружающих», — вспоминает моряк.

В 9 утра 19 марта корабль встал на якорь недалеко от берегов Швеции.

Только после полудня капитан вызвал катер с суши, однако вскоре стало ясно, что катером доставить Андрея в больницу не получится, и вызвали вертолёт.

По воздуху Андрея доставили в клинику шведского города Гётеборга. Врачи до последнего боролись за жизнь матроса — Андрею делали искусственную вентиляцию лёгких, переливали кровь. Однако в 21:00 по шведскому времени Андрей умер — внутренние органы мужчины отказали. При этом в его крови было найдено повышенное содержание плазмодиев — малярийных паразитов.

«Прибыл в отделение реанимации около 14:00 19.03.2018 через региональную вертолётную службу с высокой температурой, изменённым состоянием сознания и надвигающейся угрозой остановки дыхания, был быстро интубирован и подключён к искусственной вентиляции лёгких, — говорится в заключении шведских врачей. — Вскоре были произведены анализы крови на малярию, исходя из высокой степени подозрения, и высокий титр на сыворотку малярии подтвердил диагноз. Медицинские препараты против малярии были доставлены из инфекционного отделения и быстро введены. По истечении времени начали отказывать органы, и, несмотря на массивные инъекции, переливания крови, диализ и полную инотропную поддержку сердечно-сосудистой системы, мы были не в силах спасти пациента, он скончался».

Тело Андрея будет доставлено родственникам во вторник, 10 апреля.

Добиться правосудия

Мать и вдова Марышева намерены добиться справедливости и привлечь к ответственности виновных в его смерти. Женщины уверены, что, если бы не бездействие представителей «Инока», Андрея удалось бы спасти.

«У меня очень много вопросов, — сказала в беседе с RT Татьяна. — Первый — чем думали врачи, которые дистанционно поставили Андрею диагноз «пневмония»? Куда смотрел старпом, который мне объяснял по телефону: «Да я не думал, что малярия, до 42—43° температура у Андрея не вырастала». 43° — это серьёзно?! Он вообще на градуснике видел эту цифру?! Это человек уже в состоянии предсмертной агонии. Они хотя бы в интернете могли посмотреть, что при малярии у человека происходят скачки температуры?»

  • Андрей и Татьяна Марышевы

Татьяна не верит словам капитана и генерального директора компании «Инок Карелия» Фёдора Кондратьева, что Андрею нельзя было вызвать вертолёт раньше.

«У Кондратьева на том же рейсе племянник работал матросом. Я его спросила: «А вот если бы ваш племянник заболел, вы бы так же тянули?» Он ответил что-то вроде «да», но я не верю. Андрей просил прислать за ним транспорт, но компания просто пожадничала, а когда стало ясно, что он может умереть, решила списать его на берег, чтобы на судне труп не «висел».

Если бы Андрей умер на борту POLA INDIAN, сразу было бы заведено уголовное дело, а так всё чисто выходит».

По словам близких погибшего, днём 19 марта, когда Андрей уже находился при смерти, им звонили Кондратьев и Котов. Кондратьев интересовался, есть ли у Андрея аллергия на препараты: после сделанного укола тот впал в кому. Котов заверял женщин, что у Андрея «лёгкая инфекция».

Близкие Андрея уверены, что «Инок» будет делать всё, чтобы замести следы нарушений во время злополучного рейса.

Со слов коллеги Андрея, весь экипаж судна был распущен, а морякам было дано указание «прикрывать капитана».

Глава Российского профсоюза моряков Игорь Ковальчук в беседе с RT выразил сомнение в возможности привлечь командира и судовладельца к ответственности.

«Споры на море довольно непросты. Крюинговая (рекрутинговая. — RT) компания и капитан — представители судовладельца, исполняют его волю, — отметил Ковальчук. — Владелец бельгийский, судно мальтийское. На борту действуют законы той страны, под чьим флагом оно плавает. Иски подаются на само судно, в случае споров аресты, залоги и прочие манипуляции проводятся с самим судном. Привлечь людей удастся только в случае выявления серьёзных нарушений и проявленной халатности».

Капитан POLA INDIAN не считает себя виновным в смерти матроса, хоть и называет случай «из ряда вон выходящим»: «Я работал чётко по инструкциям, все мои рапорты есть у компании. Я докладывал и по Андрею, и по шторму, по всей ситуации. На море всякое бывает, этот случай из ряда вон выходящий, но я сделал в ситуации всё, что от меня зависело».

Генеральный директор компании «Инок Карелия» Фёдор Кондратьев в беседе с RT заверил, что семье Андрея будет выплачена компенсация, однако вины судовладельца в смерти матроса он не видит.

«Не стоит верить всему, что написано в интернете. Я понимаю состояние родственников Андрея, однако не надо сгущать краски, — говорит Кондратьев. — По поводу Андрея были консультации капитана и его помощников с врачами с суши, они делали всё возможное.

На кораблях типа POLA INDIAN не предусмотрены врачи, а у помощника командира знания в медицине на уровне фельдшера, поэтому не стоит упрекать руководящий состав корабля в том, что они не смогли поставить вовремя диагноз.

А потом начался шторм, который помешал вызвать вертолёт. Капитан принял все меры к спасению матроса сразу же, как появилась возможность».

Татьяна Марышева отправила множество писем в различные инстанции с требованием расследовать обстоятельства смерти её мужа. Женщину возмущает тот факт, что на современном судне, находящемся в водах развитых европейских стран, человеку не смогли оказать помощь.

«Меня не деньги интересуют — я хочу, чтобы за смерть Андрея понесли наказание те, кто не дал ему шанса на спасение! Современный корабль, под боком Европа с врачами и клиниками — что им мешало? Жадность? Лень? Некомпетентность и «авось»? Я этого так не оставлю!» — говорит она.

Светлана и Татьяна Марышевы ждут ответа от компетентных органов, куда они отправили письма с просьбой организовать проверку обстоятельств смерти Андрея.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

722
Похожие новости
26 апреля 2018, 18:03
26 апреля 2018, 14:03
25 апреля 2018, 19:03
25 апреля 2018, 16:03
25 апреля 2018, 08:03
26 апреля 2018, 09:03
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
23 апреля 2018, 11:03
20 апреля 2018, 04:03
20 апреля 2018, 20:03
25 апреля 2018, 15:03
24 апреля 2018, 15:03
20 апреля 2018, 13:03
23 апреля 2018, 23:03