Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Западная цивилизация вьет «петли анаконды» для удушения РФ

Начало 21-го века характеризуется динамичностью развития военно-политической обстановки и значительными изменениями в политике большинства ведущих стран мира. Положение России остается по-прежнему сложным. Это объясняется не только существенным снижением всех потенциалов России и российского народа как этноса — экономического, духовного, военного и других, но и качественным изменением структуры и характера угроз России как государству и обществу.
Угрозы для России — от Гитлера до Америки
Изменение этих угроз связано, прежде всего, с качественными преобразованиями самих основ Цивилизации в целом, что связано главным образом с бурно развивающимся процессом «глобализации», который порожден новым уровнем взаимосвязанности Человечества на планете, когда по сути дела ни одно государство на уже не может развиваться самостоятельно вне связи с другими государствами.
Особенности переживаемого Человечеством исторического периода, исключительность России как государственного образования во многом определяют источники и противоречия, которыми непосредственно порождаются военные угрозы. Их иерархия охватывает несколько уровней — от глобального до локального или частного. Я хочу поговорить о тех угрозах, которые в наибольшей степени определяют облик Вооруженные (ВС) РФ, способы и формы их боевого применения. В первую очередь следует остановиться на геополитических процессах, оказывающих влияние на безопасность России.
Здесь помимо уже названных мною глобальных процессов, определяющих картину развития Цивилизации в целом и осложняющих геополитическое положение России, следует отметить еще и интенсивный рост численности населения Земли в условиях нарастания объемов потребления ведущими и многими развитыми странами. Это приближает человечество к критическому порогу уровня экодавления на всю сферу обитания Земли.
Эта тенденция уже в недалекой перспективе в случае непринятия необходимых мер может привести к глобальной катастрофе.
Среди других глобальных, постоянно обостряющихся противоречий выделяются: в демографической сфере — между перенаселенностью одних стран, прежде всего ряда государств Азии и Африки и низкой плотностью населения в других районах мира; в экономической сфере — между продолжающимся развитием промышленности стран Европы и Азии и ограниченными запасами их сырьевых, особенно энергоресурсов.
Разрешение этих и других глобальных противоречий возможно только за счет перехода Цивилизации на новый путь развития. То есть необходимо построить так называемый «новый мировой порядок». Именно здесь и находится одно из главных противоречий, непосредственно формирующих военную угрозу глобального уровня для России. Это противоречие состоит в противопоставлении двух моделей «нового мирового порядка»:
Первая предполагает формирование единого однополярного мира с общепланетарным доминированием западной цивилизации и сегодня уже достаточно хорошо разработана в виде концепции глобализации.
Вторая модель — деление планеты как минимум на два и более Больших Пространств, пользующиеся политическим, военным, стратегическим и геополитическим суверенитетом, то есть многополярный или биполярный мир.
Исключительность потенциала и роли России в мире самим фактом своего существования ставят под сомнение, как возможность построения однополюсного мира, так и формирования системы единой наднациональной негосударственной мировой системы власти. Россия, по сути дела, выступает в определенной степени в роли гарантом движения Человечества к созданию многополюсного или, по крайней мере, биполярного мирового порядка.
Кроме того, условием достижения мирового господства является установление контроля над Хартлендом-Евразией, ядром которой является Россия. Именно поэтому в своем стремлении к мировому господству шел на СССР Гитлер, именно по этой же причине идут на Россию США. Поэтому именно утверждение однополюсной модели и стремление США к мировому господству формируют основную геополитическую угрозу России — ее распада и исчезновения с политической карты мира. Это и есть основная геополитическая угроза России, а ее основной источник — это Западная цивилизация, прежде всего США, претендующие на мировое господство. В качестве основной геополитической стратегии США против России еще с начала прошлого века избрана стратегия «петли анаконды», существо которой состоит в «удушении» континентальной России путем окружения ее кольцом баз и военных союзов с постепенным оттеснением от океанских и морских театров, основных мировых коммуникаций с последующим ее разрушением и устранением как субъекта мировой политики.
Эта петля сжалась уже дважды — первый раз, когда распался Варшавский договор, второй — когда распался СССР. Теперь создаются условия для третьего последнего сжатия, когда Россия будет уничтожена. Пока ядерный потенциал России не нивелирован, США и их союзники в качестве основного способа действий избрали стратегию «управления кризисами», которая достаточно давно разработана в США и продемонстрировала свою эффективность во второй половине 20 века, в частности, на примере развала СССР и Югославии. Данная стратегия предполагает искусственное формирование кризисов или использование и раздувание существующих, с доведением их до военных конфликтов— внутренних или внешних и изматывание противника в этих конфликтах до его полного поражения или максимального ослабления и обескровливания. При этом США и их союзники занимают положение третейского судьи.
Региональные противоречия — угроза идет с Кавказа
В дальнейшем при устранении ядерной угрозы со стороны России, США вероятно перейдут к открытому военному давлению, опираясь на свое абсолютное доминирование в силах общего назначения и политику ядерного шантажа. Таким образом, геополитические факторы, имеющие глобальное значение, самым непосредственным образом определяют формирование системы военных угроз России и их характер. Сегодня, главным результатом действия геополитических факторов (именно в связи с опорой США на стратегию непрямых действий) является существенное повышение опасности возникновения конфликтов низкой интенсивности, которые при определенных условиях в случае их возрастания могут привести и к возникновению крупномасштабного военного конфликта — региональной войны.
Исходя из сказанного, непосредственные угрозы России будут формироваться именно региональными противоречиями, через обострение и формирование которых будут реализовываться геополитические угрозы. Анализ развития военно-политической обстановки на Западе свидетельствует о том, что соперничество между существующими и вновь создаваемыми центрами силы, потенциальные очаги напряженности, активизация международного терроризма, наличие в мирное время у ряда государств мощных группировок вооруженных сил, а также ядерного оружия, будут оставаться серьезными источниками военной опасности. Основной силой, потенциально способной создать военную угрозу безопасности Российской Федерации останется Североатлантический союз, наступательный характер и глобализация функций которого за счет расширения состава участников и зоны его влияния официально закреплены в стратегической концепции блока.
При этом наиболее сложная и во многом взрывоопасная ситуация сохранится в Балканском регионе, где имеется целый комплекс нерешенных проблем. Наибольшая угроза военной безопасности РФ будет исходить от нестабильности военно-политической обстановки в Анатолийско-Кавказском районе и, в первую очередь, от межнациональных (грузино-абхазского, грузино-осетинского) и межгосударственных (Армения-Азербайджан по проблеме Нагорного Карабаха) конфликтов.
Их неурегулированность ведет к сохранению в Южно-Европейском регионе опасных и устойчивых очагов напряженности, которые могут нести прямые угрозы безопасности России. Ситуация, складывающаяся вокруг Закавказья, может принять угрожающий для национальных интересов РФ характер в связи с концентрацией в этом районе финансовых и экономических интересов США и ведущих западноевропейских государств и их стремлением установить здесь на долговременной основе свое доминирование.
Важнейшим условием возникновения в этом районе вооруженных конфликтов будет поддержка агрессивных устремлений подконтрольных США политических элит стран этого региона, прежде всего Грузии. Эти вооруженные конфликты могут создать предпосылки к вмешательству в них Турции, а при определенных условиях — США и НАТО. Участие иранских войск в вооруженном конфликте в Закавказье исключительно маловероятно, так как это неминуемо приведет к прямому столкновению Ирана с Турцией— членом НАТО, что даст повод США выступить на стороне союзника и тем самым реализовать свою угрозу о «наказании Ирана за его причастность к международному терроризму».
В целом на Западе сохранится большое количество противоречий, обострение которых может привести к военным конфликтам различного масштаба. При этом наиболее взрывоопасная ситуация сохранится в Южно-Европейском регионе, где эскалация существующих и вновь возникших военно-политических конфликтов потенциально может привести к вооруженному противостоянию РФ и ее союзников с Турцией и с НАТО в целом и распространению военных действий в другие районы Европы и Азии.
На юге главные источники военной опасности для России связаны с нестабильностью обстановки в центрально-азиатских государствах СНГ, Афганистане, которая может привести к локальной войне с перспективой вмешательства в нее соседних стран, а при определенных обстоятельствах и государств, входящих в НАТО (под прикрытием ООН, ОБСЕ или под другими предлогами).
Приграничные конфликты на южных рубежах СНГ также могут создать реальную военную опасность для России.
Серьезную угрозу представляют попытки ряда государств Юга решать спорные проблемы и утверждать свои позиции преимущественно силовыми методами, что стимулирует наращивание технической оснащенности их вооруженных сил. Наличие в Индии и Пакистане ядерного оружия, стремление ряда других стран региона к обладанию оружием массового поражения и средствами его доставки способно изменить сложившееся соотношение сил между ними и в перспективе нарушить геостратегическое равновесие вблизи южных границ России. С учетом анализа и прогноза развития обстановки на Юге развязывание крупномасштабной военной агрессии против РФ в ближайшей перспективе маловероятно. В то же время здесь вполне возможно возникновение локальных вооруженных конфликтов с вовлечением в них и ВС РФ. Причинами их возникновения могут послужить сохраняющаяся нестабильная ситуация в Афганистане, межгосударственные и внутригосударственные противоречия в Таджикистане и Узбекистане на почве этнических и религиозных проблем. На Востоке военно-политический курс основных государств не будет иметь прямой антироссийской направленности.
Китай может пойти на обострение
При этом основными потенциальными внешними источниками военной опасности для России останутся США, Китай и Япония. Основные угрозы России со стороны США могут формироваться под воздействием их политики, направленной на создание и поддержание в регионе управляемых кризисных ситуаций. При этом США будут избегать прямой политической и военной конфронтации с Россией. США в обозримом будущем сохранят в районах, непосредственно прилегающих к российскому Дальнему Востоку, мощную передовую группировку своих войск. Тем не менее, проведение ВС США самостоятельных крупномасштабных военных действий против России в Дальневосточном регионе в ближайшей перспективе представляется маловероятным. Однако в случае развязывания войны против РФ в Европе, вооруженные силы США в Тихоокеанском стратегическом районе будут задействованы для сковывания ее дальневосточной группировки войск. При этом союзниками США могут выступить Япония и Южная Корея.
Военно-политическое руководство Китая, несмотря на позитивное развитие российско-китайских отношений, допускает возможность обострения в отдаленной перспективе российско-китайских противоречий (в том числе и территориальных) и продолжает относить Российскую Федерацию к разряду потенциальных противников. При этом Китай будет по-прежнему стремиться использовать Россию в целях создания благоприятной для себя «геостратегической ситуации», противодействия своим противникам в Азиатско-Тихоокеанском регионе, а также для нейтрализации американской политики сдерживания КНР.
В связи с этим определенную угрозу для России представляет вероятность использования различных форм и методов информационно-психологического воздействия в рамках разрабатываемых в Китае теории информационных войн. Проведение каких-либо военных акций против России в обозримом будущем в Пекине не планируется. Как не планирует военного вмешательства и Япония, несмотря на территориальные претензии.
Ситуация на Корейском полуострове сохранит свою напряженность в связи с дальнейшим ухудшением отношений между Пхеньяном и Вашингтоном, из-за отсутствия компромиссов в подходах к урегулированию ситуации вокруг северокорейской ядерной программы. Попытки руководства США вынудить северокорейское руководство согласиться на урегулирование кризиса на американских условиях, а также предпринятые Вашингтоном шаги по усилению группировки американских войск в Республике Корея, Японии и западной части Тихого океана, скорее всего, заставят лидеров КНДР активизировать работы по производству оружия массового поражения и средств его доставки. В этой связи дельнейшее наращивание группировки ВС США на полуострове, и в прилегающих к нему районах, может уже в среднесрочной перспективе сделать реальной угрозу возникновения военного конфликта на Дальнем Востоке с возможностью его перерастания в ядерную войну. В целом, анализ развития военно-политической обстановки показывает, что Россия будет способна отстоять свои интересы на мировой арене и сохранить территориальную целостность. Что касается других направлений — европейского, центрально-азиатского и восточно-азиатского, то здесь не все так однозначно.
Насколько Россия готова противостоять злу
Ядерные силы России, прежде всего ее стратегическая ядерная триада, с переходом к применению ядерного оружия должны быть способны нанести неприемлемый ущерб любому агрессору даже в ответном ударе. В настоящее время численность Вооруженных Сил России насчитывает около млн. чел. Попытаемся определить те возможности, которыми располагают наши Вооруженные Силы.
Имеющимся составом мирного времени они способны разрешить лишь один вооруженный конфликт. Это хорошо продемонстрировал ход вооруженного конфликта в Чечне. Напомню, что в вооруженном конфликте противоборствующие стороны используют группировки войск численностью от 40−50 тыс. человек, до 80—100 тыс. человек. При полном мобилизационном развертывании общая численность Вооруженных Сил может быть увеличена в 1,5—2 раза. При таком составе наши ВС будут способны успешно разрешить только одну локальную войну, для ведения которой придется создавать группировку численностью от 500 до 800 тыс. чел. Призвать в Вооруженные Силы большие контингенты невозможно в силу отсутствия необходимых военно-обученного резерва личного состава и мобрезервов техники и вооружения.
Должен отметить, что в настоящее время основу системы вооружения наших Вооруженных Сил составляют образцы, разработанные в советское время. Даже те системы вооружения, которые принимаются на вооружение в последние годы, были разработаны в советское время. Ни одной принципиально новой системы вооружения за постсоветское время разработано и принято на вооружение не было!
Печальная ситуация в военной науке. Ее обеспечение в постсоветские время осуществлялось на остаточном принципе. Руководителями серьезнейших научных организаций часто назначались люди, не имевшие никогда никакого отношения к науке. В результате можно констатировать, что развитие военной теории у нас существенно замедлилось. По сути дела, чего-либо нового в отношении выработки новых способов и форм ведения вооруженной борьбы российская военная наука не смогла предложить. Отдельные перспективные проработки так и не нашли практического применения в силу, главным образом, субъективных обстоятельств.
Сложная ситуация с боевой подготовкой войск. Ее уровень явно не отвечает требованиям современности. Недостаток материально-технических средств не позволяет осуществлять боевую подготовку в требуемых масштабах. Ее реальный объем можно оценить лишь в 15—20% от потребного. Между тем, именно за счет теоретического превосходства и высокого уровня боевой подготовки вермахт, имея в 5 раз меньше танков и 2 раза меньше боевых самолетов смог нанести Красной Армии тяжелейшие стратегические поражения в первые месяцы Великой Отечественной войны.
Таким образом, можно констатировать, что, даже создав требуемую по численности группировку ВС, мы не сможем с необходимой надежностью рассчитывать на успешный для нас ход и исход даже одной локальной войны. Соответственно, при нарастании военной угрозы свыше одной локальной войны или поражения в ней наших группировок сил общего назначения необходимо будет принимать политическое решение о переходе к применению тактического ядерного оружия, чтобы избежать эскалации конфликта сверх допустимого. Решится ли на это наше руководство?
На этом фоне, судя по сообщениям печати, «Единая Россия» разрабатывает проект новой Военной доктрины России, в которой предусматривается дальнейшее сокращение ВС РФ до 800 тыс. человек. Таким составом наши ВС не смогут решить никаких задач обеспечения военной безопасности страны.
Естественно, возникает вопрос что делать? Необходимы радикальные меры, направленные на повышение боеспособности наших ВС. При этом определяя их облик необходимо отталкиваться не от экономических возможностей, а от потребностей обороны. А экономическое обеспечение развития ВС приводить в соответствие с потребностями обороны страны, а не наоборот.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

883
Похожие новости
22 ноября 2017, 18:48
23 ноября 2017, 20:48
22 ноября 2017, 12:48
22 ноября 2017, 23:48
22 ноября 2017, 17:48
23 ноября 2017, 09:48
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
22 ноября 2017, 08:18
20 ноября 2017, 15:48
23 ноября 2017, 17:48
20 ноября 2017, 00:48
21 ноября 2017, 22:48
22 ноября 2017, 21:48
22 ноября 2017, 08:48