Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Заговор против СССР. «Предатель-одиночка или?...»

21 августа вышла очередная передача «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым» на канале «Россия 1». Особой тяги смотреть эти шоу у меня никогда не было. Но эта передача, точнее ее вторая часть, транслировавшаяся уже после полуночи, была посвящена событиям августа 1991 года. Что вполне объяснимо — прошло четверть века, есть повод подвести итоги. Из участников передачи самым активным защитником ГКЧП и обличителем Горбачева был Николай Стариков. Это, в общем-то, неудивительно, если судить по его публикациям и выступлениям на телевидении в последние годы. Не очень-то удивило и то, что он, оказывается, в том самом августе 91-го был среди защитников «Белого Дома». Его, по собственному его признанию, тогда обманули...

Известный режиссер и гендиректор «Мосфильма» Карен Шахназаров, как оказалось, в эти самые августовские дни отдыхал в Крыму, недалеко от приснопамятной дачи Горбачева. И ему доподлинно известно, что связь у Генсека КПСС и Президента СССР реально отключили — ни сам Карен, ни его отец Георгий Хосроевич Шахназаров, советник Президента СССР, в эти дни ни с кем связаться по телефону не могли — их телефон, как я понимаю, тот, что на даче в Форосе, молчал. Стало быть, и у Президента связи не было...



Еще один известный режиссер — Иосиф Райхельгауз — выражал неподдельную радость по поводу общего итога событий того августа. И в качестве аргумента приводил судьбу собственного театра, который советская власть не больно-то жаловала, зато потом!... Из его уст даже прозвучали слова, что когда-нибудь благодарные потомки еще поставят памятник Горбачеву...

Сергей Кургинян был убедителен и немногословен. Запомнились его слова о том, что ГКЧП никак не сводится к участникам печально известной пресс-конференции, наиболее яркий образ которой — трясущиеся руки Геннадия Янаева, вице-президента СССР. Кургинян утверждал, что в определенных кругах этого самого ГКЧП рассматривался вариант назначения Бориса Ельцина Президентом СССР, что на «броневик» Ельцин залез отнюдь не сразу — явно ждал, как именно повернутся события. И еще Кургинян заметил, что события августа 1991 года — это не только история, это еще и специстория. Оговорив при этом, что формат данной передачи не позволяет раскрыть эту тему...

К моему удивлению, в ходе этой дискуссии совершенно не была затронута роль в этих событиях КПСС. Не отдельных ее представителей, так или иначе вовлеченных в трагические события тех дней, о них-то как раз нечто было сказано, а о партии в целом — организации, казалось бы обязанной быть субъектом массового движения по защите целостности страны. И, тем не менее, безропотно ушедшей с политической сцены. Сгинувшей, как будто ее и не было. И то, что дыру, образовавшуюся в политическом ландшафте расчлененного СССР, стали заполнять РКРП, КПУ, КПРФ, СКП-КПСС и другие политические организации, этого факта, к сожалению, не отменяет...

Для меня август 1991 года был личной трагедией. Когда это случилось, я был самым молодым членом парткома НИИ химического машиностроения — крупнейшего в Советском Союзе центра, где проходили наземные испытания космических аппаратов и ракетных двигателей.

Не поверите, но тогда была уверенность (не надежда даже), что скверну «Перестройки» удастся остановить. И уж тем более невозможно было себе представить, что 20 миллионов коммунистов — уже ничто, что нет больше «руки миллионопалой». Тогда, казалось: достаточно подать сигнал — и, пусть не все эти миллионы, но хотя бы половина из них, подымутся и сметут заразу. Лично у меня не было сомнения, что в ядре сознания этих людей коммунистические идеалы еще наличествовали.

Но не было сигнала. А мы, коммунисты, замерли в ожидании. В оцепенении.

Надеялись, что там, наверху «консерваторы» скинут Горбачева? Было такое. Что потом, после того как Ельцин с Гайдаром, «кинули» всю страну, народ взъерепенится, и тут-то нас призовут? Пожалуй... Что в той или иной форме коммуно-реванш состоится? Не сегодня, так завтра, не через год, так через три?...

Это к вопросу о субъекте, частью которого я — по факту — был. В скоротечных политических схватках тех дней, мы, коммунисты, так ничего и не предприняв, очевидным образом продемонстрировали импотенцию этого субъекта. Нашу — и мою в том числе — импотенцию.

Это больно. Унизительно. Стыдно. И еще было предчувствие гибели Родины — как неотвратимой реальности. Реальности, которую окружающие в эти трагические дни почему-то не замечали: «Ура! Мишку скинули! На смену номенклатуре придут молодые, неиспорченные партийной бюрократией деятели. Заживем!». А у меня тогда, с вечера 20-го августа — затяжной, на несколько дней, синдром «плачущего большевика».

В наше сознание настойчиво пытаются внедрить мысль, что СССР распался сам, исчерпав свой собственный потенциал. «Бобик сдох» — и все тут, обсуждать нечего. Но сейчас-то мы видим, как механизмы распада запускаются отнюдь не только там, где «красные» пытаются реализовать свои «бредовые» идеи.

Считается, что страну по-шустрому раздербанили тогдашние либералы, воспользовавшись бесхребетностью и аморфностью партии, А ну как роль «либералов» преувеличена? Что если не они, или, скажем так, по большей части не они расчленяли страну?

Ответ на этот вопрос принципиально важен именно сейчас. Важен потому, что ничего еще не кончено. Что трагическую судьбу СССР вполне может повторить Россия. «Процесс пошел», говорил тогда Горбачев. А кто возьмется утверждать, что этот процесс завершен? Сейчас «либералы» особой популярностью в народе не пользуются. Означает ли это, что субъект, играющий «на распад страны» сдулся?

КПСС не стала субъектом спасения СССР. Почему? Как и когда она дошла до жизни такой? Ведь о ней когда-то вполне обоснованно говорили: «Партия — спинной хребет рабочего класса! Партия — бессмертие нашего дела! Партия — единственное, что мне не изменит». Все свершившееся в корне противоречит этим замечательным утверждениям! Какой, на хрен, хребет? О каком бессмертии «Нашего Дела» может идти речь — после того, что произошло? И если это не наша, коммунистов, измена, то что это? Как такое вообще могло осуществиться? Стать реальностью наших дней — кровью Приднестровья, Таджикистана, Чечни, Украины?

Это большая и чрезвычайно важная тема далеко не первый год является предметом серьезных исследований Сергея Кургиняна и его Центра. Результаты этих исследований представлены в книгах «Странствие», «Исав и Иаков», публикациях в газете «Суть времени» циклов статей «Судьба гуманизма в XXI столетии», «О коммунизме и марксизме». И конечно же, в книге «Красная весна». Эта книга интересна — не в последнюю очередь — тем, что в ней в качестве субъекта «Перестройки» рассматриваются отнюдь не либералы, а плотная спецслужбистская элитная группа, лидером и основателем которой был Юрий Владимирович Андропов — глава КГБ, а позднее и Генеральный секретарь ЦК КПСС.

Надеюсь, эта книга послужит поводом для серьезного обсуждения и «Перестройки», и событий августа 1991 года и всего того, что за этим последовало. Для затравки — несколько выдержек из главы III книги «Красная весна»:


Глава III. Предатель-одиночка или?...

«Горбачев не дьявол, обладающий сверхчеловеческими возможностями, не инопланетянин, прилетевший с планеты, находящийся на более высок5ом уровне развития. Он даже не сверхмощный андроид, он человек, которого какая-то мощная система должна была продвинуть на пост Генерального секретаря».

«Только мощный слаженный элитный коллектив мог привести Горбачева к власти. И только такой коллектив мог запустить один из самых амбициозных и скверных проектов, когда-либо осуществлявшихся подобными дружными элитными коллективами, — эту самую перестройку».

«Но как могла система, давившая любое инакомыслие, а уж тем более реальное посягательство на государство и власть, допустить формирование подобного коллектива и его превращение в субъект, способный не только взлелеять, но и осуществить свою поганую перестройку?»

«Советская элита не только не ослабляла карающую длань, обнаруживая политические или идеологические проступки лиц, входящих в элиту, но, напротив, порой карала своих элитариев за проступки такого рода даже строже, чем обыкновенных людей. Работягу, обложившего Брежнева матом пожурят, а первого секретаря обкома комсомола — прижмут по полной программе».

«Установить стопроцентный контроль за словами и действиями перспективного комсомольского работника — дело святое и обязательное. А значит вся проблема — в тех, кто устанавливает этот контроль. Поскольку этот контингент (агентура и оперативный состав) не только осуществляет надзор в пассивном режиме, но и активным образом зондирует подконтрольный контингент. . То есть сами рассказывают анекдоты, костерят почем зря Брежнева и других — и ждут, кто и как на это откликнется. Те, кто не реагирует на это или реагирует негативно, интереса не представляют. А те, кто на эту удочку попадают,подлежат более серьезной разработке и длятся на малоперспективных и перспективных.

Малоперспективных тупо карают при первой необходимости (к празднику, например, или в случае недовыполнения плана). А перспективных используют для того, чтобы разворачивать более масштабные и затейливые зондажи. Создавая, например, антисоветские структуры, налаживая спецсвязи с иностранцами и так далее. Теперь представьте себе, что у вас на глазах разворачивается этакая подпольная спецантисоветская деятельность. А вы как законопослушный гражданин, действительно приверженный советской идеологии, советскому образу жизни, докладываете по инстанциям. А инстанция кивает сочувственно. И продолжает свое — между прочим, вполне законное, спецантисоветское начинание».

«Итак, представьте себе, что подлинно антисоветская группа сформировалась внутри данного элитного контингента. Как вы отличите такую действительно антисоветскую группу от спецантисоветской? Вы скажете, что эта группа подлинно антисоветская, а вам представитель спецэлиты скажет, что вы не в курсе и речь идет о спецантисоветизме!»

«Если в системе, которая все берет под свой контроль, надо соорудить антисоветскую группу, то ее, группу надо сооружать из контролеров, причем самого высокого ранга и наделенных максимально эксклюзивным правом на спецантисоветскость».

«Так какая же группа заговорщиков привела к власти Горбачева? И помогла ему осуществить подлый замысел? И что сталось с этой групой после того, как она добилась успеха? Ведь в таких случаях осуществившие свой замысел группы в принципе не могут испариться. Да и зачем им «испаряться», если они добились своего?»

«Но чего, собственно, добились заговорщики? Личного обогащения? Но тогда они не заговорщики, а обыкновенная банда. А это не так или как минимум не вполне так. Разрушения своего государства во имя торжества государства американского? Но тогда они не заговорщики, а элементарные агенты. Что опять же как минимум не вполне соответствует подлинному статусу этих людей, их мировоззрению, целеполаганию и самооценке. Многолетние занятия, призванные дать сколько-нибудь внятный ответ на этот вопрос, встречи с теми, кто так или иначе соприкасался с заговором, убедили меня, что в его ядре находились элитные спецслужбисты, обладавшие и немеркантильным, стратегическим целеполаганием, и волей к осуществлению своего, на мой взгляд преступного, но далеко не элементарного замысла:

Первое. Капитализм оказался гораздо более гибок и жизнеспособен, чем это можно было предположить.

Второе. Коммунистическая революция на Западе не произойдет именно по этой причине. Запад научился добывать для своего населения необходимый ресурс, эксплуатируя весь остальной мир. Запад обеспечил своему населению определенный уровень благосостояния. Запад создал человека-потребителя и насытил элементарные потребности созданного им человека, обезопасив себя от восстания усыпленных потребительством масс.

Третье. Советский Союз не может грабить мир так, как грабит его Запад. А значит, он не может и насытить потребности своего потребителя. Любая же другая модель человека, не требующая потребительского благоденствия и основанная на аскетизме и мобилизации, потребует слишком радикальных перемен, несовместимых с интересами правящего политического класса, ни с благодушными чаяниями очень крупных социальных групп. При этом подобная трансформация (накаленная идеальная воскрешенная мессианская страсть, радикальное очищение достаточно подгнивших и размагниченных элит), скорее всего, приведет к ядерной войне с Западом. Вообще, любой негибкий сценарий — и с возвращением к мессианству, и без возвращения к оному — сделает крайне, бесповоротно вероятной большую ядерную войну на рубеже XX и XXI века.

Четвертое. Сильный идеологический разогрев населения маловероятен и чересчур опасен. Отказ от этого разогрева неизбежно приведет к поощряемому Западом неотрадиционализму. При этом существенная часть нерусского населения станет все в большей степени попадать в орбиту ислама.

Пятое. Именно в той части СССР, где наиболее активно будут протекать процессы исламизации, рост населения окажется особенно бурным.

Шестое. Раньше или позже любой сценарий развития СССР кроме чересчур опасного мобилизационного мессианского, потребует той или иной демократизации. Бурный рост исламского населения приведет к тому, что демократически избранная власть может перейти к ставленнику этой части населения. Это роковым образом скажется на судьбе уменьшающегося собственно русского населения.

Седьмое. Социально-экономические процессы рано или поздно потребуют еще большего расширения СССР. При этом восточно-европейские страны будет все труднее удерживать в коммунистической зоне, потому что именно на них будет наиболее пагубно сказываться соблазн западного потребительства. Расширяться придется в Азию. А это окончательно поставит крест на русской коммунистической сверхдержаве. Не зря ведь Сталин так боялся слияния СССР с коммунистическим Китаем, равно как и других более плотных отношений с коммунистической Азией.

Восьмое. Любое расширение советской сверхдержавы в сторону Азии (а без этого вскоре нельзя будет удержать социально-экономические позиции в госпитализирующемся мире) резко усилит риск ядерной мировой войны. А он и без этого растет с каждым годом.

Девятое. Сочетание потребительства с развитием эффективно только в пределах современного западного капитализма. Попытка же развиваться на принципиально иных основаниях сопряжена со слишком высокими издержками для советской элиты. Да и всего общества. Если же не включить никакого механизма развития, то проигрыш капитализму становится неминуемым.

Десятое. Исходя из пп. 1 — 9, оптимальным является вариант вхождения СССР в Европу. При этом лучшим партнером, естественно, является Германия как наиболее мощное европейское государство. Ради укрепления отношений с Германией можно пожертвовать очень и очень многим. Прежде всего, конечно же, ГДР. Но и не только.

Одиннадцатое. Вхождение в Европу потребует возврата СССР на капиталистический путь, отделения от СССР избыточно азиатских окраин России, форсированной капиталистической модернизации.

Двенадцатое. Возврат России к капитализму снимет тканевую несовместимость между Россией и Европой. Войдя в Европу, Россия станет самым мощным европейским государством. Вдобавок ко всему — подавляюще превосходящим другие европейские государства в плане совокупной военно-стратегической мощи.

Тринадцатое. После построения в России «нормального» капитализма и вхождения России в Европу у американцев не будет никаких основания для военного присутствия в Европе.

Четырнадцатое. Европейско-российское государство будет самым мощным на планете. Объединение русского сырья с немецкой промышленностью способно сотворить экономическое чудо.

Пятнадцатое. Как только начнется бурный рост российско-европейского государства, США сильно ослабнут или даже рухнут.

Шестнадцатое. В объединенной рссийско-европейсой сверхдержаве Россия будет самым сильным слагаемым.

Семнадцатое. Когда это все произойдет — подумаем, как распорядиться оказавшимися в наших руках возможностями».

Источник; Кургинян С.Е. Красная весна — М.: МОФ ЭТЦ, 2015, — 384 с.: ил. ISBN 978-5-7018-0551-2




В продолжение хочу подчеркнуть одну, на мой взгляд, существенную деталь. Утверждение, что в ядре этого заговора были вовсе не какие-то там «социал-демократы», просто «демократы» или «либералы», а сплоченная группа высокопоставленных работников КГБ СССР, едва ли можно отнести к разряду очевидных, банальных истин. Говорить о власти «чекистов», о «чекизме» стали уже во времена президентства Владимира Путина. Причем именно в связи с личностью самого Путина — кадрового разведчика. Во всяком случае, мнение о том, что за спиной Горбачева, а затем и Ельцина стояли некие «элитные спецслужбисты, обладавшие и немеркантильным, стратегическим целеполаганием, и волей к осуществлению» «далеко не элементарного замысла», не имело широкого распространения ни в девяностые, ни в нулевые годы. Во всяком случае, мне так кажется.

Для меня публикация в 2014 году работы Сергея Кургиняна «Красная весна» в газете «Суть времени» (исключительно в «бумажной» версии) была и откровением, и потрясением. Потрясением — потому что предложенная им в качестве объяснения произошедшего с Советским Союзом картина, казалось совершенно невозможной. Во всяком случае, на первый взгляд. А откровением — поскольку предложенная картина, во-первых, обладала внутренней непротиворечивостью, а во-вторых, давала ключ к пониманию как реальных, ставших историей процессов, приведших к расчленению Советского Союза, так и их потенциальных аналогов, итогом которых может стать окончательная ликвидация России и всех квази- и недо-государств, возникших на месте «республик свободных», некогда составлявших «Союз нерушимый».

Есть еще одно обстоятельство, о котором нельзя не упомянуть. Сам Кургинян подчеркивает, что рукопись книги появилась задолго до ее публикации в газете «Суть времени». Рискну предположить, что фактический материал, который лег в ее основу, «сложился» не позднее конца 2007 года. Тем не менее, ее «газетный вариант» появился в 2014 году — после «Революції Гідності» на Украине, присоединения Крыма и начала гражданской войны на Донбассе. А публикация ее в «книжном формате» — лишь в 2015 году, после того, «как новый формат отношений между Западом и Россией приобрел структурный характер».

Книга издана тиражом в 5 тысяч экземпляров. И опять-таки рискну предположить: какая-то часть тиража дошла до адресата, который имел непосредственное отношение к описываемым в книге событиям. Они не могли обойти ее своим вниманием еще в 2014 году. В книге упомянуто немало имен людей, в том числе и ныне здравствующих. Роль многих из них в событиях, приведших к ликвидации СССР, далеко не безупречна — даже с точки зрения современных представлений об этих событиях. Если бы у этих читателей возникли серьезные претензии к автору, то они, эти претензии, в том или ином виде были бы предъявлены. Тем не менее, в 2015 году книгу печатает издательство «Москва». Является ли этот факт достаточным основанием считать, что изложенный в книге взгляд на описываемые в ней события весьма близок к правде? Надеюсь, что так...

Боюсь ошибиться, но уже сам факт этих двух изданий книги «Красная весна» дает, пусть слабую, но все-таки надежду на то, что среди самих участников «Заговора против СССР» происходит своеобразная переоценка ценностей. Возможно, что даже не они сами, а их преемники и последователи, иначе смотрят на тот «далеко не элементарный замысел», который в процессе реализации привел к результатам, весьма далеким от тех, что виделись его авторам в далекие семидесятые и не столь уж далекие девяностые годы. И тогда трагические последствия августа 1991 года можно рассматривать как «опыт, сын ошибок трудных», а не как фатальную неизбежность — со всеми прелестями регресса — вплоть до полной ликвидации самих основ бытия на всем постсоветском пространстве. А опыт — он для того и опыт, чтобы не натыкаться в очередной раз на те же грабли.

В этом и, надеюсь, в последующих своих заметках я хочу поделиться впечатлением, которое произвела на меня предложенная Сергеем Кургиняном интерпретация процессов, составлявших содержание «Перестройки» и последовавших за ней событий. Она нетривиальна, эта интерпретация. И уже этим ценна. Как минимум.

В СССР борьба с антисоветизмом и антикоммунизмом была возложена на КГБ СССР. Это общеизвестный факт, как впрочем и следующее утверждение Кургиняна:

«А поскольку любая бюрократия (советская, американская — не имеет значения) мыслит однотипно («есть угроза, создаем ведомства по борьбе с угрозой»), то неминуемо было создание внутри огромного и многопрофильного КГБ специализированного управление по борьбе с антисоветизмом и антикоммунизмом».

Однако тут же он делает ключевое заявление, вводя в оборот «обозначение» К-17:

«Именно внутри такого Управления и надо было размещать комитет, реализующий спецпроект из перечисленных мною выше семнадцати пунктов (назовем его для краткости К-17)».

Как бы мимоходом он бросает реплику: «...Семнадцать пунктов (вдруг почему-то вспомнились «Семнадцать мгновений весны»)». А далее, говорит о том, что просто разместить К-17 внутри управления по борьбе с антисоветизмом категорически недостаточно:

«Для того чтобы К-17 был сколько-нибудь эффективной структурой, его неформальным лидером должен был являться руководитель КГБ СССР. А правой рукой руководителя должен был являться руководитель того управления, внутри которого размещался комитет».

Это очень сильное и смелое утверждение. Если оно имеет под собой основания, то возможный судебный процесс над ГКЧП — жалкий фарс по сравнению с тем — истинным — процессом, который должен был бы состояться над настоящими заговорщиками. Может быть именно поэтому суда над членами ГКЧП не было? А подменившая его амнистия (единственное исключение было сделано для главкома сухопутных войск генерала армии Валентина Варенникова) — результат компромисса между настоящими заговорщиками из К-17 и теми сторонниками ГКЧП, кто был «в теме» и мог бы на них указать?

Но вернемся к доводам Сергея Кургиняна, считающего, что во главе К-17 должен стоять ни много ни мало глава КГБ:

«Тогда, во-первых, некому будет обнаруживать и ликвидировать К-17. Ибо должны это делать по долгу службы шеф КГБ и руководитель управления, специализирующегося на выявлении и подавлении антисоветских, антикоммунистических начинаний. Но если эти двое возглавляют К-17, то они его ни выявлять, ни подавлять не будут. А, во-вторых, ну выявит кто-то, соразмерный «этим двоим» (поди еще найди такого!) наличие зловещего К-17. Доложит еще более могучему номенклатурщику (которого опять же надо найти) о данном скверном начинании. Номенклатурщик, которому доложили, начнет выяснять, что к чему. Шефа КГБ и начальника управления, специализирующегося на борьбе с антисоветской и антикоммунистической деятельностью, вызовут на ковер и спросят: «Что у вас там происходит?». Вызванные на ковер ответят: «Да, мы создаем антисоветские, антикоммунистические структуры. Но это же спецструктуры. Вам доложили с ума великого об одной из них. А их, между прочим, много. И все они нами созданы именно как спецструктуры — для привлечения антисоветского, антикоммунистического контингента, выявления этого контингента, обнаружения его международных связей, контроля, дезориентации, подавления! Это же наша работа!»

И тут становится понятным, почему эти рассуждения Кургинян предварил как бы мимоходом брошенной репликой о «Семнадцати мгновениях весны». Потому что описываемой им коллизии в точности соответствует разработанная Вальтером Шелленбергом «операция прикрытия» миссии обергруппенфюрера СС Карла Вольфа в Швейцарии. Миссии, инициированной Гиммлером, в рамках которой Вольф — за спиной у Гитлера — вел сепаратные переговоры с американцам. Помните физиономию Мартина Бормана, который «с ума великого» решил уничтожить и Гиммлера, и Шелленберга — как врагов Рейха? И проиграл! Да еще и вынужден был выдавливать из себя слова поздравления с «блестяще проведенной операцией» — после того, как эти «враги Рейха» доложили о своих «успехах» фюреру.

Несмотря на то, что предположения Сергея Кургиняна выглядят весьма логичными и обоснованными, он предлагает рассматривать «феномен К-17» как аналитическую гипотезу:

«Построим модель, основанную на наличии К-17, а затем сравним реально протекавшие (и протекающие) процессы с теми процессами, которые должны были бы протекать, если бы модель имела не гипотетический, а реальный характер. Если реальные процессы мало отличаются от процессов, которые должны были бы протекать согласно нашей модели, то наша гипотеза подтверждается и модель превращается из умозрения в факт».

Но модель — моделью, ее верификация — это весьма важный аналитический инструмент. Но есть ведь еще и конфиденциальные данные. Они тоже важны, они укрепляют позицию аналитика. Единственный их недостаток — на них нельзя сослаться:

«Многие годы я, сжав зубы, следил за тем, как разворачивается реальные процессы и насколько они совпадают с процессами, которые были мною вычислены, исходя из наличия этого самого К-17. Сходство между вычисленными и реальными процессами было поразительными. Я делал самые рискованны прогнозы и не ошибался. Когда ты много лет занимаешься аналитической деятельностью, через твои руки проходят интересные документы. Ты встречаешься с интересными людьми — людьми серьезными и не склонными к выдумкам. Часть из этих людей проникается к тебе сначала симпатией, а потом и чем-то гораздо большим. С тобой начинают делиться информацией, не оставляющей никаких сомнений в наличии того, что я называю К-17. Такая информация — это уже не совпадение теоретических кривых с экспериментами. Это даже не сбывающиеся прогнозы. Информация эта дает право называть гипотезу о наличии К-17 не просто рабочей, правдоподобной и так далее. Конечно, ты все равно не можешь выдавать свои построения за несомненную истину».

В итоге складывается картина, в которой фигурируют вполне определенные имена:

Первое. Руководил внутрикомитетской неформальной, но очень плотной структурой, которую я называю К-17, лично Председатель КГБ СССР Юрий Владимирович Андропов.

Второе. Правой рукой Андропова в его главном и всеобъемлющем начинании был начальник 5-го управления КГБ СССР Филипп Денисович Бобков. Именно 5-му управлению была поручена борьба с антисоветчиками и антикоммунистами. И именно внутри него возник главный штаб по борьбе с советизмом и коммунизмом».

А вот оценка, которую Кургинян дает Бобкову:

«Человек яркий и талантливый, Бобков сохранил способность разыгрывать блестящие элитные игровые комбинации до настоящего времени».

Но делает при этом важное уточнение:

«Владимир Крючков, руководивший КГБ СССР при Горбачеве и известный своим участием в ГКЧП, снял Филиппа Бобкова по материалам моей статьи «Литовский синдром». В статье подробно описывалась провокация с вводом войск в Вильнюс и их немедленным выводом оттуда «под давлением мировой общественности», возмущенной тем, что советские войска расстреляли мирное литовское население. Тогда я впервые познакомился с работами Шарпа, консультировавшего команду Ландсбергиса. У меня есть все основания считать Бобкова действительным режиссером вильнюсской трагедии».

И еще. Дальнейший ход событий неопровержимо свидетельствовал в пользу того, что проект К-17 не был ни отвергнут, ни отложен. Он реализовывался! Возможно не совсем так, как это виделось его авторам в конце семидесятых, но тем не менее...

Стало быть, участники К-17 победили? И настоящий переворот таки состоялся?

Говорят, что ГКЧП был чем-то вроде детонатора или катализатора, ускорившего распад СССР. Утверждают, что не случись этого вымученного «недоворота», был бы подписан новый Союзный Договор, чаяния граждан СССР, высказавшихся на референдуме за сохранение Союза, были бы воплощены в новом — обновленном (и «еще более лучшем») — Союзе Советских Суверенных Республик.

А много ли сейчас среди нас тех, кто этот (несомненно спасительный?) договор читал? Почему у нас из года в год на протяжении четверти века принято обсуждать наличие или отсутствие телефонной или еще какой связи у Горбачева на объекте «Заря» в Форосе, но как-то не принято задаваться простым вопросом: а что именно в том договоре вызвало столь отчаянную реакцию у тех представителей высшей власти в СССР, которые решились-таки на создание ГКЧП? Может быть, если его почитать да как следует обсудить, народ бы, глядишь, и поддержал ГКЧП?

На снимке: Адмирал флота в отставке А. И. Сорокин, Президент Российской Федерации В. В. Путин, генерал армии в отставке Ф. Д. Бобков на военном параде на Красной площади, 9 мая 2012 года

В тексте приведены выдержки из книги: Кургинян С.Е. Красная весна — М.: МОФ ЭТЦ, 2015, — 384 с.: ил. ISBN 978-5-7018-0551-2

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

1398
Похожие новости
03 декабря 2016, 03:18
04 декабря 2016, 08:18
03 декабря 2016, 11:18
03 декабря 2016, 06:18
02 декабря 2016, 14:18
03 декабря 2016, 00:18
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
 
Популярные новости
02 декабря 2016, 12:18
02 декабря 2016, 14:18
27 ноября 2016, 17:40
02 декабря 2016, 22:18
01 декабря 2016, 22:18
01 декабря 2016, 17:18
27 ноября 2016, 19:00