Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Япония и Россия подвергают друг друга шоковой терапии

Провозглашать с большой помпой предстоящие визиты высших государственных лидеров в зарубежные столицы – обычная практика в международной дипломатии. Визит президента России Владимира Путина в Японию должен состояться 15 декабря, и среди наблюдателей царит ожидание, что он станет исторической вехой в российско-японских отношениях и определяющим моментом в политике Азиатско-Тихоокеанского региона.

Поэтому, на первый взгляд, прибытие в Токио влиятельного кремлевского политика и спикера верхней палаты Государственной Думы Валентины Матвиенко во вторник, является вполне объяснимым.

Вообще-то это само по себе довольно необычное явление, что два высших должностных лица в российском руководстве наносят визиты в одну и ту же иностранную столицу, Токио, на протяжении всего шести недель.

Дело в том, что накануне прибытия Матвиенко в Токио, премьер-министр Японии Синдзо Абэ, принимая участие в парламентских дебатах в понедельник, крайне скептически отозвался о какой-либо перспективе проведения Японией независимой политики в отношении России, которая могла бы поставить под сомнение ее обязательства как члена большой семерки и близкого союзника Соединенных Штатов.

Абэ заявил: «Будучи членом G7, Япония будет поддерживать экономические санкции против России, введенные в связи с украинскими и крымскими проблемами». Другими словами, он практически продекларировал солидарность Японии с Соединенными Штатами в отношении общего подхода Запада к путинской России.

Тем не менее, Абэ также заявил, «мы считаем, что развитие наших экономических связей с Россией выгодно не только самой России, но и Японии». Отношения между двумя странами «находятся в ненормальной ситуации уже в течение 70 лет, и это должно быть урегулировано». Абэ имел в виду отсутствие мирного договора, а также проблему «северных территорий», как в Японии называют российские Южные Курилы.

Замечания Абэ кратко выражают политическую дилемму, с которой сталкивается Токио в отношении России. Япония ощущает изоляцию в собственном регионе, глубоко обеспокоена ростом влияния и агрессивности Китая, и будет делать все возможное для «нормализации» отношений с Россией, потенциальным региональным игроком, который мог бы стать балансиром в политике Азиатско-Тихоокеанского региона.

В то же время, Япония не может отказаться от своего альянса с Соединенными Штатами, а также от своей заветной мечты о возвращении контроля над Курильскими островами в качестве предварительного условия заключения мирного договора с Россией, который официально завершил бы для двух стран вторую мировую войну. В отсутствие такого договора Токио не может рисковать, формируя полномасштабные отношения с Москвой.

Москва воспринимает ситуацию совершенно по-иному. Только в прошлую пятницу заместитель министра обороны РФ Анатолий Антонов поставил японского посла в Москве Тоёхиса Кодзуки в известность об обеспокоенности России в связи с развертыванием американских систем ПРО в Азиатско-Тихоокеанском регионе, и «участием Японии в этом процессе».

Путин также в ответ на вопрос японского журналиста в ходе недавнего саммита большой двадцатки в Ханчжоу в сентябре, сделал комментарий об особых отношений Японии с США и предрасположенности Токио следовать американским курсом во внешней политике. Учитывая эту геополитическую реальность, Путин указал на бесполезность поиска неких «красных линий» для заключения мирного договора между Россией и Японией.

Путин подчеркнул, что «создание благоприятных условий является исключительно важным для урегулирования любых проблем, в  том числе и для подписания мирного договора». Он привел в пример аналогию с китайско-российским соглашением: «Мы занимались переговорами с Китаем по пограничным проблемам в течение 40 лет, и нам удалось их урегулировать. И на какой же основе? На основе высочайшего уровня взаимного доверия и сотрудничества, которого мы достигли к моменту подписания этих документов в 1996 году.

Однако, в таком случае все обстоит гораздо сложнее. Является ли камнем преткновения альянс Японии с США или курильский территориальный спор? Возможно, это две стороны одной медали.

В удивительно откровенном заявлении представитель МИД России, что называется, «выложил карты на стол» 5 октября: «Наша позиция по этому вопросу остается последовательной и неизменной: Южные Курилы принадлежат Российской Федерации, и это является результатом второй мировой войны. Признание Японией этих реалий… возникших в результате второй мировой войны, является обязательным условием прогресса в деле заключения мирного договора».

Опять же, Путин 27 октября отметил, что «невозможно и даже вредно устанавливать какие-то временные границы» для подписания мирного договора между Россией и Японией. Через  неделю после этих слов Путина. Абэ решил сделать свои комментарии в парламенте, явно исключающие отмену санкций против России.

Итак, становится понятной цель визита Матвиенко. Кремль использовал ее визит, а Матвиенко в прошлом была карьерным дипломатом, для «разведки боем», для проверки на практике настроений японских элит, которые подняли такую шумиху вокруг предстоящего визита Путина.

Матвиенко действительно начала работать немедленно после приземления в Токио. Она сказала японским репортерам во вторник, что российский суверенитет над Курилами не является предметом переговоров. Впрочем, в среду она подтвердила надежду Москвы на то, что Токио, тем не менее, отменит свои экономические санкции против России, на долю которых приходится значительная часть «негативной динамики» российско-японских торговых и экономических связей.

Несомненно, Токио был задет за живое. Японский банк международного сотрудничества (JBIC) после этого подтвердил, что он продлил ограничения на независимое финансирование российских компаний и финансовых организаций. В своем заявлении банк подчеркнул, что эти ограничения направлены на то, чтобы избежать противоречий с санкциями США и Евросоюза в отношении Москвы. Банк также сообщил, что предлагает отказаться от участия в финансовых проектах, из которых американские и европейские компании вышли под влиянием санкций.

Более того, эта государственная кредитная организация планирует оказать давление на банки частного сектора, чтобы они прекратили финансирование российских заемщиков, подпадающих под санкции.

Иными словами, суть в том, что Абэ, хотя и является японским националистом, страстно желающим нормализации отношений с Россией, не откажется от японского альянса с Соединенными Штатами ради российской нефти и газа.

Справедливости ради следует отметить, что русские этого ожидали. Любопытно, что один выдающийся российский эксперт, специализирующийся на геополитике Дальнего Востока, написал в австралийском журнале на прошлой неделе:

«Если Россия и Китай продолжат развивать свои стратегические отношения, следующим важным шагом вполне может быть военное присутствие России в Китае, при взаимном проникновении китайцев на российскую территорию. Через несколько лет мы сможем говорить о перспективах военно-морской базы в провинции Хайнань или китайской базы на Курильских островах.

Большая часть четырехдневной миссии Матвиенко в Токио состоит на сегодняшний день в том, чтобы развеять стратегическую двойственность, все еще сохраняющуюся относительно предстоящего визита Путина в Японию в середине декабря.

Посмотреть обсуждение

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

763
Похожие новости
09 декабря 2016, 17:18
09 декабря 2016, 16:18
09 декабря 2016, 06:18
10 декабря 2016, 05:18
10 декабря 2016, 06:18
09 декабря 2016, 22:18
Новости партнеров
 
 
Выбор дня
10 декабря 2016, 01:48
10 декабря 2016, 00:18
10 декабря 2016, 07:18
10 декабря 2016, 01:18
10 декабря 2016, 01:48
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
 
Популярные новости
07 декабря 2016, 20:18
04 декабря 2016, 11:18
08 декабря 2016, 06:18
08 декабря 2016, 11:18
06 декабря 2016, 18:18
07 декабря 2016, 17:18
06 декабря 2016, 20:18