Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Washington Post: десять лет назад Россия тоже возвела стену на границе. Вот как это было

С момента падения Берлинской стены в 1989 году количество новых пограничных стен по всему миру возросло с 15 до 70. Непреодолимые конфликты, глобальная война с терроризмом, популистские призывы «взять под контроль наши границы» послужили стимулом для возведения бетонных стен, ограждений и заборов с колючей проволокой.
Построенные на границе стены — это убедительный визуальный символ, причем не имеет значения, действительно они являются препятствием для проникновения людей или нет. Вот несколько ключевых уроков, которые можно извлечь из спорного проекта строительства границы в Грузии.
Суверенитет или тирания?
Стена на границе является материальной претензией на власть и контроль. Построенные на границе стены, утверждает один ученый, «прельщают нас принять их высоту и силу за символ суверенитета, безопасности, уверенности — черту, которая отличает нас от них». Чертить такие линии нравится популистским политикам, таким как президент Трамп.
Но пограничные стены являются жестоким принуждением для тех, кто столкнулся с нарушениями или ограничениями в жизни или лишился части собственности. Цемент и колючая проволока могут означать государственную тиранию. Холодную войну в Европе, в конце концов, символизировали «железный занавес» и Берлинская стена. Пограничные стены обозначали географические границы «свободного мира». Вспомните знаменитый вызов, брошенный президентом Рональдом Рейганом (Ronald Reagan) советскому руководству в Берлине в июне 1987 года: «Господин Горбачев, снесите эту стену».
В маленьком государстве на юге Кавказа, в Грузии, подвергшийся широкому осуждению проект строительства стены позволяет получить представление о роли возведения пограничных стен в современной геополитике. Вот что вам следует знать.
Историческая подоплека конфликта между Россией и Грузией
В августе 2008 года Россия и Грузия сражались в пятидневной войне. После этого Российская федерация признала два сепаратистских региона Грузии — Абхазию и Южную Осетию — независимыми государствами. Оба региона являются территорией, находящейся под российским протекторатом, здесь размещены российские военные базы.
Через год пограничники из России и Южной Осетии, следуя главным образом карте советского генштаба, начали возводить ограждение, обозначавшее, как они выразились, «международную границу» с Грузией. Чиновники Европейского союза, входившие в миссию наблюдателей, отправленных в Грузию после войны, придумали слово «бордеризация» для обозначения строительства физических преград, препятствующих свободному передвижению людей вдоль оспариваемой линии раздела территорий, создающих видимость международной границы.
Земли и люди, существовавшие когда-то в Грузии бок о бок, оказались физически разлучены. Повседневное передвижение ограничено. Местные жители оказались отрезанными от фермерских угодий, школ и кладбищ. Заборы, колючая проволока, блокпосты и окопы тянутся на протяжении 60 километров вдоль 391-километровой границы Южной Осетии, 230 километров которой пролегают через горы.
Бордеризация стремительно обернулась политическим «футболом»
В недавно появившейся публикации мы отслеживаем политическое использование бордеризации в грузинской политике. Президент Грузии Михаил Саакашвили, столкнувшись с ростом политического недовольства в 2009 году, стремился использовать бордеризацию, чтобы привлечь население на свою сторону. Он ухватился за лозунг: «Враг стоит в 40 километрах от нас» — это примерное расстояние между Тбилиси и Южной Осетией — чтобы сместить фокус с внутриполитических проблем к маячащей на границе российской угрозе.
Маневр провалился. Партия Саакашвили «Единое национальное движение» проиграла в октябре 2012 года на парламентских выборах. Но Саакашвили удвоил усилия в рамках своей политической стратегии, продвигая новые лозунги, такие, например, как «Оккупация надвигается» и «Аннексия надвигается».
Как раз перед президентскими выборами в Грузии в октябре 2013 года Саакашвили выступил с телевизионным обращением, стоя перед «пограничным» забором и указателем. «За моей спиной вы видите этот позорный занавес», — заявил он. Раздувание значимости врага у границы, однако, снова потерпело фиаско. Кандидат Саакашвили проиграл выборы.
Бордеризация и международный имидж Грузии
Несмотря на эти внутриполитические неудачи, последующие грузинские правительства использовали «бордеризацию» на международной арене, чтобы укрепить имидж Грузии как жертвы российской агрессии. Грузия расценивает Южную Осетию и Абхазию как «оккупированные территории».
Этот термин можно понять: Россия сыграла решаюшую роль в формировании этих территорий фактически как государств, но, что расходится с принятым пониманием слова «оккупация», значительное большинство жителей этих территорий горячо поддерживают Россию.
Как и можно было ожидать, Грузия делает упор на жертвы среди этнического грузинского населения (а их много). Один фермер, например, увидел, что его задний двор разделяет колючая проволока. Его собственность в дальнейшем стала местом, которое должны были посетить международные чиновники, находящиеся с визитом в Грузии. В избранном списке иностранных должностных лиц, разговаривавших с ним за последние пять лет, значатся президенты Эстонии, Латвии, Украины и Словакии, верховный главнокомандующий объединенными вооруженными силами НАТО в Европе, генерал, командующий войсками США в Европе, а также тройка американских сенаторов Джон Маккейн, Линдси О. Грэм и Эми Клобушар.
По мере роста напряжения с Россией набрал обороты и символизм, связываемый с «бордеризацией». Некоторые называют эту границу маленькой Берлинской стеной или краем Европы. Во время своего государственного визита в августе 2017 года в Грузию вице-президент США Пенс не посетил оспариваемую линию границы.
Однако, возможно, он представлял себе, как Рейган в Берлине, будто находится в глубоко символическом месте, когда обращался к американским и грузинским войскам, участвовавшим в военных учениях НАТО «Благородный партнер»: «Мы стоим здесь сегодня на разломе, на передовой линии свободы, передовой линии, которой почти десять лет назад угрожала российская агрессия».
Вторя лозунгу Саакашвили, Пенс напомнил американским и грузинским военным, что «всего в 40 километрах от того места, на котором мы стоим, российские танки стоят на грузинской земле в Южной Осетии». Соединенные Штаты, заявил он, «решительно осуждают оккупацию Россией грузинской земли». Впоследствии команда пресс-службы Белого дома опубликовала вдохновляющий видеомонтаж выступления Пенса.
Оба лозунга — и «Снесите эту стену» Рейгана (открывавший путь к представлению о «цельной и свободной Европе»), и «Возведем стену» Трампа — являются формулами в рамках проектов утверждения американской идентичности. Казалось бы, эти вопросы противоречат друг другу, но это не так. Трамп, в конце концов, стал популярен благодаря лозунгу Рейгана «Сделаем Америку снова великой».
За пределами вопроса о сосуществовании различных риторик стен в современной политике один феномен совершенно очевиден. Символизм пограничных стен обладает безудержной притягательностью для политиков.
Джерард Тоул является профессором, преподающим международные отношения в Политехническом институте Вирджинии в Столичном округе США. Он также является автором книги «Ближнее зарубежье: Путин, Запад и борьба за Украину и Кавказ» (2017).
Гела Мерабишвили — кандидат наук Политехнического института Вирджинии.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

Загрузка...


Загрузка...
935
Похожие новости
22 марта 2019, 05:48
22 марта 2019, 14:48
22 марта 2019, 11:48
22 марта 2019, 11:48
21 марта 2019, 20:48
23 марта 2019, 02:48
Новости партнеров

 
 
Новости СМИ

Новости партнеров
 
Новости СМИ
Популярные новости
22 марта 2019, 09:48
21 марта 2019, 11:48
21 марта 2019, 21:48
21 марта 2019, 12:48
21 марта 2019, 20:48
17 марта 2019, 06:48
21 марта 2019, 13:48