Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Вступление России в Евросоюз

В предыдущей статье мы говорили об экономической шоковой терапии, которая проводилась в России в 90-е годы и из-за которой в итоге не произошло ожидаемого сближения России и Запада. Вместо этого появился Путин, и возможно началась новая холодная война.
Как уже было отмечено ранее, шоковая терапия не всегда имеет негативные последствия, но России она нанесла слишком большую травму. Поэтому после выхода из кризиса 90-х, когда в стране даже случился дефолт в 1998 году, Россию нельзя было рассматривать как идеального кандидата для европейской интеграции — в особенности из-за того, что доктрина шоковой терапии была связана с Западом.
И все же от идеи о присоединении России к остальной Европе, то есть о вхождении в Европейский Союз, никогда окончательно не отказывались, как не отказываются даже сейчас, когда отношения находятся на самом низком уровне и несколько европейских стран активно готовятся к возможному военному столкновению с Россией.
Не так давно, в 2010 году на конференции в Германии Владимир Путин, который тогда был премьер-министром, заявил о своей уверенности в том, что когда-нибудь Россия войдет в Европейский Союз.
«Да, нам известно, что сейчас (есть) проблемы в Португалии, Греции, Ирландии, евро немного шатается, но в целом это устойчивая, хорошая мировая валюта. Она, конечно, должна занять свою должную позицию как резервная мировая валюта», — сказал Путин, комментируя текущий кризис европейской валюты. Журналисты спросили его, видит ли он будущее России в еврозоне, и Путин ответил: «Можно ли предположить, что когда-нибудь Россия будет входить в единую с остальной Европой валютную зону? Да, конечно».
Сказано это было тогда, когда многие прогнозировали, что евро, возможно, не дотянет и до конца года. Так что, похоже, Путин был прав, когда говорил, что евро сумеет выйти из кризиса. Но что можно сказать о его втором заявлении по поводу того, что когда-нибудь Россия станет частью еврозоны?
На той же конференции в Берлине в 2010 году глава немецкого центробанка Йозеф Акерман подтвердил, что согласен с Путиным и что тоже ожидает вхождения России в еврозону.
Путин уже тогда понимал, что если Россия и войдет в единую валютную зону или, возможно, даже в ЕС, то от нее потребуют уступок, в особенности в энергетическом секторе. Европа уже усиливала давление и требовала большей прозрачности, когда речь шла о деятельности «Газпрома», российского энергетического гиганта. В Берлине Путин ответил на это давление так: «Мы слышим от наших партнеров из Северной Америки и Европы почти одно и то же в разных вариантах: хотите быть членами общей цивилизованной семьи, ведите себя цивилизованно. А это что такое? Что, подзабыли наши коллеги какие-то элементарные основополагающие принципы?»
На самом деле эти несколько предложений, произнесенных уже семь лет назад, полностью раскрывают отношения между Россией и Европой. Россия не против перспективы вступления в Европейский Союз и даже в еврозону, но при этом она хочет сохранить свои национальные интересы, в особенности те, которые имеют ключевое значение для российской экономики. И прежде всего это касается энергетики.
Сегодня из-за всего произошедшего подобный сценарий кажется менее вероятным, чем в 2010 году, но стоит подчеркнуть, что не Путин в этом виноват. Более того, в первые годып правления Путина — то есть в начале XXI века — он положительно относился к возможному вступлению России не только в Европейский Союз, но и в НАТО, то есть к участию в так называемой евроатлантической интеграции.
Конечно, в то время членство в ЕС и НАТО почти всем странам Европы казалось идеально выгодной комбинацией.
Да, мы обсуждаем гипотетическую ситуацию. Но отношения, как мы видим, постоянно меняются. Например, два года назад Россия и Турция находились чуть ли не на грани войны, а сегодня они опять строят большие совместные планы.
Если бы Европа и Россия отказались от идеи извлечь из потенциального сближения только сиюминутную выгоду (а этого хочет и Евросоюз, и Россия), то со стратегической точки зрения Россия и ЕС, объединившись, создали бы сверхдержаву. Возможно, она была бы единственной силой в мире, способной реально конкурировать с США. И именно поэтому США так упорно добиваются разлада между Европой и Россией, стараясь любой ценой предотвратить их объединение.
Если исходить из того, что речь идет об одной из самых серьезных угроз американскому глобальному доминированию, то можно сказать, что, раздув украинский кризис, американцам виртуозно удалось заставить Европу на многие и многие годы отказаться от планов по объединению с Россией.
Вспомним, что говорил Путин в 2010 году в Берлине — и это в период, когда в еврозоне бушевал кризис, и представим, насколько развились бы отношения Европы и России за прошедшее время, если бы не было Ливии, Украины, Сирии… США явно предумышленно провоцируют кризисы и знают их конечную цель.
До начала украинского кризиса экономические отношения между Россией и ЕС были самыми лучшими за всю историю. Объединение принесло бы большую выгоду обеим сторонам. Напомню, что Европейский Союз был создан, в том числе, и для того, чтобы войны в Европе стали просто бессмысленны, ведь они обходились бы слишком дорого. Например, прежде Германия и Франция почти беспрерывно воевали, а теперь, когда существует ЕС и обе страны являются его членами, идея о войне кажется абсурдной и бессмысленной.
А вот войну с Россией, в особенности когда США к ней так «подталкивают», представить себе не так уж сложно. Другими словами, континент жил бы в мире, если бы Россия участвовала в существующих интеграционных процессах.
Но теперь этому не бывать. Или нет? Вообще, есть одно обстоятельство, которое в скором времени может снова сблизить ЕС и Россию и даже снова поднять вопрос о ее вступлении в союз. Речь идет о Брексите.
ЕС потерял Великобританию, что его, разумеется, ослабило. Вступление России придало бы Евросоюзу новых сил. И если Германия и впредь будет играть главенствующую роль, этот сценарий может оказаться вполне реальным. Почему? Вспомним, какую принципиальную позицию Германия заняла в вопросе квот, насколько упорно она ищет решение. Весь Берлин во главе с канцлером Меркель может сколько угодно рассказывать о правах человека и милосердии, но любой, кто знаком с реальной ситуацией, знает, что Германия пустила к себе более миллиона мигрантов с Ближнего Востока (и не только) не из сострадания к несчастным. Ворота Германии открылись перед ними из-за того, что за счет мигрантов власти хотят компенсировать дефицит, который ощутим на рынке труда из-за огромных демографических проблем в стране.
Следуя той же логике, Германия вскоре может прийти к мысли, что Европейскому Союзу, если он хочет конкурировать с США, необходима Россия. Сейчас отношения все же не самые плохие. Зуб на Россию точат прежде всего ее соседи, которые видят в ней гегемона, империю, которая стремится их поглотить. Однако Германия очень хочет сотрудничать с Россией, и если бы США не выкручивали Германии руки, это сотрудничество было бы еще более крепким (Вашингтон пытается всячески помешать строительству «Северного потока-2»).
Американский президент Дональд Трамп может, сам того не осознавая, помочь этому сближению Европы и России. Своей политикой «Америка превыше всего» он уже оттолкнул многих евросоюзных лидеров, которые теперь только и следят за тем, отступит ли американский истеблишмент или нет. Если Трамп переживет попытки путча, который против него готовится, ЕС всерьез задумается о примирении с Россией. В конце концов, как бы странно для кого-то сегодня это ни звучало, идеологически европейским лидерам ближе Владимир Путин, которого они еще помнят проевропейским политиком, каким он был 15 лет назад. Путин ближе им, чем «ковбой» Дональд Трамп, которому, возможно, все-таки удастся превратить Америку в его ту самую «великую Америку», для которой соперничество больше не будет главной идеей и необходимостью.
2017 год постепенно проходит, но дождемся, к примеру, 2020-го или даже 2025 года. Тогда все эти гипотезы, которые сегодня кажутся далекими и надуманными, могут приблизиться к реальности.
Многие утверждают, что вскоре Китай станет соперником США. Если ситуация будет развиваться в том же направлении, что и сейчас, так и будет, но, повторюсь, только если ничего не изменится. Также многие видят в союзе России и Китая большую силу, которая будет доминировать в мире, но при этом забывают, что, как бы самодовольно это ни звучало, Китай — это все-таки «план Б», а «план А» — сближение с Европейским Союзом. И это понятно любому, кто давно следит за политической карьерой Владимира Путина. День, когда ЕС прекратит попытки изолировать и подчинить себе Россию, будет днем, когда изменятся мировые сценарии: Китай будет державой, однако настоящей мировой сверхдержавой может стать связка «Европа плюс Россия».

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

934
Похожие новости
24 сентября 2017, 23:48
24 сентября 2017, 19:48
25 сентября 2017, 15:48
24 сентября 2017, 23:48
25 сентября 2017, 13:48
25 сентября 2017, 20:48
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
21 сентября 2017, 16:48
23 сентября 2017, 10:48
23 сентября 2017, 15:48
21 сентября 2017, 17:48
22 сентября 2017, 08:48
22 сентября 2017, 16:48
20 сентября 2017, 23:48