Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Война Трампа спасет нефть: Флот США в Персидском заливе изготовился к бою

Американский президент Дональд Трамп проигнорировал резолюцию представителей конгресса США (12 апреля 2020 г.), которая ограничивает полномочия президента в использовании вооруженных сил страны против Ирана. Ранее за эту инициативу проголосовал и сенат, но как видно, Трампу они не указ — он заявил, что отдал приказ открывать огонь по военным кораблям Ирана. «Я проинструктировал Военно-морские силы США открывать огонь и уничтожать любые иранские вооруженные суда, если они будут преследовать наши суда на воде», — заявил президент Соединенных Штатов. Позднее он выложил в своем Twitter видео с инцидентом на море, в котором иранские патрульные катера приближаются к американскому военному кораблю. «Сонный Джо считает, что это нормально. Я — нет!», — подписал он этот пост, намекая на политика Джо Байдена, вероятного кандидата в президенты США.

После этого заявления Трампа, которое может повлечь за собой вооруженный конфликт в Персидском заливе, цены на нефть Brent сразу выросли почти на 13 процентов. Надо полагать, что президенту США сейчас крайне необходима «маленькая, но победоносная война» — на фоне экономических проблем, связанных с COVID-19 (в США число жертв коронавируса перевалило за 46 тысяч человек — больше, чем в других странах), а также предстоящими президентскими выборами (запланированы на 3 ноября 2020 года). Война должна сплотить нацию, дать толчок экономике, поднять мировой рейтинг США — американцы привыкли именно к такому сценарию при развязывании боевых действий за пределами своей страны. Ещё нужно наказать «плохих парней», типа Хусейна, Каддафи, Бен Ладена, тогда всё будет окей в Соединенных Штатах и у президента Трампа заодно.

Есть небольшой нюанс — победа над иранскими «мальчишами-плохишами» не обещает быть лёгкой и быстрой, даже для такой мощной армии как США. Вооруженные силы и ВМС Ирана обладают достаточным потенциалом, чтобы достойно противостоять даже такому противнику как Соединенные Штаты. Армия Ирана считается самой сильной среди стран Персидского залива и претерпела в последние годы значительную модернизацию. Основу ВМС страны составляет подводный флот в составе которого три подлодки российского производства проекта 877ЭКМ «Палтус» («Варшавянка»), а также порядка двадцати мини-подлодок собственного производства. При том, что их вооружение ограничено двумя 533-миллиметровыми торпедными аппаратами, эти подлодки сложно засечь средствами обнаружения. Ещё одна сильная сторона иранских ВМС — «москитный флот». Это более тридцати скоростных ракетных катеров, способных «затерзать» крупный корабль противника. Во время ирано-иракской войны иранские моряки хорошо освоили стратегию массированного применения мелких катеров, которые большими группами атаковали транспортные конвои и морские буровые установки.

Опять же нужно учесть, что США при любой своей военной агрессии использовать для проведения операций силы союзников. Например, во время войны в Персидском заливе (известна как Война в заливе — Gulf War), которая длилась с 2 августа 1990 года по 28 февраля 1991-го, в состав Многонациональных сил (МНС) входили военнослужащие и медицинский персонал из 40 стран. Понятно, что армия США составляла основные силы коалиции (около 450 000 человек), но их активно поддерживала Великобритания (наибольший по численности контингент среди европейских стран), Франция (до 18 000 военнослужащих и несколько кораблей), а также воинские подразделения и корабли других стран. И та же Турция, которая не выделяла войска, однако предоставила свои аэродромы для базирования авиации коалиции, плюс держала в районе ирако-турецкой границы крупную группировку своей армии, что заставляло Ирак постоянно держать в этом районе свои войска.

Сейчас подобного единения союзников вокруг США, которые готовы вступить в вооруженный конфликт с Ираном не ожидается. Более того, в странах-членах НАТО крайне негативно относятся к агрессивной политике Вашингтона в Персидском заливе, который угрожает перерасти в крупнейший мировой вооруженный конфликт. На фоне пандемии COVID-19 многие страны в большей степени озабочены собственной безопасностью, в том числе и сохранением экономики. Опять же нужно учитывать и статус самого Ирана в мире.

— Для иллюстрации нужно просто напомнить, что Иран, о чём многие не знают или забывают, обладает завидным политическим влиянием в Средиземноморском регионе: в секторе Газа, контролируемом группировкой ХАМАС, в Южном Ливане, находящемся под контролем организации «Хезболла», в Сирии, — говорит политолог Александр Зимовский. — У нас когда говорят «ближневосточный узел», обычно имеют в виду трафаретный набор газетных штампов, который идёт в ход для описания постоянно происходящих в этом регионе событий.

Так вот, Иран и есть самый настоящий ближневосточный узел в первоначальном значении этого слова. Узел, который связывает и удерживает и нефтеносный район Персидского залива и Каспия, и ресурсную базу на территориях бывших советских республик Центральной Азии. И ни один морской или сухопутный транзит углеводородов в этом огромном четырёхугольнике без Ирана невозможен. Иран является узлом, который обеспечивает всему Ближнему Востоку геостратегическую связность. Поэтому за то, чтобы привлечь Иран к сотрудничеству, конкурировали США, Китай, а в последние годы и Индия. В лучшей степени это получилось в последнее время у России, но в вооруженный конфликт в Иране Москва предпочтет не вмешиваться, особенно в нынешней ситуации. Да и США сейчас в возможной войне в Персидском заливе не заинтересованы.

Напомним, что отношения Тегерана и Вашингтона обострились в 2019 году, когда Иран вышел из ядерной сделки. В большей степени конфликт обострился после того, как американские военные по личному приказу Трампа ликвидировали иранского генерала, главу элитного подразделения «Аль-Кудс» из состава КСИР Касема Сулеймани в начале января 2020 года. После этого правительство Ирана заявило об отказе от последних ограничений по ядерной сделке, а затем Тегеран нанес удар по американским военным базам на севере Ирака и в Багдаде.

Инциденты с участием американских и иранских военных в районе Персидского залива и Ормузского пролива регулярно случались и ранее. В июле 2017 года военный патрульный корабль США Thunnderbolt произвел предупредительные выстрелы из пулемета в сторону иранского катера, который приблизился на расстояние порядка 150 метров. В Тегеране действия американских моряков назвали провокацией. В июне 2019 года Иран сообщил, что сбил американский разведывательный беспилотник. По утверждению Тегерана, он вторгся в воздушное пространство страны. США в ответ заявили, что дрон был сбит в международном воздушном пространстве. В ответ на уничтожение беспилотника Трамп сначала приказал нанести по Ирану ракетный удар, однако в последний момент остановил его выполнение. Тем не менее в июле того же года США уничтожили иранский беспилотник в Ормузском проливе, который, по заявлению Вашингтона, угрожал американскому десантному кораблю.

Сейчас Центральное командование ВМС США сообщило, что иранские катера КСИР 15 апреля опасно маневрировали рядом с американскими военными кораблями в Персидском заливе. Представители Пентагона сообщили, что катера «подрезали» американские корабли на очень высокой скорости и близком расстоянии, к одному из кораблей они подходили на 45 метров, к другому на 10 метров (вероятно, что видео этого инцидента и попало к Трампу). Примерно через час после подобной «атаки» иранские катера всё же ответили на вызовы по рации и отошли от американский кораблей.

Нынешнее заявление Трампа, фактически приказ, о том, что корабли ВМС будут уничтожать иранские катера, которые могут угрожать их безопасности, нормализовать ирано-американские отношения точно не смогу. Тегеран сразу предупредил, что будет принимать ответные меры. Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф ответил Трампу: «Американским силам нечего делать на расстоянии семи тысяч миль вдали от дома, задирая наших моряков неподалеку от нашего побережья Персидского залива». По его словам, президенту США стоит заняться собственными войсками, где «более пяти тысяч случаев заражения COVID-19», а не угрозами.

— Никакой войны на самом деле не будет, — считает экономист, профессор Никита Кричевский. — Она никому не выгодна, в том числе и самим США. Трамп таким образом сделал небольшой подарок нефтяным корпорациям за счет повышения цены на нефть. В нынешней ситуации американский президент в очередной раз лишь обозначил статус самих США в регионе, как говорится, поиграл мускулами. Его заявление скорее предназначено для Саудовской Аравии, которая панически боится Ирана вот уже на протяжении сорока лет. И это такой знак Трампа в поддержку саудитов, которые являются основными поставщиками нефти, его готовность обеспечивать безопасность прохождения танкеров в Персидском заливе. Иран со своей стороны не посмеет тягаться с американским флотом, слишком разные весовые категории. Возможно, что несколько потопленных иранских катеров умерят пыл Тегерана, но и до этого, как кажется, дело не дойдет.

Виктор Сокирко

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

Загрузка...


Загрузка...
2287
Похожие новости
20 октября 2020, 17:03
26 октября 2020, 03:03
25 октября 2020, 04:33
22 октября 2020, 09:03
26 октября 2020, 04:18
23 октября 2020, 12:33
Новости партнеров

 
 
Новости СМИ

Новости партнеров
 
Новости СМИ
Популярные новости
21 октября 2020, 21:48
26 октября 2020, 00:33
20 октября 2020, 17:03
24 октября 2020, 22:18
24 октября 2020, 09:48
24 октября 2020, 02:18
20 октября 2020, 17:03