Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Во славу тяжёлой пехоты



Прежде всего хотелось бы высказать искреннюю признательность создателям фильма «Битва пяти воинств». Сложно испортить многие хорошие вещи так, как это сделали они. «Это же сказка», — скажут многие. Скорее, фэнтэзи, и как раз центральный элемент — та самая массовая битва. Причём практически у всех сторон конфронтации тяжёлая пехота присутствует. И массовый зритель по итогам видит то, что он видит. И создаётся у него весьма странное впечатление о столкновении больших армий допороховой эпохи.

Нет, случаются ошибки, но, когда буквально всё сделано наоборот… закрадываются серьёзные сомнения.


Так вот, немного о тяжёлой пехоте. Чем это хорошо и зачем это нужно. Практически все авторы исторических книг, повествующих о легендарных похождениях Искандера Двурогого по пыльной Азии, испытывают определённые затруднения в обосновании его феноменальных побед над персами. Вся беда в том, что эти самые победы носят абсолютно сказочной и даже баснословный характер.


Сколько ни уточняй и ни урезай размеры армий царя персидского, приходится признать: они были гораздо больше воинства Александра Филипповича. Как ни меряй, как ни изощряйся, но приходится признать (учитывая тот факт, что Дарий каждый раз в генеральных сражениях выставлял на поле боя новую армию), что солдат у персов было примерно на порядок больше, чем у македонцев. Ничего удивительного, если сравнить население Персидской империи и Македонии с Грецией.

Нет, безусловно, Александр Македонский — великий человек, и стульев вокруг него сломано бессчётное количество (ещё в античности), но, как показывают примеры Ганнибала и Франциска I (оба, кстати, воевали в Италии!), даже гений бессилен против стратегического превосходства противника в силах. Как тут ни крути, как ни «выёживайся»…

Внезапно используется версия, что Дарий III — трус и «лошара». Именно так, «на противоходе», дескать, Александр герой и гений, а Дарий — полная его противоположность. Активно «форсится» и продвигается данная тема. Даже мозаика на эту тему есть: дескать, Александр так «зыркнул» на Дария, что тот испужался и потерял и мужество, и доблесть, и империю…



Однако не всё так просто: если бы речь шла о столкновении двух кавалерийских отрядов, тогда да, мужество командира имело бы принципиальное значение. Как и его бойцовские навыки. Но в ходе гигантского сражения, где задействованы десятки тысяч солдат, геройский жест главнокомандующего мало что значит. Вы таки знаете, вот эти самые «рейды Александра» во главе гетайров по правому флангу как-то тёплых чувств не внушают. Дело не в храбрости/трусости: пади он в ходе такой лихой атаки от случайного копья/стрелы, что стало бы с его армией? С государством?

Как-то сразу вспоминается Эпаминонд и его гибель. Причём даже «благородные спартанцы» били Эпаминонда вполне целенаправленно. Спартанцы, воспевавшие «смелое копьё» и проклинавшие «трусливую стрелу». Спартанцы, чьи мечи были самыми короткими в Греции… И даже они в случае гениального Эпаминонда «били по штабам». Безапелляционно.

А вот как раз персы славились своим умением стрелять из лука. Персидская знать учила своих сыновей трём вещам, а скакать на боевом коне и стрелять из лука как раз входило в число трёх незаменимых умений. Чуете, чем это пахло для «безбашенного Александра»? Но боги были на его стороне, другого объяснения тут быть не может. Повезло человеку, как редко кому везёт на войне… Как мы все понимаем его жизнь была критична для успешного завершения похода и подобный риск был полностью не оправдан.

И что это за сражение, где главнокомандующий лично участвует пусть в важной, но фланговой атаке? Армией кто руководить будет? Были другие толковые командиры? Так почему бы именно им не возглавить ту самую решающую атаку по правому флангу? Если кроме самого Македонского это не мог сделать никто… то что это за армия? Партизанский отряд?

Но он же победил? Действительно. Он победил «бесчисленные полчища персов». Но причина не только и не столько в гениальности и героизме командующего на полях сражений, сколько в том, что основу македонской армии составляла фаланга тяжёлой пехоты. Вот с этой-то самой фалангой, безусловно, прикрытой лучниками и пехотой лёгкой, а с флангов конницей, персы абсолютно ничего поделать не могли. Как ни парадоксально это звучит, но численное соотношение при этом особого значения не имело. Либо у вас есть в достаточном количестве хорошо подготовленная тяжёлая пехота, либо её нет. В последнем случае вам можно только посочувствовать.



Чтобы биться лоб в лоб с тяжёлой пехотой противника, вам нужна своя тяжёлая пехота. По-другому никак. Поймите, нет других вариантов. Пытаться задавить коробку фаланги «большой толпой» — лишь зря расходовать людей. Если фалангиты держат строй, а с флангов этот строй надёжно прикрыт, то «поломать» их можно только другой тяжёлой пехотой. Вот обычному человеку (и даже историку-специалисту по античности) понять это крайне сложно. Понять тот факт, что при отсутствии у вас толковой тяжёлой пехоты лобовое столкновение с противником, таковой обладающим, скорее всего, очень плохо для вас закончится.

Нивелировать же наличие у противника подобных подразделений численным превосходством весьма и весьма сложно. Поэтому при отсутствии у персов собственных тяжёлых пехотинцев проведение крупного полевого сражения превращалось для них в настоящую головоломку — войск много, но против фаланги не выстоит никто. «Набрать» тяжёлую пехоту не получиться. Необходимо зажиточное и свободное крестьянство (социальный фактор). Необходимы серьёзные традиции и т.д.

«Вундерваффе» македонян (фаланга с сариссами была создана до Александра) заключалась как раз во многом в рядовом свободном македонянине, который, с одной стороны, был свободным и ощущал личную заинтересованность в результате сражения/похода (в отличие от рядового персидского пехотинца). С другой стороны, подчинялся строгой дисциплине и готов был держать своё место в строю отнюдь не только из страха наказания.

В результате, фаланга была персам просто «не по зубам». Нет, безусловно, Александр это очень умело использовал и действовал весьма грамотно и решительно (победа сама собой не приходит в гости). Но вот без этого «тактического доминирования» вряд ли он чего-то бы смог добиться, будь он трижды гениален. Тяжёлая пехота. Именно она во многом определила судьбу Персидской империи. Граник, Исса и Гавгамелы без фаланги с сариссами были бы невозможны.

Кавалерия Александра была конечно хороша… но вот удивить ею персов было бы очень сложно. Место последнего сражения Дарий избрал именно из соображений удобства использования как можно больших масс кавалерии… Но это его не спасло. «Забодать» фалангу массами кавалерии крайне сложно.



Парадокс в том, что при гигантском численном/ресурсном превосходстве генеральное сражение персам было категорически невыгодно. В генеральном сражении они были слабее. Всё из-за отсутствия той самой клятой «тяжёлой пехоты». Понять это персидские военные специалисты так и не смогли. Они каждый раз «просто не верили своим глазам».

А ведь армия Македонского была крайне уязвима на бескрайних азиатских просторах… армия-то в основном пешая. Местность незнакомая, климат непривычный, расстояния громадные… а у персов (как редко у какого другого цивилизованного народа) имелись массы отличных конных лучников… Ещё раз: македонская кавалерия ни в коем случае не могла «один на один» биться с кавалерией персидской. Это было абсолютно невозможно. Тем более никаких «конных лучников» у греков/македонян не было. Как-то вспоминается судьба легионов Красса…

Самое смешное, что у Сурены Михрана конницы было гораздо меньше чем у Дария (пехоты не было вообще!), а вот силы Красса были вполне сопоставимы с силами Александра Македонского. Самого Красса с Македонским сравнивать очень сложно, согласен.

Но Дарий III предпочитал крупные полевые сражения, собственной тяжёлой пехоты при этом не имея (наёмники, конечно, были). Победой это кончиться никак не могло…

А вот как раз «непобедимая македонская фаланга» была вполне себе побита под Киноскефалами. И без всяких там изысков и чудовищных жертв. Коса нашла на камень — как раз у римлян с тяжёлой пехотой всё было в порядке. И даже более. По сути легионы — это как раз и есть та самая тяжёлая пехота. Но ещё более дисциплинированная и разбитая на манипулы. Вот это и есть основа основ всех побед римской республики/империи.

Поле боя, генеральное сражение… и закованные в железо манипулы римских легионеров. И практически никто ничего с этим поделать не мог. Разве что гениальный Ганнибал. Но подлинные гении — это редкость. Большинство авторов, пишущих на военные темы, очень любят три вещи, а именно: подлинный героизм, волшебные «вундерваффли» и бесчисленные полчища врагов. Поэтому победа при Киноскефалах окутана некой мистикой. И кто-то даже пытается исходить из того, что Римская республика располагала гораздо большими ресурсами, чем Македонское царство. Так то оно так, и если бы схватка с фалангой свелась к «заваливанию её трупами», то можно было бы говорить о «соотношении» ресурсов и людского потенциала.



Битва при Пидне имела примерно тот же результат: полный разгром македонской фаланги без особых потерь для легионеров. Так что дело тут не в «большом численном превосходстве». Коса нашла на камень. Македонские «любители тяжёлой пехоты» столкнулись с римскими профи. Александру и его диадохам везло: редко кто из их противников мог выставить на поле боя коробку тяжёлой пехоты. Фаланги сариссофоров были «непобиваемы». Но не для римлян.

Внезапный «коллапс» фаланги при столкновении с легионами у многих вызывает удивление, но надо помнить, что до того фаланга просто не имела достойного оппонента. Толковая тяжёлая пехота (дисциплинированная и хорошо подготовленная) — это не так просто, как кажется. Не у всех она была исторически. Сила римского легиона заключалась в способности его действовать на поле боя когортами и манипулами.

Македонская фаланга тоже делилась на малые фаланги, синтангмы и лохи, но отдельно они, как правило, только передвигались к полю боя. Удар они наносили все вместе. И в этом была проблема. «Нарушение» строя фаланги на поле боя наверняка случалось и раньше, много раз. Где вы видели абсолютно ровные поля для марша 16 тысяч человек строем? В компьютерных играх? Но мало кто мог воспользоваться этими «разрывами» строя. На поле боя это не так-то просто сделать.

Как правило, противники македонцев не только не имели дисциплинированной тяжёлой пехоты, но и тупо управляли войсками только до ввода их в бой (в большинстве случаев). Управлять же отдельными подразделениями на поле боя мало кто умел. И вот в фаланге разрыв… и вы его видите, что дальше? Плохо организованных случайных бойцов, которые туда ворвутся, тупо перережут. А чтобы грамотно туда ударить нужно иметь под рукой ту самую когорту/манипулу. А у кого они (или их аналоги) были кроме римлян?

Так что причина погрома фаланги не только в «неумении фалангитов биться на мечах», причина и в принципиальном тактическом превосходстве римского легиона. Поделать с этим что-то, оставаясь в рамках фаланги, было крайне сложно. Если вообще возможно. Использование многометровых сарисс вне рамок очень крупных подразделений — бессмысленно. Проблема была не в некоем «угасании фаланги», о котором так любят писать некоторые историки. Проблема была как раз в том, что полностью сложившаяся и сформировавшаяся на протяжении поколений система фаланги внезапно столкнулась с тактически её превосходящим строем тяжёлой пехоты римлян.



И вряд ли что-то, вот так сходу, можно было изобрести в ответ. Македонцы бились на поле боя тем строем, который у них был и воевали так, как они умели. Против большинства противников это было вполне достаточно, но не против римлян. Римлянам мог противостоять на поле боя разве что тактический гений Ганнибала… Всех прочих в «правильном сражении» они выносили с поля битвы. Этак безапелляционно.

Такая вот она — Римская империя. Причина всё та же — грамотное использование тяжёлой пехоты на поле боя. Повторить и освоить римский когортный/манипулярный строй так толком никто не сумел (хотя отдельные попытки, безусловно, делались). Но всё напрасно. И в дальнейшем были конечно и срывы, и провалы, и поражения… Но великолепно организованное римское государство (восточные монархии ему во многом уступали) и великолепно организованная тяжёлая пехота легионов (при поддержке конницы и вспомогательных войск) раз за разом делали свою работу.

Ещё раз — побить тяжёлую пехоту на поле боя в генеральном сражении, не имея своей тяжёлой пехоты, крайне затруднительно. Разнообразные там галлы/кельты/германцы с длиннющими мечами ни в коем разе не могли быть достойным соперником по понятным причинам «никакой организации» на поле боя. Римляне и греки (в отличие от варваров) дрались строем. Это каждый раз давало им неоспоримое тактическое преимущество. Римляне (в отличие от большинства остальных «цивилизованных» народов) могли действовать на поле боя отдельными подразделениями, смыкать/размыкать ряды, перестраиваться, без потери строя.

У противников так умели делать, в лучшем случае, элитные/ударные части. Римляне же неорганизованные толпы на поле боя не использовали вообще. Не нужно это, лишнее. Римский солдат, пока его подразделение не было разбито, действовал в строю и даже в горячке боя повиновался приказам.



Просто так скопировать и воспроизвести вот это всё на поле боя мало кому было по плечу. Поэтому героические варвары могли бесконечно бороться за свою свободу — практически каждое «правильное» сражение завершалось для них разгромом. Пытаться компенсировать строй, дисциплину и выучку личным героизмом и бесстрашием — занятие, как правило, малополезное.

Римляне «бесконечно побеждали» по той простой причине, что достойный противник для них, был чаще всего редкостью. Их же поражения свидетельствуют, что сама по себе тяжёлая пехота абсолютным оружием не являлась. В период же упадка Рима, когда начала падать дисциплина, то и боевые качества легионов устремились вниз. Железная дисциплина — это основа римской боевой мощи, при её утрате было потеряно и превосходство легионеров на полях сражений.

Дело не в вооружении и защите римского легионера, рассматривать армию на уровне отдельных солдат не всегда разумно. Логичней смотреть на подразделения, пусть небольшие. Отдельный солдат/офицер лишь винтик большой «машины». И с определённого момента, вследствие падения дисциплины, римская военная машина пошла вразнос. В её вооружении и снаряжении ничего «необыкновенного» не было.

И дело было не только и не столько в храбрости отдельных солдат, сколько в организации той самой безупречной «военной машины». Физические кондиции солдат и уровень вооружения при этом мог быть не слишком высоким. Бог на стороне больших батальонов, говорите? Как-то в битве при Алезии это не сильно сказалось… и вооружены галлы были несколько лучше. Галльский меч, знаете ли, римскому не ровня…



К нам исторически гораздо ближе рыцарская эпоха Средневековья, когда по вполне объективным социальным причинам королём поля боя был конный рыцарь. Но это всего лишь один исторический момент. Конный рыцарь мог доминировать на поле боя в отсутствии как раз той самой «тяжёлой пехоты», если кто не понял, то лобовая атака тяжёлой конницей коробки тяжёлой пехоты — это безумие. Полное безумие.

Например эпическая фэнтэзийная битва в описании того самого Сапковского (когда с одной из сторон только тяжёлая конница) выглядит абсолютно дико: бить тяжёлую пехоту лоб в лоб можно только тяжёлой пехотой, ну или из арбалетов расстреливать (как якобы расстреляли китайские арбалетчики при столкновении с римскими легионерами, находившимися после пленения на службе Парфии). Нельзя их атаковать конницей, пусть даже катафрактного типа — это бред и сумасшествие. Конник (его лошадь) стоит дорого, гораздо дороже пехотинца. Тяжёлый конник, его броня и конь, способный всё это на себе таскать, стоят очень дорого. Конный рыцарь/рыцарская конница «суперюнитом» не являются ни в коем разе.

Они дороги и уязвимы. И переподготовка/возмещение потерь — это очень сложно. С этим сталкивались все нации, делавшие ставку на тяжёлую конницу: и парфяне, и Тевтонский орден. Возмещать потери крайне проблематично. После разгромного поражения «восстановиться» весьма не просто и не быстро. То есть тяжёлая конница, безусловно, великолепный «юнит» на первый взгляд — мощный, красивый и скоростной. Однако… в реалиях тяжёлой, долгой войны — отнюдь не самый интересный.

И почему упоминаются популярные фильмы и книги (и многочисленные идиотские иллюстрации с рыцарями, атакующими плотный строй копейщиков в латах!) — общим моментом в массовом сознании стало то, что с тяжёлой пехотой мог сражаться кто угодно и как угодно. Битва — она такая битва… одни войска дерутся с другими (и это сражение непременно распадается на ряд отдельных поединков!). И даже «эксперты» по Средневековью и рыцарству выдают весьма дикие перлы… В реальности жёсткое столкновение со строем тяжёлой пехоты означало большие неоправданные потери практически для кого угодно. Доблестные рыцари Средневековья были столь доблестными, именно по причине отсутствия необходимости прорывать подобный строй. Кстати, нарушение строя тяжёлой пехоты в бою — резко её обесценивало.

Парадокс Александра Македонского (который «в лёгкую» дошёл до Индии!) и парадокс Рима (создавшего величайшую империю и побившему практически всех противников) объясняется как раз грамотной подготовкой и грамотным использованием подразделений тяжёлой пехоты.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

954
Похожие новости
18 декабря 2017, 15:03
17 декабря 2017, 16:03
17 декабря 2017, 22:33
17 декабря 2017, 13:03
17 декабря 2017, 03:03
18 декабря 2017, 17:33
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
15 декабря 2017, 22:03
12 декабря 2017, 19:03
12 декабря 2017, 13:03
12 декабря 2017, 17:03
16 декабря 2017, 22:03
16 декабря 2017, 02:03
17 декабря 2017, 00:03