Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Условий Донбасса не выдерживали даже ветераны чеченской войны

Интервью с координатором добровольцев Михаилом Полынковым

В Донбасс на помощь своим братьям продолжают ехать добровольцы из России. Сколько их - подсчитать невозможно. По разным оценкам с 2014 года цифра достигает 20-25 тысяч человек. Люди едут и сами по себе, переходя под видом мирных граждан через границу, и в составе каких-то организаций.

«Антифашист» пообщался с одним из самых первых организаторов добровольческого движения, которое появилось в начале «Русской весны» в 2014 году – Михаилом Полынковым, (позывной «Хрусталик»), который и сегодня является координатором добровольцев.

- Михаил, с какого времени вы начали отправлять первых добровольцев на Донбасс?

- Наша организация "Доброволец.орг" возникла практически сразу после того, как в Киеве захватила власть хунта. Уже где-то 23-24 февраля мы с товарищем организовали сбор добровольцев в Крым. А когда Крым оказался нашим, отправку добровольцев мы приостановили.

В конце апреля я ушел на «Вахту памяти» и занимался поиском пропавших без вести солдат. А когда вернулся 9 мая, то узнал, что за это время произошло на Донбассе и про то, что 2 мая сожгли людей в Одессе.

Мне опять позвонил мой товарищ и сказал, что будем дальше продолжать набор добровольцев. Я хотел поехать сам на Донбасс, но он меня убедил остаться и заниматься отправкой бойцов.

Сначала мы занимались формированием специального подразделения для усиления Славянского гарнизона. Туда требовались только специалисты с опытом боевых действий.

О нас даже писали украинские СМИ.

- Как происходит процедура отбора добровольцев и по каким критериям? Какие вопросы им задают, проводят ли какие-то тесты и экзамены, чтобы одобрить их отправку на Донбасс?

- Когда проходил отбор в первую интербригаду, там был отбор гораздо жестче. Человек должен был не только служить в армии, но и иметь воинскую специальность.А потом уже брали по менее жестким требованиям. Первые несколько стандартных вопросов: возраст, служба в армии, судимость. И еще один из основных вопросов был, не участвует ли человек в каких-либо националистических организациях. Потому что у нас в Донбассе сторонники интернационала, Советского Союза.

- Но там же много воевало язычников и националистов.

- Разумеется, но значит их отправляли другие организации. Потому что мы таким людям предлагали ехать туда через другие организации.

- Как происходит отсеивание? Звонят ли «солдаты удачи», которым все равно где воевать? Как их вычисляют?

- Это по разговору видно. Они спрашивают сразу, что они могут с этого поиметь. Бывали такие «наемники». Мы сразу отвечали, что мы не занимаемся наемниками. У меня на таких людей аллергия.

- Сколько в среднем добровольцев было отправлено в 2014 году, сколько в 2015 и 2016? Какая примерно статистика?

- Точную статистику никто не вел. Но примерно я могу сказать. В первые месяцы войны (май, июнь, июль) 2014 года в день обращалось порядка 200-300 человек. Было так много обращений, что мы часто даже не спали. Но отбиралось всего процентов 10. За время войны 2014 года нами было отправлено около 3-4 тысяч.

За 2015 где-то столько же было переброшено на Донбасс. Потому что 2014 год был не полный.

А в 2016 поток стал намного меньше. Активность боевых действий в ДНР и ЛНР снизилась. И мы, к примеру, мужчин, у которых есть маленькие дети убеждали оставаться. Потому что там нет никаких социальных льгот. Но люди уговаривали их отправить. Один даже 50 тысяч мне предлагал. Каким-то мажором был и в армии не служил, но очень хотел попасть.

В общем я сейчас ехать не рекомендую. Но все равно отказываются единицы.

- Какое примерно количество ехало осенью 2014, какое во время активных боевых действий в донецком аэропорту? Сколько в период Дебальцевского котла?

- Ну точно сказать не могу. Но как раз в это время был самый пик. Я просто сам в это время ездил на зачистку нового терминала в донецком аэропорту в 2015 году и много встречал своих ребят, которых раньше отправлял. И в Дебальцево своих ребят видел.

Поздней весной я еще отправлял людей в 9 полк в Широкино. Там тогда очень активные бои шли.

Мой отец не удержался и сорвался туда. Ему 64 года, он инвалид 2 группы. 3 месяца меня уговаривал, чтобы я его отправил, а потом сам купил билет и пригрозил, что поедет. Пришлось его отправлять в Широкино. Он был там старшиной разведвзвода.

- Вернулся?

- Слава Богу, да. Живой, здоровый.

- Во время Великой отечественной даже школьники рвались на фронт. К вам подростки обращались?

- Звонил парень 14 лет. Но я им всем им рекомендовал просто послужить срочную службу.

У нас отправляют, как минимум, в 20 лет. И если младше 23, то нужно согласие близких родственников. Потому что сложно сообщать родителям о смерти их детей. И я всегда выставляю требование - перед отправкой доброволец должен поговорить с родителями.

- Да. Но редко, когда такой разговор приводит к чему-то хорошему. Мало какие родители отпустят своего сына на войну.

- На самом деле один раз был случай, когда ко мне обратилась мама и попросила отправить своего сына. Был случай, когда отец с сыном позвонил. Отец был специалистом военным, а сын после армии. Вот таких я отправлял.

- Пожилые тоже обращаются?

- Самый пожилой доброволец - порядка возраста моего отца - где-то 60-65 лет.

- А какой возраст допустим сейчас, чтобы служить в ВСН?

- Сейчас принимают до 55 лет. Раньше критерии были пониже. Брали только до 37 лет вроде бы. Но сейчас уже тема Донбасса ушла на второй план и остались только те, у кого дома на оккупированной территории. А остальные местные. Поэтому подняли до 55 лет.

- В каком возрасте больше всего уезжает на войну добровольцев?

- Ближе к 40, наверное. Молодых тоже много было. Но у нас была обязательная служба в армии и когда мы многих заворачивали, они очень жалели, что не служили в армии. Но упорные все равно пробивались и потом при встрече говорили: "А помните, как вы мне отказали, а я воевал там и там".

- Девушки обращались?

- Звонили и часто. Хотели очень помогать бойцам, хотя бы кашу варить. Но естественно, что мы женщин не брали.

В принципе, женщин было легко заворачивать. Потому что они не служили в армии и у них не было боевого опыта. Но один раз позвонила майор в отставке с чеченским опытом. Тогда тяжело ей было выкрутится.

Женщин все же не хотели брать из-за дисциплины. Даже не потому что они сами не дисциплинированы, а потому что в подразделениях начинаются любовные треугольники, даже стреляются иногда из-за женщин. Зато там местных девушек много.

А тем, кто из России звонили, мы предлагали в интернете помогать или писать письма со словами поддержки ополченцам в окопы. От этого больше пользы было.

- Ехали ли те, у кого цель была заниматься там гуманитарной миссией?Варить еду ополченцам, обеспечивать быт, оказывать медицинскую помощь. Были ли те, кто ехал туда с определенной гражданской специальностью, чтобы просто работать на благо республики? Большая ли в таких людях потребность?

- Были. Но мы их не брали, потому что у нас были возможности экипировать бойцов,оплачивать дорогу, питание, которые ездили в боевые подразделения. А вкладывать деньги в невоенного человека было не очень рационально.

Помню, как обращался один краснодеревщик. Пообещал, когда закончится война, поехать восстанавливать города.

А один раз звонили с хорошей военной специальностью: летчики пенсионеры. Прислали налет часов, в общем профессионалы. Очень хотели попасть, но авиации у нас не было. И один из них написал открытое письмо Януковичу, чтобы он купил у Путина несколько "сушек". И он брал на себя пилотов и весь спецперсонал, который будет обслуживать самолеты. Но Янукович не отозвался...

- А случается, что человек переоценил свои возможности? Попал в зонубоевых действий и понял, что это не его, что страшно за свою жизнь. Много вообще «возвращенцев»?

- Были. Сложно сказать сколько, но процент большой. Не только из-за страха. Были те, кто просто приехали, пофоткались и обратно уехали. А некоторые уезжали оттуда с чеченским опытом. Говорили, что на Донбассе война страшнее, чем в Чечне была: «Там мы были федералами, а тут мы «сепаратисты» и нас накрывают смерчами иградами».

- Были ли добровольцы других национальностей? Каких именно?

- Там полный интернационал. Много из ближайших республик. Из Казахстана, из Белоруссии, из западных областей Украины были. С Армении, Азербайджана. Причем в одном подразделении был армянин и азербайджанец, которые во время войны в Нагорном Карабахе воевали друг против друга.

Обращались итальянцы, один даже хотел дезертировать из своей части и поехать в ополчение на Донбасс. Также были французы, бразильцы, испанцы, выходцы с Южной Америки, США. Были сГермании, но в основном русского происхождения.

- Были ли засланные казачки? Которые хотели разведать что-то либо у вас, либо уже на самом Донбассе? И как их вычисляли?

- Были. Всех абсолютно не вычислить. Но можно было по разговору понять, когда человек теряется и начинает фантазировать.

Многих вычисляли уже на базе. Но помимо укропов, выявили даже американскогошпиона, который потом при задержании спецслужбами сдал всю цепочку. Это означает, что работала целая группа спецслужб США.

- А сейчас база для добровольцев как работает?

- База добровольцев на сегодня работает больше для того, чтобы принимать людей оттуда. Тех, кто возвращается, или едет в отпуск, или тех, кто получил ранение. Тоесть, как место временного пребывания, где боец, может переночевать, помыться сам и постирать вещи.

 Андрей Савельев

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

1500
Похожие новости
30 ноября 2016, 23:18
30 ноября 2016, 14:18
03 декабря 2016, 02:18
23 ноября 2016, 20:22
23 ноября 2016, 19:00
07 декабря 2016, 02:18
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
 
Популярные новости
03 декабря 2016, 17:18
07 декабря 2016, 12:18
02 декабря 2016, 13:18
03 декабря 2016, 07:18
05 декабря 2016, 12:18
02 декабря 2016, 17:18
02 декабря 2016, 23:18