Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Урядовий кур'єр: Харьков заговорил по-украински

Уже в первые дни реализации положений ст. 30 Закона «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного» сломали все стереотипы о русскоязычии города. Несмотря на не слишком ясный и довольно морозный день, 16 января в Харькове выдалось предвестником весны. Речь идет не о погоде, а о тех долгожданных сдвигах в обязательном внедрении украинского языка в сфере услуг, которые сейчас вошли в повседневность харьковчан и всех украинцев.
Утро удивило посещениями супермаркета. Кассирша вежливо спросила, буду оплачивать покупку наличными или банковской картой. На украинском языке! Честно говоря, это немного ошарашило. Даже подумалось, не на родной ли Полтавщине оказался. Поразило, потому что впервые за более чем 40 лет жизни в Харькове от персонала магазина услышал украинский язык. Так же в этом и других магазинах было и в дальнейшем. А еще в метро, троллейбусе, трамвае. Даже когда люди обращались к продавцам или кондукторам на русском и предлагали «не напрягаться», те общались на украинском.
Последствия политики обрусения
Конечно, не все поставщики услуг так стремительно перестроились на обслуживание потребителей на государственном языке, но очевидность неукоснительного выполнения 30-й статьи языкового закона уже с первого же дня ее действия бесспорна. Те, кто утверждает, что объяснение этого феномена одно — дамоклов меч, возможно, и правы, но только отчасти. Как отметил продавец кофе на одной из центральных станций метрополитена Василий, обслуживание клиента на языке, на котором он к тебе обращается, — это вопрос внутренней культуры. Он рассказал, что давно взял себе за правило говорить с покупателем на его языке. Возможно, поэтому у таких же кофейных автоматов часто пусто, а к Василию — очередь.
А еще продавец высказал мнение, что русский язык в Харькове — это приобретенный стереотип поведения жителей в публичных местах. С одной стороны, он укоренился десятилетиями на протяжении эпохи советизации, чтобы не выделяться, с другой, — сказались потуги системы к русификации Слобожанщины, что культивировали определенные провластные силы. Даже в годы независимости.
Стоит лишь напомнить об антиукраинских решениях Харьковского городского, а затем и областного советов 2006 года о предоставлении русскому языку статуса регионального на территории Харькова и всей области. Сопротивления возрождению украинского языка и повсеместному его использованию как государственного хватало и раньше, немало его и сейчас. Аргумент весомый: Харьков — испокон веков русскоязычный город.
И тут поборники «русского языка» либо проявляют собственное невежество, либо кривят душой. Ведь, как утверждает харьковский языковед, доктор филологических наук Владимир Калашник, который на протяжении трех десятков лет возглавлял кафедру украинского языка Харьковского национального университета имени В. Н. Каразина, во времена украинского классика Григория Квитки-Основьяненко Харьков был истинно украинским городом, который дал миру много славных имен.
«А обрусение началось тогда, когда Харьков попал под власть царской России как губернский, а затем купеческий город. Он стал, как писал Антон Чехов, грязным, без мостовой, рядовым городом Российской империи. Однако и при таких обстоятельствах украинский язык сохранялся», — рассказывает Владимир Калашник. Он добавляет, что в 1920-е годы, период украинского возрождения, Харьков был почти сплошь украиноязычным — с национальными школами, журналами, литературными группировками и театрами, в частности прославленным «Березолем» Леся Курбаса. Но в конце 1920-х-начале 1930-х годов развернулся надуманный, сфальсифицированный процесс так называемого Союза освобождения Украины, когда был уничтожен весь цвет украинской нации.
Есть все условия для расцвета
По мнению ученого, в какой-то степени можно сравнить эти периоды возрождения украинского языка и культуры-нынешний и 1920-х, когда происходил расцвет украинизации. По его словам, тогда это поддерживали, противодействие ограничивали — на это работала мощная государственная машина.
«Хорошо, что принят закон, который регулирует и предоставляет механизмы широкого применения украинского языка. Согласно его нормам, сейчас едва ли не впервые за историю независимости сделан решительный шаг к использованию государственного языка. Это, полагаю, очень вовремя, хотя, возможно, его можно было сделать раньше. Надо меньше думать о том, чтобы не раздражать путинский режим и его прихвостней, не потакать антигосударственным силам. Достаточно быть у кого-то на побегушках, надо быть силой, которая диктует в своей стране повестку дня, а не подстраиваться к чьему-то „нравится — не нравится‟», — утверждает Владимир Калашник.
Он убежден, что считать процесс украинизации насильственным насаждением языка — полная ерунда. А введение штрафов вполне обосновано. Особенно в отношении тех, кто посягает на государственную сущность языковой политики. Для сохранения независимости необходимо, чтобы украинский язык был не только записан государственным в конституции, но и свободно функционировал во всех сферах.
«То, что сейчас происходит, — законно и в интересах Украины. Это законные шаги для укрепления украинской государственности. Нет языка — нет украинского государства. История знает немного примеров, когда государства пользовались другими, не коренными языками, но Украина — это украинский этнос и язык — основа украинской государственности. Надо, чтобы учреждения, чиновники, начиная с президента, активнее применяли украинский язык. И не потому, что так обязывает должность и требует закон, а потому, что это их внутренняя потребность и убеждения», — делится соображениями Владимир Калашник и отмечает, что сейчас на Украине есть все условия для расцвета родного языка. Главное, чтобы не вмешивались в этот естественный процесс возрождения антиукраинские силы.
Внимание: фейки о штрафах и провокациях!
Утверждать, что в Харьковской области выполнение положений статьи 30 Закона Украины «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного» в сфере обслуживания проходит без всяких заусениц, конечно, было бы необъективно. Потому что где-где, а на Слобожанщине еще немало деструктивных сил, которые становятся поперек дороги украинизации общества. Если одни заявляют, что «принципиально» будут говорить по-русски, потому что так им хочется, то другие целенаправленно и не без соседского указания дискредитируют процесс внедрения положений закона о языке.
В службу уполномоченного по защите государственного языка, как рассказала «Урядовому курьеру» работница секретариата омбудсмена Татьяна Гайдар, поступает много обращений и по телефону, и в электронном виде в том числе и из Харьковской области. По ее словам, люди сетуют, что с ними отказываются общаться на украинском, определенные силы создают прецеденты, провокации.
По информации омбудсмена Тараса Креминя, размещенной в Facebook, на начало февраля к уполномоченному по защите государственного языка поступило 407 жалоб и обращений. 15 из них — из Харьковской области. Это, по-моему, должно не расстраивать, а наоборот. Люди не равнодушны к реализации языкового закона. Им это больно, им это нужно. И показания такого неравнодушия — не только официальные обращения к омбудсмену, но и многочисленные обсуждения и дискуссии, которые возникают просто на улице или в транспорте.
…Возле школы, куда отвел утром внука, стал свидетелем рассказа одного из родителей о языковой истории, произошедшей на вокзале. Молодой человек рассказал, как обратился к кассирше на русском, чтобы приобрести билет. Девушка ответила на украинском и объяснила, когда будет отправляться поезд и с какой платформы.
«Я попросил ее перейти на русский язык, потому что мне так удобнее, и она повторила все это по-русски. Тут из-за спины вышел мужчина и предложил мне составить жалобу на кассира за обслуживание на русском языке. Показал какое-то удостоверение, назвался уполномоченным языкового омбудсмена и пригрозил кассирше штрафом. Я возмутился, потому что сам попросил общаться по-русски», — возбужденно рассказывал мужчина.
Но, по словам рассказчика, незнакомец стал настаивать и уже начал что-то писать на каком-то бланке. С поддержкой очереди оттеснили этого контролера от окошка кассы, но тот, размахивая бланками, шмыгнул к служебному входу. Люди, конечно были возмущены: за что же девушку штрафовать аж на 3 тысячи 500 гривен?
Эту историю пересказал Татьяне Гайдар, спрашивая, действительно ли служба омбудсмена проводит такие проверки. «Представители уполномоченного предусмотрены, и они заработают в регионах, но их еще нет. Ни уполномоченный, ни его служба штрафов не накладывает. Пугалки о штрафах — это распространенные фейки. Никто не штрафует граждан Украины», — пояснила работница секретариата уполномоченного по защите государственного языка.
Так что же это было? Новый вид мошенничества или целенаправленная провокация, чтобы вызвать недовольство людей? На этот вопрос могут ответить только правоохранители. Однако уполномоченный по защите государственного языка Тарас Кремень в одном из интервью сказал, что определенные персоны вкладывают средства в эту кампанию, чтобы посеять панику и недовольство, распространять искажение понимания закона.
Татьяна Гайдар подчеркнула, что когда люди получают информацию только по определенным каналам, печатным СМИ, то полной картины знать не могут. Надо вести разъяснительную, информационную работу. Только неравнодушие общества, каждого гражданина Украины упорная и сознательная политика государства способны воплотить в жизнь положения законодательства о украинский язык.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

Загрузка...


Загрузка...
1320
Похожие новости
02 марта 2021, 21:48
04 марта 2021, 18:48
27 февраля 2021, 21:03
02 марта 2021, 09:18
05 марта 2021, 16:03
04 марта 2021, 16:18
Новости партнеров

 
 
Новости СМИ

Новости партнеров
 
Новости СМИ
Популярные новости
03 марта 2021, 06:33
05 марта 2021, 19:48
02 марта 2021, 23:03
02 марта 2021, 18:03
01 марта 2021, 12:03
03 марта 2021, 11:33
03 марта 2021, 09:03