Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Укрiнформ: Европа вырубает Украину

Исследование британской неправительственной организации Earthsight, изучающей проблемы незаконной вырубки лесов по всему миру, относительно состояния коррупции в поставках леса из Украины в ЕС вызвало в нашей стране огромный резонанс.
Аналитики организации изучали эту проблему два года, и им удалось проследить всю цепочку — от незаконной вырубки деревьев в Украине до конечного потребителя продукции из украинской древесины в странах ЕС. Исследование было названо однозначно: «Соучастие в коррупции. Как ЕС стимулирует безудержную незаконность в украинских лесах», и говорило оно о том, что треть поставленного в ЕС леса из Украины — «с душком», то есть незаконно заготовленный, даже больше — исследователи доказали, что в ЕС охотно покупают кругляк, официально запрещенный на Украине к экспорту, который вывозится за рубеж под видом «топливных дров».
Собственно, после обнародования исследования мнения относительно него разделились полярно. Гослесагентство резко раскритиковало исследование. Британцы со своей стороны объясняют, что такая реакция украинских лесоводов — ожидаемая, и они к ней готовы. Так же, как готовы поделиться своими идеями относительно того, как решить проблему. «У нас приглашение от министра экологии и украинских законодателей к разговору для того, чтобы с помощью наших мыслей по поводу уменьшения уровня коррупции в лесной отрасли решить эту проблему в Украине. Мы планируем посетить Украину, чтобы представить эти идеи», — сказал директор британской организации Earthsight Сэм Лоусон.
По предварительной информации, встречи с британцами запланированы на ноябрь.
Хотя, как отметил в разговоре с корреспондентом Укринформа Сэм Лоусон, их исследование было не столько для украинцев, сколько для европейцев — ведь они тоже нарушают законодательство относительно чистоты происхождения сырья. Именно поэтому в последние недели Сэм и его коллеги провели ряд встреч с евродепутатами и комиссарами в Брюсселе. «Мы хотим побудить их, чтобы они заставили свои компании прекратить попустительство незаконной вырубке лесов в Европе», — сказал Сэм Лоусон.
Наше исследование — это фактически нетворкинг и работа с документами
Именно во время пребывания в Брюсселе мы встретились с мистером Лоусоном. Во время получасового разговора удалось расспросить его о ключевых моментах расследования, о его впечатлениях от резонанса, который вызвало исследование Earthsight в Украине. (Тогда еще не было опубликовано заявление и.о. председателя Гослесагентства Владимира Бондаря — относительно намерения наших лесоводов подавать иск на британцев о защите чести и достоинства).
Сэм Лоусон рассказал, что Earthsight проводит глобальные исследования источников поставок в Европу и США незаконно вырубленного на разных континентах леса. «Мы всегда концентрировали свое внимание именно на этом. Ранее многие другие страны, особенно в тропиках, были предметом исследований, и наших и, в частности, Гринписа, однако до сих пор никто не сосредоточивал своего внимания на Украине», — отмечает он.
И тут же отмечает: если взглянуть на статистику, то из Украины в Европу попадает значительно больше древесины, чем из тропиков. По его словам, Earthsight начала исследовать ситуацию в Украине еще в начале 2016 года. «Мы, — говорит он, — знали, что на Украине существует проблема коррупции и незаконной вырубки леса, поэтому и решили исследовать Украину как источник древесины, который попадает в Европу».
Начали с того, что разговаривали с разными людьми в Украине. Параллельно изучали данные по продажам — они показывают, кто является покупателем украинской древесины в Европе. Изучали материалы из СМИ, исследовали судебные материалы. «Что касается источников информации — то это цепь: мы начали с разговоров с людьми, которые рассказывали нам о других людях, и так далее, — объясняет Сэм Лоусон. — Это фактически нетворкинг (социальная и профессиональная деятельность, направленная на то, чтобы с помощью круга друзей и знакомых максимально быстро и эффективно решать сложные жизненные задачи и бизнес-вопросы. Суть нетворкинга — в выстраивании доверительных и долгосрочных отношений с людьми и взаимопомощь, — прим. ред.). Но, конечно, сеть была только началом. Исследования охватывали гораздо больше, чем это. Поэтому наш доклад базируется на очень широком круге источников, включая судебные документы, государственные данные, статьи в медиа, данные о торговле, экспертные исследования третьих сторон и опросы основных покупателей в ЕС. То есть работа с сетью и интервьюирование отдельных источников было лишь одной частью дела», — акцентировал британский исследователь коррупции.
Удивил не размах контрабанды, а компании-гиганты, которые незаконно покупают украинский лес
Удивил ли британцев размах коррупции и контрабанды? «Мы знали, конечно, что проблема коррупции серьезная. Что нас действительно поразило, так это размер европейских компаний, которые были частью этой торговли», — рассказал директор Earthsight.
Согласно исследованию Earthsight, на первом месте среди импортеров украинской древесины с сомнительным происхождением находится компания Egger — второй в мире по объемам производитель деревянных панелей, и его два ближайших конкурента — Kronospan и Swiss-Krono, а еще польская целлюлозная фабрика, которая входит в самую большую в мире бумажную корпорацию International Paper. Также — дочерняя компания австрийского лесопильного гиганта Holzindustrie Schweighofer, которая географически располагается недалеко от границы с Украиной. Вышеназванные компании — это те, которые были замечены Лоусоном и его коллегами в закупках пиломатериалов из Украины. Назвал он и еще две — чешскую корпорацию Mondi (производит бумажную упаковку) и производителя вискозного волокна компанию Lenzing, которые, по информации Earthsight, покупают официально запрещенный к вывозу за пределы Украины лес-кругляк.
«Вот в чем дело! — продолжает Сэм Лоусон. — Я уже раньше проводил расследование незаконной вырубки лесов и незаконной торговли древесиной во многих странах мира. Единственное, что действительно отличает Украину, — это масштабы, размеры компаний, которые покупают лес в Европе. Это компании-миллиардеры, и именно это действительно удивляет и сразу привлекает внимание. Но, опять же, масштабы проблемы на Украине были очевидными — это очень серьезная проблема, которую недостаточно освещают, как по нашему мнению», — считает он.
Реакция Гослесагентства — ожидаемая, когда вы обличаете коррупцию такого размаха
Острую реакцию в Украине на исследования Сэм Лоусон объяснил так. «Нам импонировал положительный ответ премьер-министра, министра экологии и других. Что касается позиции лесоводов — то она разочаровала. Государственное агентство лесного хозяйства в Украине сделало некоторые публичные заявления относительно нашей организации, которые являются ложными. Поймите: мы получаем финансирование от благотворительных и общественных организаций. Нас не финансирует никто другой! А что касается позиции лесоводов, то, естественно, что когда вы обличаете коррупцию такого уровня, именно такой реакции и следует ожидать. Но, в конце концов, да, мы не надеялись, что на Украине это вызовет столь сильную реакцию. И в целом, можно сказать, что реакция на нашу работу была положительной», — отметил он.
Неужели в других странах на подобные факты реагируют не так остро? Если да, то почему? «Обычно, — объясняет Сэм Лоусон, — недовольны отдельные люди или компании. Чаще всего получаем негативную реакцию именно от компаний, а не от стран. Во всех странах, где мы работаем, незаконной вырубкой занимаются частные компании. Особенность Украины в том, что здесь именно государство занимается незаконной вырубкой. Поэтому это совершенно другая ситуация».
Впрочем, продолжает директор Earthsight, «наблюдаем, что для всех стран, где мы работали, коррупция является серьезной проблемой. И иногда сталкиваемся с тем, что люди нас ругают, пытаются запятнать репутацию или дискредитировать. Мы к этому готовы. Такова особенность этой отрасли — люди лучше будут всеми доступными способами себя защищать, чем признают свои проблемы и ошибки».
И все же главной целью исследования было не выведение на «чистую воду» украинских коррупционеров. «Наши основные адресаты — это европейские правительства и компании, которые покупают украинскую древесину, — говорит Сэм Лоусон. — Наша цель в том, чтобы гарантировать, что вследствие покупки украинского леса ЕС не ухудшает проблему в Украине. Основные рекомендации нашего отчета нацелены на правительства стран-членов ЕС и компании Европейского союза. Украина не является нашим основным фокусом с точки зрения изменений».
Но и в Украине тоже «появляется возможность для изменений» и, по мнению британца, украинцы их хотят. «Многие люди подходят к нам и просят о помощи. Мы не украинцы. Мы это осознаем. Мы хотим, чтобы изменения шли изнутри, и очень важно, чтобы было именно так. Мы рады сделать все, что в наших силах, разработать рекомендации для украинских органов власти. Сейчас как раз работаем над ними», — говорит Сэм Лоусон.
Советуем создать на Украине независимую организацию, которая будет мониторить вырубки
Что это за изменения? В первую очередь — это дополнительный контроль над вырубками в стране, такое себе НАБУ в лесной отрасли.
«Речь идет о том, — объясняет Сэм Лоусон, — что должно быть распределение обязанностей между людьми, которые осуществляют вырубку и теми, кто мониторит этот процесс и его законность. Это — критически важно. И это не требует приватизации леса на Украине. Некоторые люди говорят, что наша цель — это склонить общество к мысли о необходимой приватизации украинских лесов. Это не так. В некоторых других странах также вырубкой занимаются государственные агентства — Украина в этом не исключение. Но именно поэтому должна быть отдельная структура, которая будет проверять, законно ли это делается. А в Украине это не так, сегодня существующих рычагов недостаточно, и это очевидно. То есть нужна независимая организация, которая должным образом уполномочена осуществлять мониторинг вырубки леса в Украине», — сказал он.
Второе — это прозрачность. «На Украине все очень хорошо с прозрачностью — много нашей информации мы получили из открытых баз данных. Однако некоторые ключевые данные относительно вырубки леса непрозрачные. Например, информация о состоявшихся аукционах, покупателях и ценах. Кроме того, то, что касается разрешительных документов, например, разрешений, которые выдаются на вырубку больных деревьев, так называемая санитарная рубка. То есть много информации надо поместить в открытый доступ и это, несомненно, очень поможет делу", — порекомендовал Лоусон.
Компании, указанные в нашем исследовании, — это и есть те, кто лоббирует снятие моратория на вывоз кругляка в ЕС
"Что касается моратория на экспорт древесины, — продолжает наш собеседник, — то эти европейские компании — они настолько большие, что имеют значительное влияние в ЕС — и, собственно, они и являются теми, кто лоббирует давление ЕС на Украину в связи с мораторием".
Речь именно о тех компаниях, о которых говорится в отчете Earthsight?— уточняем мы, и господин Лоусон это подтверждает: "Именно так, это те компании, которые мы разоблачаем в своем отчете. Они фактически зарабатывают на Украине, поэтому мы хотим, чтобы они изменились. Мы хотим, чтобы ЕС перестал быть одним из виновников проблемы, а вместо этого помог ее решить».
Он попросил обратить особое внимание на две вещи: «Во-первых, ЕС вместо того, чтобы на высшем уровне сосредотачиваться на том, чтобы заставить Украину отменить мораторий, должен помнить, что Соглашение об ассоциации между Украиной и ЕС (и само соглашение, в котором речь идет о свободной торговле, и как раз эти положения, по их мнению, нарушает мораторий), эта само соглашение имеет положения, в которых говорится о том, что ЕС и Украина будут совместно работать над соблюдением лесного законодательства и управления, что фактически означает борьбу с незаконной вырубкой лесов. Нам надо серьезно сосредоточиться именно на этом. А не фокусироваться на том, чтобы побудить Украину не прекращать поставки древесины", — говорит Сэм Лоусон.
И второе — важно говорить не только о моратории. «У нас существует легкое опасение, что многое из того, о чем говорил премьер-министр, касается незаконного экспорта, что является нарушением моратория на экспорт. Поэтому мы скорее согласны с доводами, которые во время заседания Кабинета Министров Украины озвучил министр экологии. Он сказал, что также важно обратить внимание на заготовку. Дело не только в том, экспортировали ли древесину незаконно с нарушением моратория на экспорт. Это, честно говоря, уже второстепенный вопрос. Главная проблема — в незаконной заготовке древесины коррумпированными чиновниками и в том, что такую древесину продают коррумпированные чиновники. На эти вопросы тоже нужно обратить особое внимание — уже здесь, у вас, в Украине", — подчеркнул Лоусон.
Будут ли инициировать в Earthsight начало определенных производств — по фактам злоупотреблений, уличенных в расследованиях? Ведь в Украине законодательство позволяет правоохранительным органам начать расследование по факту публикации журналистского материала. А в исследовании Earthsight мы видим такие факты.
"Много наших находок касаются судебных дел, которые уже открыты, — реагирует на это вопрос Лоусон. — Одной из серьезных проблем в Украине является то (и это показывают наши находки), что существуют риски, связанные с определенными поставщиками, определенными регионами, определенными лесхозами. И мы можем доказать, что риск действительно существует, поскольку уже идут расследования масштабной коррупции в этих местах. Проблема с такими расследованиями — в том, что они продолжаются уже 2, 3, а в случае мистера Сивца (главный лесовод времен Януковича — прим. ред.) — уже 4 года. Поэтому мы хотели бы, чтобы инициировали новые расследования, но нас больше всего беспокоит, что расследования продолжаются и тянутся слишком долго, не принося результатов», — сказал Лоусон.
О фактах коррупции мы сообщили компаниям в ес еще в феврале, некоторые из них до сих пор покупают украинский лес
Есть ли реакция на расследование Earthsight, собственно, от тех европейских компаний-гигантов, о которых говорится в расследовании? Лоусон считает, что да. «Мы связались с ними перед тем, как опубликовать наш отчет. Мы отправили письмо с нашими находками в офисы основных фигурантов в нашем исследовании еще в феврале, и дали им возможность ответить. Как и можно было ожидать, они отрицали, что сделали что-то не так. Среди них была одна большая компания, Джаф, которая решила поместить в черный список конкретного поставщика, о котором мы им рассказали. То есть это была конкретная реакция. Некоторые другие компании согласились с нами и сказали, что проведут внутренние расследования и аудиты на основе наших находок. Мы еще не знаем, что вышло из этих расследований», — признает вместе с тем Сэм Лоусон. На данный момент, считает директор британской неправительственной организации, большинство этих компаний до сих пор покупает лес в Украине. «То есть: отчет опубликован в июле, мы сообщили им в феврале, а они до сих пор покупают ту же древесину у тех же поставщиков», — объясняет он.
Нас интересовало и то, планируют ли в Earthsight сотрудничество с украинским Министерством экологии и другими должностными лицами относительно предупреждения фактов коррупции. Лоусон сказал, что готов к нему.
«Мы с радостью поговорим с кем-нибудь из украинского правительства, кто захочет, и рады будем помочь, чем сможем, — отметил он. — У нас для этого ограниченные возможности, потому что, как я уже сказал, наша главная цель — заставить ЕС действовать активнее. Именно поэтому я сейчас нахожусь в Брюсселе — для встреч с компетентными органами Лесного законодательства Европейского Союза (EUTR)».
Британец сообщил, что будет представлять отчет румынским и польским компетентным органам. Потому что это, по его мнению, именно те правительственные агентства, задача которых — сделать так, чтобы эти компании покупали украинский лес только тогда, когда уверены, что он законно вырублен. «Сейчас наша главная цель — в том, чтобы заставить эти страны, чтобы они в свою очередь заставили свои компании придерживаться такой нормы, — подчеркивает Лоусон. — Если они так сделают, это неизбежно скажется и на Украине. И мы надеемся, что сам этот факт стимулирует еще более сильную реакцию со стороны украинского правительства. Думаю, существует необходимость и желание что-то изменить среди чиновников, в том числе премьер-министра, министра экологии, однако этого не скажешь о Государственном агентстве лесных ресурсов. А нам бы хотелось увидеть, что они относятся к этому более серьезно, а не только выступают с возражениями», — ответил Сэм Лоусон.
Цели пока не достигнуты, мы лишь создали возможность для изменений
Считает ли директор Earthsight, что публикацией и распространением вашего отчета в Европе и на Украине они уже достигли определенной цели? «Нет, я думаю, что мы лишь создали возможность что-то изменить, — говорит Лоусон. — Мы создали благоприятный климат для изменений, а люди в Европе и Украине начали лучше понимать проблему и относиться к ней серьезнее. Сейчас наша цель состоит в том, чтобы гарантировать, что все это превратится в конкретные действия. Премьер-министр дал распоряжение о проведении ряда проверок, и мы увидим, что из этого выйдет. Мы немного обеспокоены тем, что они слишком ориентированы на мораторий на экспорт леса, а не на другие вопросы. То есть мы пытаемся и в Европе, и на Украине сейчас сделать так, чтобы эта среда, где хотят изменений и готовы что-то менять, привела к конкретным шагам в решении проблемы», — подытожил Сэм Лоусон.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

868
Похожие новости
13 декабря 2018, 00:18
11 декабря 2018, 18:18
12 декабря 2018, 14:18
12 декабря 2018, 14:18
12 декабря 2018, 22:18
11 декабря 2018, 21:18
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
09 декабря 2018, 16:03
06 декабря 2018, 10:48
07 декабря 2018, 14:48
06 декабря 2018, 09:48
07 декабря 2018, 20:48
11 декабря 2018, 04:18
09 декабря 2018, 11:03