Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Украинский кризис: закулисье

Даже среди украинских «патриотов», размахивающих сегодня флагами и посылающих проклятия в адрес России и Донбасса, сегодня большинство наверняка не смогут толком объяснить, как начала завариваться та каша, из-за которой у официальной Москвы не осталось другого выхода, как начать специальную операцию. События восьмилетней давности скрылись за дымом от горящих покрышек, стенаниями о судьбе «небесной сотни» и националистическими воплями. А зря.
21-22 февраля 2014 года произошло два важнейших, но при этом достаточно странных события, благодаря которым Украина фактически развалилась, а на Донбассе разгорелся кровопролитный конфликт, остановить который без вмешательства России никак было нельзя. И за этими двумя событиями четко прорисовывается контур операции западных спецслужб.
Сегодня даже в отечественных СМИ редко разбирают механизм организации государственного переворота на Украине, ограничиваясь, как правило, ремарками о том, что причиной незаконной смены власти стал «евромайдан». Но ведь попытки «майданов» происходили в различных постсоветских государствах, и далеко не всегда оказывались удачными. Что же, несмотря на активное сопротивление Юго-Востока, стало залогом успеха узурпаторов, и почему Вооруженные силы Украины всего через несколько недель после госпереворота согласились открыть огонь по женщинам и детям в Донбассе?
Формальный повод для «евромайдана» выглядел несколько гротескно. Это потом западные медиа будут кричать о протестах против «произвола» и борьбе за «европейский выбор».
На самом деле, все началось с клича, брошенного в соцсетях известным журналистом-грантоедом Мустафой Найемом. Это он призвал киевлян выходить на площадь Независимости в знак протеста против отказа Виктора Януковича от подписания «Ассоциации с ЕС».
Речь же шла о банальном торговом договоре, условия которого правительство Украины после долгих колебаний и консультаций с бизнесом сочло экономически невыгодным для страны. Однако, судя по многочисленным видеороликам, участники «евромайдана» почему-то были свято уверены в том, что речь идет об отказе от членства в Евросоюзе, которое Украине никто и не думал предлагать.
Протесты продвигались с переменным успехом. У половины страны — жителей Юго-Востока — они вообще не встретили никакого сочувствия. Небольшие группки «городских сумасшедших» с флагами ЕС в этих регионах зачастую просто разгоняли возмущенные местные жители.
В центре и на севере Украины «евромайдановцам» сочувствовали, но от активных действий воздерживались. Во всепоглощающую силу «майдан» превратился только в западноукраинских областях и в Киеве — куда целые колонны автобусов в режиме карусели везли выходцев из карпатских хуторов и бойцов из «бригад» львовских криминальных авторитетов. Более того, первые недели протеста показали, что ни киевские хипстеры, ни «сэлянэ» с Галичины совсем не хотят подставлять свои головы под дубинки «Беркута», а без штурма правительственного квартала Киева весь протест начинал «закисать». Поэтому передовой ударной группой «евромайдана» стал сформированный несколькими месяцами ранее из скинхедов и других неонацистских группировок «Правый сектор» (запрещен в РФ). Кто именно и каким образом создал эту радикальную организацию, кстати, до сих пор загадка. Хотя по «официальной» украинской версии, данная структура «самоорганизовалась» только во время «евромайдана», в конце 2013 года. По сообщениям ряда украинских СМИ, радикалы с соответствующей символикой были замечены еще летом того же года во время массовых беспорядков в населенном пункте Врадиевка на юге Украины. Но даже «правосеки» кардинально изменить ситуацию в Киеве не смогли. Они смогли лишь захватить пару зданий, не имевших отношения к центральной власти, создать «яркую» картинку боев на улице Грушевского для иностранных корреспондентов и подвергнуть пыткам нескольких захваченных ими в ходе беспорядков милиционеров. Правительственный же квартал спецподразделение «Беркут» благополучно удержало.
Когда «евромайдан» снова пошел на спад, произошла известная стрельба в исполнении официально неустановленных снайперов на улице Институтской, расследование которой на Украине за восемь лет просто спустили на тормозах. Массовое убийство, конечно, было страшной трагедией, и заставило существенно «поплыть» шокированного Виктора Януковича на переговорах об урегулировании кризиса. Но все же само по себе оно не привело еще к полной смене власти. На следующий день, после стрельбы, 21 февраля Виктор Янукович подписал с оппозицией соглашение «Об урегулировании политического кризиса в Украине», предусматривающее конституционную реформу, формирование «правительства народного доверия» и досрочные выборы в конце 2014 года.
Со стороны «майдана» свои подписи под документом поставили Арсений Яценюк, Виталий Кличко и Олег Тягнибок. От Евросоюза его завизировали главы МИД Германии, Франции и Польши. С точки зрения конструктивной логики, на этом месте нужно было поставить точку.
Выработанная модель позволяла устроить «перезагрузку» политической ситуации в стране мирным путем и без раскола.
Лидеры «евромайдана», когда ставили свои подписи под документом, по идее, прекрасно отдавали себе отчет в том, что половина страны их не поддерживает, и ничего поделать с этим они не в состоянии. Однако сразу после подписания соглашения сложилась первая из ключевых ситуаций, послуживших триггером будущей войны.
Вечером 21 февраля на сцену в центре Киева взобрался никому ранее не известный свадебный видеоператор (а по совместительству «сотник майдана») Владимир Парасюк и произнес «зажигательную» речь.
«Никакой Янукович — никакой! — целый год не будет президентом. Завтра до десяти часов он должен пойти вон». <…> Я говорю от своей сотни, где есть мой отец, приехавший сюда: если вы завтра до десяти часов не выступите с заявлением, чтобы Янукович шёл в отставку, мы идём на штурм с оружием, я вам клянусь!», — объявил со сцены боевик.
Майдановцы, многие из которых были практически готовы к компромиссу, снова «загорелись», и страна покатилась к войне.
Уже на следующий день Янукович, опасаясь расправы, был вынужден бежать из Киева.
Но законного варианта отстранения Януковича от власти у майдановцев все равно не было. Процедура импичмента, согласно украинскому законодательству, — долгая, сложная и требующая стопроцентной доказанности совершения президентом серьезных преступлений.
Причем, даже в случае отстранения Януковича от власти, его полномочия должны были перейти к одному из ближайших его соратников — спикеру Владимиру Рыбаку. Такой вариант делал «революционный порыв» майдана бессмысленным.
В то же самое время майдановцам позарез необходима была хотя бы какая-то условная видимость установления легитимной власти. Без этого их приказы ни за что не стали бы выполнять ни органы местного самоуправления на Юго-Востоке, ни, что особо важно, силовые структуры, включая ВСУ.
Так была придумана полностью антиконституционная, но имитирующая «народовластие» процедура отставки Виктора Януковича через обычное голосование депутатами Верховной рады. Но и тут у «евромайдана» возникала проблема. Ведь в украинском парламенте большинство было сформировано вокруг ориентированной на Януковича «Партии регионов». И в этой точке истории произошло второе событие, толкнувшее Украину к многолетней гражданской войне, а весь мир — к серьезному политическому кризису. За считанные часы лидерам «евромайдана» необходимо было сколотить большинство, причем, для убедительности, конституционное. И они это сделали! За отставку проголосовали не только несколько десятков членов «Партии регионов» (включая экс-лидера ее молодежного крыла Виталия Хомутынника), но даже практически вся фракция Коммунистической партии Украины, которая вскоре после этого была официально запрещена новой властью.
Именно голосование от 22 февраля 2014 года, хоть и было незаконным по своей сути, но создало некую иллюзию легитимности совершившей государственный переворот хунты в глазах мэров украинских городов и личного состава украинских силовых структур, который вскоре с чистой совестью направит оружие против женщин и детей Юго-Востока.
Оба события — как якобы «спонтанное» выступление Парасюка, так и молниеносно организованное голосование в раде — говорят о блестяще организованной операции спецслужб.
Можно ли считать выступление Парасюка случайным? Это выглядит, по меньшей мере, сомнительно. О домайданной жизни «сотника-видеооператора» известно немного. Однако об одном из ее аспектов он как-то вскользь проговорится в одном из интервью:
«Я был членом студенческого братства во Львове, военную подготовку получал в хороших лагерях различных организаций, которые обучали духу украинства. Нас учили и рукопашным боям, и стрельбе из пневматического оружия, с официальным разрешением также учили стрелять из огнестрельного оружия в тирах»…
Есть факт, о котором Парасюк умалчивает, но он делает его заявление вдвойне любопытным. Подготовка боевиков украинских националистических организаций часто осуществлялась на территории Прибалтики военными специалистами НАТО. Причем, учили их там не только стрельбе, но и различным навыкам диверсионно-разведывательной работы: от минно-взрывного дела до использования арбалетов и холодного оружия. Но главное заключается в том, что «скромный видеооператор» Парасюк, с большой долей вероятности, мог контактировать с натовскими спецслужбами. И в этом контексте его выходка начинает играть новыми красками.
Что уж говорить о десятках молниеносно принужденных к голосованию с, мягко говоря, сомнительными для себя последствиями депутатов? Как их всех удалось отследить, доставить в раду и склонить к сотрудничеству в условиях царящего в Киеве хаоса? Да, судя по видеостримам, часть депутатов притащили в парламент силой толпы маргиналов с Майдана. Но, прежде, чем схватить, их нужно было как-то найти…
В украинских соцсетях также ходили слухи о том, что финансовая «благодарность» за отставку Януковича каждому народному депутату составляла миллион долларов США. Однако украинские депутаты в своей массе — люди более чем состоятельные. И без дополнительных рычагов влияния их вряд ли бы удалось склонить к столь сомнительному голосованию, которое в итоге для многих из них обернулось политической смертью. Судя по всему, стоящие за этим лица, могли отслеживать перемещения парламентариев в реальном времени и имели на них серьезный компромат.
Все это указывает на то, что государственный переворот на Украине был разыгран, как по нотам. Причем в этом вряд ли активно участвовали европейцы, для которых любая дестабилизация в регионе представляет серьезный риск. По сути, все указывает на США.
Но к чему все-таки была такая спешка? Зачем было идти на всевозможные ухищрения, если Запад был так уверен в поддержке населением «незалежной» «европейского» курса и нежелании народа жить под властью Януковича? Ну, подождали бы какие-то десять месяцев, и взяли бы власть на новых выборах! Но, очевидно, у американских аналитиков были все основания полагать, что к концу года прозападные силы ждет позорное фиаско. И для этого были все основания.
17 декабря 2013 года была согласована обширная программа сотрудничества между Россией и Украиной. Официальная Москва была готова предоставить Киеву без каких-либо условий кредит на 15 млрд долларов США (причем, 3 млрд предоставила сразу), снизить до 268,5 долларов за тыс. кубометров цену на газ и вложить десятки миллиардов в украинскую высокотехнологическую промышленность: авиационную, судостроительную, космическую и военную. С огромной долей вероятности, такие вливания позволили бы Украине уже в 2014 году сделать грандиозный экономический рывок, и ее государственных доходов хватило бы на существенное повышение доходов граждан. А это, в свою очередь, ликвидировало бы потребность в заветном «безвизе», позволяющем гражданам «незалежной» собирать клубнику и мыть сантехнику в соседней Польше. В таком случае победа прозападных сил на Украине оказалась бы под большим вопросом.
Вашингтон допустить повышения уровня жизни украинцев при ненавистном Януковиче никак не мог. Поэтому и «спектакль одного актера» в исполнении Парасюка, и фарс с незаконной отставкой президента в Верховной раде превратились для Соединенных Штатов, остро нуждающихся в дестабилизации ситуации у границ России, в жизненную необходимость.
А отдельные украинцы, исходя из неких личностных мотивов, им в этом подыграли, распахнув ворота ненависти и войне.
Государственный переворот, организованный без оглядки на законный выбор миллионов людей, живущих на Юго-Востоке, вызвал у них законное возмущение. Однако на их протесты новая власть ответила избиением людей в Харькове, чудовищным массовым убийством в Одессе и артиллерийскими обстрелами Донбасса.
В итоге — тысячи погибших и брошенных за решётку, миллионы беженцев и людей, с поломанными судьбами. А ведь всего этого могло бы и не быть, если бы в нужный момент неожиданно проснулась совесть у «сотника» Парасюка или кого-то из лидеров парламентских фракций, проголосовавших за незаконную отставку Виктора Януковича.
Точечные действия американских спецслужб и аморальность отдельных украинских граждан спровоцировали развал страны и восемь лет кровопролития. Произошедшее блестяще продемонстрировало верность концепции о «взмахе крыла бабочки», а также то, что в деле обеспечения безопасности государства мелочей не бывает…


Подпишитесь на нас Вконтакте


1
Похожие новости
01 мая 2022, 09:34
29 апреля 2022, 09:48
27 марта 2022, 13:33
28 мая 2022, 19:42
29 марта 2022, 15:33
19 марта 2022, 04:18
Новости партнеров
 
 
Выбор дня
27 мая 2022, 15:20
28 мая 2022, 19:40
28 мая 2022, 19:42
28 мая 2022, 09:48
27 мая 2022, 15:23
Новости СМИ
Новости партнеров
 
Новости СМИ
Популярные новости
28 мая 2022, 19:40
27 мая 2022, 15:18
28 мая 2022, 19:42
28 мая 2022, 09:48
27 мая 2022, 15:16
27 мая 2022, 15:23
27 мая 2022, 15:20