Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Угрюмый Гром: как великий советский дипломат крушил лёд в отношениях Москвы и Вашингтона

15 февраля 1957 года пост министра иностранных дел СССР занял Андрей Андреевич Громыко. На плечи талантливого дипломата легла вся тяжесть работы в период холодной войны. За 28 лет пребывания на этой должности Громыко приходилось и сглаживать углы, и проявлять твёрдость. Плодами его усилий стала разрядка напряжённости в отношениях Советского Союза и США в 1970-х годах — долгожданный, пусть и хрупкий, компромисс между двумя сверхдержавами. Поможет ли оставленное Андреем Громыко наследие улучшить российско-американские отношения сегодня — в материале RT.
 
РИА Новости
 

Современники дали Громыко множество прозвищ (Мистер Нет, Угрюмый Гром, Андрей Волк, Робот Мизантроп, Человек Без Лица) за искусную тактику ведения переговоров. Советский дипломат обладал необычайной выдержкой и был непредсказуем для своих оппонентов.

Его манера общения и умение добиваться поставленных задач получила всемирную известность и в итоге остудила пыл СССР и США. Как считают эксперты, в наши дни, когда обе державы вновь переживают период конфронтации, наследие Громыко по-прежнему востребовано. 

Как Громыко менял мир

Громыко родился 5 (18) июля 1909 года в Могилёвской губернии в обычной крестьянской семье. В 1931 году поступил в Минский экономический институт, а в 1934 году перебрался с семьёй в Москву. В 1936-м Громыко защитил кандидатскую диссертацию по развитию сельского хозяйства США и был направлен в Научно-исследовательский институт сельского хозяйства им. Ленина в качестве старшего научного сотрудника.

В конце 1930-х годов Громыко решил попробовать свои силы в Наркомате иностранных дел (НКИД) СССР. В мае 1939 года молодой учёный был назначен заведующим Отделом американских стран. С этого момента определилась основная «специализация» Громыко — советско-американские отношения.

В 1943-1946 годах он работал послом СССР в Вашингтоне и активно участвовал в переговорах по созданию ООН. Громыко стал первым постпредом при ООН, но начавшаяся холодная война потребовала его присутствия в Москве. Около трёх лет дипломат трудился заместителем министра иностранных дел СССР, затем недолго возглавлял посольство в Лондоне и после смерти Иосифа Сталина в 1953-м вернулся на ту же самую должность.

Ровно 60 лет назад Громыко начал работать министром иностранных дел. В ранге главы МИД он запомнился достижениями, которые коренным образом изменили архитектуру международной безопасности.

Карибский кризис 1962 года, разрешённый не без его личного участия, подтолкнул две сверхдержавы к недопущению дальнейшей эскалации.

Заключённые в эпоху Громыко международные договоры де-факто остаются фундаментом нынешней системы международных отношений.

Первым продуктом дипломатии Громыко был Договор 1963 года о запрещении ядерных испытаний, который явился прологом к Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний 1996 года. В 1968 году Москва и Вашингтон представили в ООН Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), который до сих пор остаётся базовым документом в сфере военного атома.

В 1972 году СССР и США заключают Договор об ограничении противоракетной обороны и об ограничении стратегических вооружений (ОСВ-I), а в 1979-м — ОСВ-II. На основе этих соглашений были подписаны договоры о сокращении наступательных вооружений: СНВ-I (1991), СНВ-II (1993) и СНВ-III (2010).

Ещё одним детищем Громыко историки называют Хельсинкский Заключительный акт, принятый в 1975 году. Документ разделил сферы влияния СССР и США в Европе и провозгласил приверженность принципам прав человека. После его принятия было положено начало традиции — проводить совещания по безопасности в Европе. Через 20 лет благодаря этому акту появилась ОБСЕ, объединяющая сегодня 57 государств.

  • © Library of Congress

Знаменитый «Мистер Нет»

В течение 28 лет Громыко блестяще осуществлял защиту интересов СССР на внешнеполитическом фронте. В конце 1950-х — начале 1960-х годов Москва сильно уступала Вашингтону в военном отношении. Советский союз стремился достичь паритета, что противоречило национальным интересам США. Однако Громыко удавалось переубеждать американских партнёров и купировать их раздражение.

«Ему пришлось работать в самые жёсткие годы холодной войны. То, что он смог отстаивать интересы Советского союза, при этом не разжигая конфликтность, — это большая заслуга, поэтому его имя и вписано в историю как одного из самых знаменитых деятелей советской эпохи. По поводу Громыко я никакой критики не слышал, до сих пор его личность оценивается очень высоко», — сказал RT кандидат исторических наук, американист Тимур Нелин.

«Он вёл политику таким образом, чтобы противоположная сторона тоже видела плюсы для себя. Это было не просто продвижение своей страны, это всегда была попытка найти золотую середину, чтобы выиграли все. Именно эта позиция и позволила на Западе снискать славу», — считает эксперт.

За рубежом Громыко чаше всего называли «Мистер Нет», как бы напоминая о том, что он настоял на закреплении права вето за постоянными членами Совета Безопасности ООН. Прозвище характеризовало советского министра как немногословного, неуступчивого и жёсткого переговорщика.

На дипломатическом ринге Громыко любил работать «вторым номером», позволяя партнёру атаковать и забрасывать предложениями. Как только у оппонента заканчивались аргументы и словарный запас, глава МИД бросался в контратаку, вынуждая его идти на уступки. Громыко стремился выжать максимум с каждых переговоров, нередко продолжавшихся долгие часы. Он часто ставил ультиматумы, намекал на военную мощь СССР, но не прибегал к излишнему давлению, чтобы не сорвать диалог.

Тимур Нелин отмечает, что залогом успеха Громыко были не только его личные и профессиональные качества: «У него была превосходная команда, которая состояла из специалистов высочайшего класса. Она оперативно находила нужную информацию и выступала с инициативами, которые позволяли Громыко работать очень тонко».

Громыко отличался педантичностью и скрупулёзностью. К любой встрече он тщательно готовился: изучал материалы о предмете дискуссии и аналитические справки, подготовленные сотрудниками МИД. Индивидуальный подход и глубокие знания обеспечивали интеллектуальное и психологическое превосходство Громыко на переговорах.

Бывший Госсекретарь США Генри Киссинджер как-то сказал, что проще сразу застрелиться, чем идти на переговоры с Громыко, не подготовившись как следует: «Он разорвёт оппонента на части. Он похож на тяжёлый локомотив, который идёт в заданном направлении и, подминая под себя силой своей аргументации, упорно стремится достичь поставленной цели».

  • Джимми Картер с Андреем Громыко
  • © Library of Congress

Наследие дипломата

Громыко — ученик своего предшественника Вячеслава Молотова, 13 лет возглавлявшего советскую дипломатию. Однако эксперты указывают на то, что Громыко был мягче и гибче и потому значительно превзошёл учителя в дипломатическом искусстве.

«Лучше 10 лет переговоров, чем 1 день войны», — говорил министр, и эти слова сопровождала реальная деятельность по недопущению горячего конфликта между СССР и США. Кроме того, Громыко умел находить общий язык с верхушкой ЦК КПСС, не боясь отстаивать собственное мнение.

Эксперт по российско-американским отношениям Виктор Олевич считает, что стиль Громыко оказал огромное влияние на развитие отечественной дипломатической школы.

По его мнению, МИД РФ перенял концепцию легендарного министра, которая основана на защите национальных интересов и одновременном укреплении международной безопасности.

  • © Почта России / Wikimedia

«Конечно, мир 60-х — 70-х годов изменился, и сейчас иная расстановка сил. Однако фундаментальные внешнеполитические задачи России не сильно изменились. Это видно по работе Сергея Лаврова. Мы не отступаем под внешним давлением, но всегда открыты к переговорному процессу», — отметил в беседе с RT Олевич.

Эксперт полагает, что сегодня вполне уместно провести параллели с ситуацией, сложившейся в период холодной войны. По его словам, Россия, подобно СССР в 1950-е годы, поставила перед собой амбициозные задачи и набирается сил для их выполнения.

«Вашингтон, как и более полувека назад, не желает видеть Москву в качестве равноправного партнёра. Эта мысль бьёт по самолюбию американцев, но Громыко доказал, что такой исход неизбежен. Я уверен, что так будет и на этот раз. Позиция нашей страны вызывает уважение, и равноправие — вопрос времени», — убеждён Олевич.

Кандидат исторических наук Вадим Соловьёв полагает, что Громыко стал не просто символом интеллектуальной мощи советской и современной дипломатии. «Уместно говорить о практическом вкладе этого человека, который оказывает влияние на текущую ситуацию. Его наследство — это важнейшие международные соглашения, создавшие правовую базу для российско-американских отношений», — напомнил RT Соловьёв.

«Но главное, чем мы обязаны Громыко, — это чувство уверенности в собственных силах, целеустремлённость, которые присущи нынешней дипломатии. Он многих научил уважать позицию СССР, сочетая жёсткость и готовность пойти на компромисс, но исключительно на взаимовыгодных условиях. Я думаю, что такая политика — единственный вариант нормализации отношений со Штатами», — резюмировал Соловьёв.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

502
Похожие новости
21 февраля 2017, 14:48
21 февраля 2017, 22:03
21 февраля 2017, 10:48
22 февраля 2017, 13:18
21 февраля 2017, 22:03
22 февраля 2017, 20:18
Новости партнеров
 
 
Выбор дня
23 февраля 2017, 04:33
23 февраля 2017, 00:48
23 февраля 2017, 00:48
23 февраля 2017, 02:18
23 февраля 2017, 01:18
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
 
Популярные новости
19 февраля 2017, 09:18
17 февраля 2017, 10:03
19 февраля 2017, 19:33
19 февраля 2017, 16:33
19 февраля 2017, 09:18
22 февраля 2017, 10:18
21 февраля 2017, 07:48