Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Тотально автомобилизованная армия

Вторая мировая война была войной моторов. Это утверждение стало бесспорной истиной, хотя вряд ли ее можно признать полностью верной. В то время большая часть пехоты перемещалась пешим маршем, перенося на себе свои нехитрые солдатские пожитки, личное оружие, а иногда еще и боеприпасы, как, например, делалось во время наступления в Западной Украине в начале 1944 года. Поголовье лошадей в армиях было побольше, чем в войске Чингисхана. В сентябре 1941 года в Красной Армии, например, насчитывалось 1,3 млн. лошадей, а отдельные периоды поголовье достигало 2 млн. лошадей. Широко использовались гужтранспортные роты. В Сталинградской битве работало 209 таких рот, в которых было около 30 тысяч лошадей. В Красной Армии было 27 кавалерийских дивизий. Автомобили терялись в необозримой массе пехоты и лошадей, в конце войны, даже после поставок по ленд-лизу и использованию трофейных автомобилей, автопарк Красной Армии составлял 664,4 тысячи единиц, на армию численностью около 11 млн. человек. В этом нет ничего удивительного, автомобилизация тогда только начиналась. СССР вступил в войну с автопарком в 807 тысяч единиц.




Теперь ситуация с автомобилизацией России, да и всего мира в целом, радикально изменилась. То, что есть сейчас, привело бы любого офицера автобронетанкового управления времен Второй мировой войны в неудержимый восторг. На 1 января 2015 года российский автопарк легковых автомобилей составил 39,3 млн. единиц, из которых более половины выпущено после 2005 года. Парк грузовых автомобилей в России уже в 2013 году превысил 3,5 млн. единиц. В мире ситуация аналогичная, и автомобили распространились повсеместно. Мировой автопарк перевалил за миллиард единиц, а к 2035 году прогнозируют рост мирового автопарка до 1,7 млрд. единиц.


Вот это уровень моторизации, позволяющий сказать, что если Третья мировая война случится, то она будет без малейшего преувеличения настоящей и тотальной войной моторов. Автомобилей сейчас столь много, что наличный автопарк уже позволяет снабдить буквально каждого солдата автомобилем. В России автопарк превышает по численности весь мобилизационный контигент, оцениваемый в 31 млн. человек.

Что это дает в оперативно-тактическом и стратегическом плане? Весьма многое. Во-первых, столь высокий уровень автомобилизации - это возможность вести маневренную войну в небывалых ранее масштабах. Сама по себе возможность посадить буквально всю армию на автомобили в известной степени воссоздает ситуацию Гражданской войны, в которой главную роль играли подвижные кавалерийские соединения, вроде знаменитой Конармии. Боевые действия будут принимать характер череды прорывов, рейдов, обходов и охватов, распространяющихся на огромную территорию и протяженные расстояния. В рамках такой высокоманевренной войны укрепленные оборонительные позиции будут иметь второстепенную роль и, вероятно, будут создаваться, главным образом, в крупных населенных пунктах и на узлах дорог. В остальном же, сражения примут характер быстротечных стычек, засад, заслонов.

Во-вторых, тотальная автомобилизация - это возможность быстро создать в любом выбранном районе перевес в силах, перебрасывая силы и снабжение тысячами автомобилей за очень короткие сроки. Превосходство в числе, как мы знаем по опыту мировых войн, это важнейшая предпосылка для разгрома противника. С учетом широкого спектра противотанковых и зенитных средств, легко транспортируемых автомобилями, тотально моторизованная армия может сравнительно легко перемолоть даже весьма многочисленного противника, сделавшего ставку на танки и укрепления. Быстрое насыщение района боевых действий противотанковыми средствами, переброшенными многочисленными автомобилями, способно будет остановить прорыв даже крупной танковой группы. Если же сражение пошло не по плану, тотально моторизованная армия всегда может отступить, оторваться, перегруппировать силы, найти слабое место у противника и ударить по нему.

В-третьх, тотальная автомобилизация - это также резкое повышение огневой мощи мотострелковых войск, за счет возможности оснастить автопарк крупнокалиберными пулеметами, гранатометами разных типов, зенитно-ракетными комплексами, с большим возимым боекомплектом и возможностью его быстрого пополнения в ходе сражения. Собственно, по этому пути уже пошли разные группировки, воюющие на Ближнем Востоке, у которых пикап с крупнокалиберным пулеметом стал излюбленным оружием. Полностью автомобилизованные подразделения, с автомобилями, оснащенными тяжелым вооружением, могут решать широкий спектр оперативно-тактических задач.

При грамотном применении тотально моторизованная армия будет иметь всесокрушающую силу: ее не остановят ни танки, ни доты, ни даже ядерные удары. Она сметет любого противника, сможет оккупировать значительные территории. На стороне такой армии будет мобильность, а, стало быть, возможность захвата инициативы и очень быстрых действий.

Впрочем, у подобного метода ведения войны есть и свои сложности, которые обязательно нужно учитывать. Первая и, пожалуй, наиболее сложная задача - это связь и управление. посадить армию на автомобили не так сложно, но сложно будет наладить управление всей этой автомобилизованной ордой, особенно в условиях высокоманевренной войны. Без управления, автомобильная орда будет совершенно беспомощной и потерпит поражение. Тотальная автомобилизация потребует, к примеру, полного оснащения всех мобилизованных в армию автомобилей радиостанциями, навигаторами и другими средствами коммуникации, объединенными в систему, не позволяющую забивать эфир и каналы связи. Из этого вытекает также огромная важность хорошей постановки радиоэлектронной борьбы и защиты этой системы связи и управления.

Вторая задача - снабжение горючим. Автомобильная орда будет потреблять топливо в огромных масштабах, и от его своевременной поставки в части и соединения будет зависеть исход боевых действий. Потребуется разработка весьма нетривиальной системы топливоснабжения, включающего в себя подвижные топливные склады, быстровозводимые топливопроводы, топливозаправочные подразделения. Конечно, у автомобилизованных частей всегда будет возможность импровизации и доставки топлива "на себя" (для чего должна быть предусмотрена возимая тара), но и этот метод также требует определенного искусства. Также совершенно очевидно, что систему снабжения горючим также нужно защищать всеми силами и средствами.

В рамках тотальной автомобилизации можно развить необычные источники топлива, например, мобильные установки по производству синтетического горючего из разного, встреченного по дороге местного сырья: органических материалов, древесины, угля, разнообразных отходов. Такие установки будут очень полезными, особенно в свете того, что в большой войне противник первым делом постарается уничтожить нефтедобычу и нефтепереработку.

Третья задача - дорожное строительство. Когда речь идет о применении тысяч и тысяч автомобилей в условиях высокоманевренной войны, потребуется решить целый ряд вопросов, связанных с быстрым строительством дорог, устройством переправ, а также подготовкой целых автодоступных полос (когда, например, надо перебросить массы автомобилей через сравнительно узкий участок местности).

Четвертая задача - противодействие вражеской артиллерии и авиации. Наиболее опасные противники тотально моторизованной армии - это системы залпового огня, которые могут накрыть любое скопление автомобилей, а также могут осуществлять дистанционные минные постановки, гаубичная артиллерия на базе САУ, а также штурмовые вертолеты и легкие штурмовые самолеты, перед которыми любой автомобиль весьма уязвим. Безусловно, в тотально моторизованном соединении должно быть артиллерийское ядро для нанесения ударов и контрбатарейной борьбы, сильное зенитное прикрытие, в дополнение к тем средствам, которые можно установить на автомобили (ствольные зенитные установки и ПЗРК), и авиационное прикрытие, например, беспилотными летательными аппаратами, разведывательными и ударными.

В противоположность современному подходу, в рамках которого создаются специализированные военные автомобили, высокопроходимые и имеющие броневую защиту, основным строительным материалом тотально моторизованной армии будет, конечно, гражданский автопарк. Скажем, в России имеется 594 тысячи автомобилей УАЗ, которые по своей конструкции являются военными или близкими к военным автомобилями. В этой категории будут также импортные внедорожники. Они годятся либо совсем без переделок, либо с минимальными изменениями.

Остальной мобилизуемый автопарк гражданских легковых автомобилей целесообразнее переделывать во что-то более пригодное для военного использования. Типичный легковой седан (например, ВАЗ, которых в России 13,8 млн. единиц) можно превратить в машину военного назначения путем срезания крыши, части боковины с задними крыльями, снятия передних крыльев и крышки багажника. Крылья нужно срезать в любом случае, поскольку без них автомобиль будет более устойчивым к подрывам на минах. Срезанные несущие элементы заменяются трубчатыми дугами. Двери можно или снять совсем, или обрезать. Остекление снимается, лобовое стелко устанавливается на откидной или съемной рамке. Выбрасывается заднее пассажирское сиденье, которое заменяется либо площадкой под груз, либо местом для установки вооружения, либо более легкими откидными сидениями. В итоге получается некая разновидность старого, доброго армейского "уазика". Вид у них, конечно, будет далеким от прежнего лоска, но для войны пойдет. Можно заранее разработать конкретные проекты переделки наиболее распространенных марок легковых автомобилей в военно-мобилизационный вариант, так, чтобы эти работы требовали как можно меньших затрат труда и сложных операций, а в идеале проводились болгаркой, сваркой и кувалдой.

Также, гражданские автомобили можно пустить на запчасти и из них собрать машины вполне себе боевого назначения. Неплохой опыт превращения гражданского автопарка в военный в полукустарных условиях был накоплен в ЮАР и Родезии. Продукты тамошнего творчества, конечно, носили на себе печать сумрачного бурского гения и вглядели по нашим меркам монструозно, но при этом были очень дешевыми, простыми и эффективными в боевых условиях. Южноафриканцам удалось создать очень простые версии броневиков и автомобилей, усточивых к минным подрывам, собираемых из частей гражданских автомобилей. Корпус сваривался из толстой стали, а на него монтировался двигатель, трансмиссия, подвеска и органы управления.

Если внимательно изучить имеющийся гражданский автопарк и составить таблицы совместимости узлов и агрегатов автомобилей разных марок (такая работа ведется и уже добилась значительных успехов), то во время мобилизации автопарка, гражданские автомобили можно будет пропускать через огромные военные авторазборки, а из взятых узлов собирать автомобили уже чисто военного назначения, имеющие более высокие характеристики, чем упомянутая выше "обрезанная" версия гражданского автомобиля. Без подобных таблиц совместимости будет очень трудно снабжать автомобильную орду запчастями, а также будет почти невозможно использовать трофейный автопарк.

Эти мысли, конечно, можно сейчас воспринимать как чрезмерно экстравагантные. Однако же, совершенно невозможно поверить в то, что в условиях новой, более или менее масштабной войны, возможности колоссального по численности автопарка никак не будут использованы в военных целях. Конечно же, будут! Но есть существенная разница в том, чтобы делать это в порядке импровизации, кто во что горазд, или на основе предварительно составленных планов и проектов, детальных руководств и справочников, в которых все нацелено на максимальное использование потенциала мобилизованного гражданского автопарка.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

955
Похожие новости
26 февраля 2017, 00:33
25 февраля 2017, 22:03
24 февраля 2017, 11:03
25 февраля 2017, 16:33
24 февраля 2017, 23:33
25 февраля 2017, 04:03
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
 
Популярные новости
22 февраля 2017, 23:18
24 февраля 2017, 10:03
22 февраля 2017, 10:18
19 февраля 2017, 16:33
25 февраля 2017, 15:03
25 февраля 2017, 03:03
21 февраля 2017, 14:48