Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

The Nation: скрытые сенсации доклада Мюллера

Читать доклад специального прокурора Роберта Мюллера (Robert S. Mueller) об итогах расследования инкриминируемого России вмешательства в американские президентские выборы 2016 года очень нелегко — в этом смысле он совершенно не похож на те инструкции, которые всегда есть в коробках с детскими конструкторами, подаренными на Рождество. Тем не менее, учитывая то пагубное воздействие, которое «рашагейт» оказывал на внутриполитическую ситуацию в Америке и на ее положение в мире в течение трех лет, мы будем еще долго изучать этот доклад на предмет того, что именно он подтверждает и не подтверждает, что он включает в себя и не включает.
Поскольку меня интересует Россия, я внимательно прочитал первый том доклада, посвященный предположительной роли России в этом скандале. В итоге у меня осталось множество вопросов как касательно самого доклада, так и касательно роли Москвы, а также кандидата и затем уже президента Дональда Трампа. Вот некоторые из них:
— Мюллер начинает — на первой же странице — с утверждения: «Правительство России широкомасштабно и систематически вмешивалось в ход президентских выборов в США в 2016 году». Возможно, это действительно так, однако Мюллер, который в других частях своего доклада дает подробные комментарии и старается поместить те или иные события в контекст, в данном случае не предлагает читателям никакого исторического контекста для своего масштабного обобщения. К примеру, было ли это вмешательство более или менее «широкомасштабным и систематическим» по сравнению с военным вмешательством Вашингтона в гражданскую войну в России 1918 года или по сравнению с крайне бесцеремонной кампанией по переизбранию российского президента Бориса Ельцина в 1996 году — или же по сравнению с той ролью, которую поддерживаемая Советским Союзом американская коммунистическая партия сыграла в политике США в 20 веке? Иными словами, что побудило начать специальное расследование именно этого эпизода в 100-летней истории взаимных вмешательств Америки и России в политику друг друга? Некоторые читатели могут подумать, что, если бы в выборах 2016 года победила Хиллари Клинтон, никакого «рашагейта» и, тем более, расследования Мюллера вообще не было бы.
— Время от времени звучат предположения, что «рашагейт» был инспирирован высокопоставленными американскими чиновниками, которым не понравилось обещание кандидата Трампа «сотрудничать с Россией». Это подозрение пока не было доказано, однако в своем докладе Мюллер не раз приписывает представителям предвыборной кампании Трампа и россиянам, с которыми они общались в 2016 году — возможно, пагубным или даже преступным образом, — стремление к «налаживанию российско-американских отношений», к тому, чтобы «положить конец новой холодной войне» и чтобы «начать все с чистого листа». Известно, что даже президент России Владимир Путин хотел добиться «примирения между США и Россией» (страницы 5, 98, 105, 124, 157). В результате мы получаем дискредитацию некогда преобладающего стремления к разрядке напряженности. Мюллер даже называет взгляды сторонников политики разрядки — такие взгляды, которых придерживались президенты Эйзенхауэр, Никсон и Рейган в 20 веке, — «пророссийской внешнеполитической позицией» (страница 102). Неужели это значит, что в отношении американцев, которые выступают в поддержку разрядки напряженности, — таких, как я, и многих других, — необходимо начинать расследования, чтобы проверить характер их «контактов» с русскими? Мюллер ничего не говорит, чтобы опровергнуть эту мысль, что уже негативным образом сказалось на некоторых американцах, упомянутых и не упомянутых в докладе.
— Если верить указаниям в тексте доклада и сноскам, Мюллер в значительной мере опирается на данные, предоставленные американскими разведывательными агентствами, не учитывая при этом достоверные данные об ошибках и неправомерных действиях этих агентств, — к примеру, о роли ЦРУ под руководством Джона Бреннана (John Brennan) в продвижении «рашагейта». Кроме того, Мюллер в значительной мере опирается на отчеты современных СМИ о «рашагейте», не принимая во внимание факты злоупотреблений и профессиональной небрежности журналистов, которые были подробно задокументированы Мэттом Тайбби (Matt Taibbi), сравнившем ситуацию вокруг «рашагейта» с развернутой в СМИ кампанией накануне вторжения США в Ирак.
— Мюллер не рассматривает альтернативные сценарии и объяснения, как стоило бы сделать любому хорошему следователю. К примеру, он принимает на веру заявления Клинтон и национального комитета Демократической партии о том, что российские агенты украли и опубликовали в интернете их электронные письма в 2016 году. Возможно, так и было, но почему Мюллер не провел свое собственное расследование этого эпизода или по крайней мере не упомянул о существовании альтернативной версии о том, что письма были украдены и слиты неким инсайдером? Почему Мюллер не допросил Джулиана Ассанжа (Julian Assange), заявившего, что ему известно, как и через кого эти электронные письма попали к WikiLeaks? И чем можно объяснить отсутствие у Мюллера интереса к профессору Джозефу Мифсуду (Joseph Mifsud), который помог поймать Джорджа Пападопулоса (George Papadopoulos) в Лондоне? Мюллер пишет, что у Мифсуда «были связи с Россией» (страница 5), однако простой поисковый запрос в Google покажет, что Мифсуд действительно был «агентом», только не российским, как часто пишет пресса.
— Хотя, возможно, Мюллер сделает это во втором томе своего доклада, в первом томе он по непонятным причинам не уделяет внимания досье Стила, хотя это досье, содержащее «непристойную и непроверенную» информацию на Трампа, является одним из документов, легших в основу «рашагейта». Правда, в одном месте Мюллер все же сделал весьма многозначительное замечание: «Трамп не платил за поиски компромата на своего противника» (страница 61). Что это, если не обвинительный, хотя и завуалированный приговор в адрес предвыборного штаба Клинтон, который, как известно, заплатил за досье Стила?
— Ближе к концу первого тома (страницы 144 и 146) Мюллер выступил с поистине поразительным разоблачением, хотя, по всей видимости, не совсем осознанно. После президентских выборов 2016 года стало ясно, что у Кремля, «очевидно, не было заранее установленных контактов… с высокопоставленными чиновниками, окружавшими избранного президента». Более того, «Путин говорил о сложностях, с которыми столкнулось российское правительство в налаживании контакта с администрацией Трампа… Путин дал понять, что он не знает, с кем ему начинать формальный диалог, и что он в принципе не знает людей, окружающих избранного президента».
Вот вам и скандальные обвинения «рашагейта» — обвинения в сговоре Трампа и Путина и в государственной измене. Несомненно, США необходимо провести еще одно расследование, которое позволит обнаружить истинные корни и значение этого сфальсифицированного, губительного, все более опасного американского политического скандала, конца которому пока не видно.
Стивен Коэн — заслуженный профессор Нью-Йоркского и Принстонского университетов, занимающийся российскими исследованиями и политикой. Является пишущим редактором The Nation. Его новая книга — «Война с Россией? От Путина и Украины до Трампа и рашагейта» (War With Russia? From Putin & Ukraine to Trump & Russiagate).
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

Загрузка...


Загрузка...
976
Похожие новости
09 декабря 2019, 17:18
08 декабря 2019, 18:48
09 декабря 2019, 21:03
09 декабря 2019, 01:03
10 декабря 2019, 20:48
10 декабря 2019, 18:18
Новости партнеров

 
 
Выбор дня
11 декабря 2019, 10:33
11 декабря 2019, 15:18
11 декабря 2019, 17:48
11 декабря 2019, 06:48
11 декабря 2019, 10:33
Новости СМИ

Новости партнеров
 
Новости СМИ
Популярные новости
05 декабря 2019, 07:03
06 декабря 2019, 11:48
06 декабря 2019, 18:03
07 декабря 2019, 12:48
05 декабря 2019, 22:03
06 декабря 2019, 15:33
08 декабря 2019, 21:18