Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

The Huffington Post: Алеппо - подарок Путина Трампу

То трио, которое должно «гарантировать» политическое урегулирование сирийского конфликта, уже уничтожило основы так называемого Женевского коммюнике и Венского процесса. Речь идет о том же самом трио, которое господствует на сирийских полях сражений и которое уже готовится начать делить пирог на три части, исключив из процесса США, Европу и страны Персидского залива, не говоря уже об ООН.

Министры иностранных дел и министры обороны России, Ирана и Турции встретились на этой неделе, после падения Алеппо, чтобы разработать политическую дорожную карту, в которой не были учтены прежние соглашения, призывавшие к смене режима в Сирии посредством создания переходного правительства, обладающего всеми необходимыми полномочиями, что в итоге должно было завершиться новыми президентскими выборами. На самом деле это трио гарантирует только одно: сохранение режима президента Башара аль-Асада, который отныне будет подчиняться требованиям России, Ирана и Турции. Арабские страны были исключены из сирийского процесса — особенно страны Персидского залива, у которых были особые отношения с Турцией. Не так давно многие были уверены в том, что трио Турции, Саудовской Аравии и Катара намеревается вооружить умеренную оппозицию и предотвратить падение Алеппо, пишет The Huffington Post.

Очевидно, Турция решила покинуть теперь уже не существующее трио и примкнуть к российско-иранской оси, совершив циничный стратегический ход. Анкара отказалась от той стратегии, которой она не так давно придерживалась вместе с Саудовской Аравией и Катаром, и помогла закрепить роли Ирана и России в Сирии, гарантировав себе место в рядах «победителей». Турция отреклась от своих обязательств и обещаний, данных этим двум странам Персидского залива. И Турция, и Египет, как теперь понимают страны Персидского залива, примкнули с российскому лагерю, обеспечив Москве суннитское прикрытие, чтобы она могла избежать обвинений в создании российско-шиитского альянса в битве за Алеппо — один и самых крупных арабо-суннитских городов. Что Москва планирует делать после Алеппо? Каким будет следующий шаг Турции, после того как она заключила сделку с Москвой по Алеппо и с сирийскими курдами? Каковы планы Ирана после захвата Алеппо? И что после Алеппо будут делать страны Персидского залива, европейские державы и США?

Отстранение США от московской встречи представителей России, Ирана и Турции стало следствием самоотстранения США от активного участия в сирийском конфликте и стремления администрации Обамы не вмешиваться в него. Эта трехсторонняя встреча также представляет собой попытку подготовиться к наступлению эпохи Трампа, заложить основы взаимодействия с ним со стартовой площадки на сирийской земле.

Грядущую эпоху, по мнению России, Ирана, Турции и Египта, можно будет обозначить как эпоху Путина-Трампа. Президент России Владимир Путин сумел позиционировать себя как партнера избранного президента Трампа номер один — на основании их взаимного желания наладить отношения между странами. Иран решил, что, если примкнуть к России, это позволит максимально быстро попасть в Белый дом в качестве партнера на поле боя и стратегического союзника, в котором Россия нуждается. Египет тоже увидел стратегические возможности в отношениях между Путиным и Трампом, укрепленных прочными экономическими связями с Китаем, и тоже присоединился к российскому лагерю в Сирии. Со своей стороны Турция обнаружила, что ей удастся максимально эффективно реализовать свои интересы, лишь присоединившись к российскому конвою движущемуся от Алеппо в Белый дом с добрыми вестями для Дональда Трампа.

США, которые по собственной воле не занимают активную позицию в Сирии, выглядят слабыми. США утешают себя улыбкой слабого госсекретаря Джона Керри и его рукопожатием с его маститым российским коллегой Сергеем Лавровым. Администрация Обамы обрекла Вашингтон на постоянные преследования призрака Алеппо. Уходящий президент несет часть ответственности за трагедию в Сирии, поскольку он воздержался от вмешательства в этот конфликт, отстранился от Сирии и заложил основы для попыток России восстановить свое влияние на Ближнем Востоке. В то же время Обама наградил Исламскую республику и благословил ее сирийскую интервенцию — еще до отмены резолюций Совбеза ООН, запрещающих присутствие иранских вооруженных сил за рубежом. Эти резолюции были отменены в рамках соглашения с Ираном по его ядерной программе, которое Обама изо всех сил старался заключить, зачастую забывая о фундаментальных ценностях США. Через несколько недель Барак Обама покинет Белый дом, унося с собой две свои красные линии, которые он не смог защитить, а именно свое предупреждение относительно применения Дамаском химического оружия и свой призыв к уходу Башара аль-Асада.

Избранный президент США Дональд Трамп начал пользоваться президентскими полномочиями еще до своего официального вступления в должность. Именно из-за него Путин поспешил извлечь максимальную выгоду из переходного периода между двумя администрациями, увеличив интенсивность военных действий в Алеппо и занявшись координацией действий вместе с Турцией и Ираном. Путин хотел преподнести Трампу ценный подарок, сделанный в Сирии, упакованный в обертку уничтожения ИГИЛ, «Фронта ан-Нусра» (террористические организации, запрещенные на территории РФ, — прим. ред.) и других террористических группировок. Путин подарит Трампу взятие Алеппо, чтобы новый президент не унаследовал эту проблему от своего предшественника. Путин решил, что его друг Трамп не любит сложные проблемы и предпочитает  вести рациональную игру и заключать сделки, поэтому Путин решил завершить «зачистку» Алеппо до прихода Трампа в Белый дом.

Однако стратегия Путина не ограничивается этими любезностями в адрес Дональда Трампа. Он готовится к грандиозным соглашениям после того, как посредством Сирии он окончательно закрепит за Россией роль сверхдержавы на международной арене. Российские победы в Сирии накапливаются на фоне растущей враждебности по отношению к новой России, восстанавливающей свою роль на Ближнем Востоке. Владимир Путин — независимо от того, как часто он это отрицает и как усердно налаживает отношения с Турцией и Египтом — остается российским президентом, который заключил соглашение стратегической значимости с Исламской республикой Иран, в частности в Сирии. Он сделал это на фоне своих заявлений о том, что он выступает против радикального исламизма и прихода исламистов к власти. Однако позже выяснилось, что он имел в виду суннитский, а не шиитский исламизм. На самом деле Иран был первой теократией в регионе. Другими словами, Путин привел Россию на Ближний Восток через ворота межконфессиональной борьбы, радикальным образом ужесточив борьбу между суннитами и шиитами, как прежде это делали многие американские администрации. Возвращение России в арабский регион и ее роль в Сирии  были негативно встречены арабами. Поэтому инвестиции России в этот регион окружает множество вопросов, а угроза мести будет преследовать ее еще очень долго. 

Российско-иранские отношения станут предметом пристального внимания, поскольку, как недавно стало ясно, их партнерство в Сирии достигает масштабов полноценного альянса. Это четкий сигнал для Саудовской Аравии и других государств Персидского залива, которые не могут прийти к единому мнению, когда речь заходит об отношениях с Россией и Ираном. По этой причине, к примеру, Россия и Объединенные Арабские Эмираты установили особые отношения, несмотря на разногласия касательно Ирана. Более того, отношения между Россией и Саудовской Аравией тоже не прекратились из-за очевидного сближения России с Ираном и ее позиции в Сирии. 

Какие отношения установятся между Москвой и Тегераном после Алеппо? Основы их стратегического альянса сохранятся. Однако между ними могут возникнуть некоторые разногласия касательно отдельных принципов, которые им придется уладить, чтобы защитить свой альянс. Россия хочет положить конец своему непосредственному военному участию в сирийской войне, тогда как Иран стремится расширить свою военную роль в ней. Россия хочет укрепить сирийскую регулярную армию, которая должна стать опорой режима, а Иран стремится внедрить модель Корпуса стражей Исламской революции в Сирии и Ираке, чтобы ослабить регулярную армию, укрепив позиции вооруженных формирований. 

Это фундаментальные разногласия. Однако это вовсе не значит, что российско-иранский альянс хрупкий. Касем Сулеймани (Qassem Soleimani) отправился на торжественный парад в Алеппо — к досаде россиян — и российские генералы этому не обрадовались. Однако Москва не станет публично протестовать против этого, потому что она понимает, что Иран принял решение крушить ИГИЛ с территории Сирии и Ирака, чтобы при условии согласия России и США возобновить реализацию проекта создания «шиитского полумесяца», который является ключевым стратегическим приоритетом для Ирана.

У Турции иные приоритеты: она хочет укрепить позиции режима президента Эрдогана, даже если для этого ему придется вступить в сговор с дьяволом и отказаться от всех своих обещаний. Турция блокировала все пути поставки оружия и влияния из стран Персидского залива в Сирию после того, как то же самое случилось в Ираке с американо-иранским партнерством. Анкара сделала основную ставку на Россию, фактически отказавшись от своего призыва к свержению Асада. Объединив силы с Россией и Ираном, Турция, в сущности, гарантировала легитимность режима Асада. Это заставляет страны Персидского залива переосмыслить свои позиции, которые оказались довольно неблагоприятными теперь, когда совместная стратегия Турции, Саудовской Аравии и Катара канула в лету.

Россия многое получила от Турции после того, как Путин и Эрдоган заключили соглашение, которое, возможно, подразумевало отказ Эрдогана от его планов по укреплению позиций Мусульманского братства на Ближнем Востоке и в Азии. Действительно, в заявлениях этого трио ясно подчеркивалась идея светской Сирии, против которой традиционно выступала Турция.

Что интересно, это трио выступало в поддержку территориальной целостности Сирии на фоне активных действий Ирана, намеревавшегося изменить географию региона, чтобы объединиться с Хезболла в Ливане, в то время как Турция выступает против возникновения курдского субъекта в Сирии, несмотря на то, что образование курдского государства в иракском Курдистане стало неизбежным.  

Площадь серой зоны в Сирии остается очень большой. Однако сейчас стало ясно, что Россия решила разработать военно-политическую дорожную карту, которая подведет черту под всеми прошлыми соглашениями и заложит основу новых российско-американских партнерских отношений, которые придадут выражению «грандиозная сделка» совершенно иное значение.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

828
Похожие новости
21 июля 2017, 13:18
21 июля 2017, 19:18
20 июля 2017, 15:18
20 июля 2017, 17:18
20 июля 2017, 21:18
20 июля 2017, 15:18
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
18 июля 2017, 21:18
19 июля 2017, 01:18
15 июля 2017, 09:48
17 июля 2017, 17:03
17 июля 2017, 22:18
20 июля 2017, 14:18
21 июля 2017, 02:18