Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Страна: майдановец признался в расстреле беркутовцев

Накануне годовщины этой даты «Страна» опубликовала материалы о том, кто в тот трагический день начал стрелять первым. Все факты указывали на то, что огонь по милиции ранним утром открыла «группа Парасюка» — около 30 сторонников Майдана во главе с Владимиром Парасюком и его отцом Зиновием. После чего и началась кровавая бойня, которая унесла жизни более чем полусотни людей. И стала прологом к бегству Януковича и захвату власти лидерами Майдана.
Именно поэтому вокруг тех событий ломают копья до сих пор. Ведь если бойню спровоцировали майдановцы, то значит и рассчитывали именно на такой эффект — срыв переговоров и свержение Януковича.
Что заявил Парасюк у Гордона
Экс-нардеп дал интервью журналисту Дмитрию Гордону. Тот попросил прокомментировать список 34 членов «группы Парасюка», которые первыми открыли огонь по «беркутовцам» на Майдане в феврале 2014 года, что спровоцировало кровопролитие.
«Список, который опубликовали, мне было смешно, что вокруг него столько шума. У нас есть известная консерватория, которую открыли, чтобы люди могли погреться. И меня выбрали, чтобы я там отвечал за безопасность и за порядок, как бы был главным. И мы просто сделали список людей, которые бы помогали контролировать, проверяли документы, чтобы не было провокаций, пьяные не заходили и так далее. Все. Это вот этот список», — ответил экс-нардеп.
Далее Дмитрий Гордон рассказал, что есть версия, что Парасюк, его отец и активист Майдана Иван Бубенчик, у которых было захваченное на Западной Украине оружие, расстреливали из него сначала «беркутовцев», а потом и своих, чтобы спровоцировать волнения.
«Как вы себе это представляете?» — сказал Парасюк и добавил, что по разграбленной базе «Беркута» во Львове до сих пор идет расследование, но там пропало автоматическое оружие, а на Майдане у людей было охотничье оружие — карабины.
Также Парасюк признал, что в «беркутовцев» все-таки стреляли из консерватории.
«Мы стоим — по нам стреляют: 18 февраля 23 человека погибли, потом 8 человек погибли 19 февраля. А самое масштабное событие произошло 20-го… Эти все люди были убиты от пуль полиции — милиции в то время. Что касается того, стреляли ли в ответ по «беркутовцам». Да, это было. Это было, и этого не нужно бояться, и это все прекрасно знают… По нам стреляют, а мы что, должны были флагами махать? Так не бывает. Когда мне говорят, что они не могут доказать, а что доказать, когда одно оружие передавалось десяти людям? Такая была договоренность, что, парни, если мы несем ответственность, то все вместе».
Парасюк привел пример, что когда правоохранители получили это оружие одного из активистов Майдана, из которого, по его словам, никого не убили, а только ранили, то там было столько отпечатков пальцев, «что ничего не могут установить».
«Я видел, как брали оружие, говорили «дай, я выстрелю, чтобы, если нас будут наказывать, то нас были сотни», — добавил он.
Спросили у Парасюка, убивал ли он лично «беркутовцев». «Смотрите, я год провел в АТО, то же самое, если меня спросить, убивал ли я россиян, я вам скажу так, что в прицеле автомата в АТО я их видел. А я не знаю, как дальше сложилась судьба у них и, честно говоря, меня это совсем не волнует. В беркутовцев я точно бросал коктейль Молотова, я жег им БТР, я перевернул автобус. Мы с отцом первые на Крещение (19 февраля — прим. ред.) перевернули автобус и подожгли его. Я много чего делал, и я думаю, это можно приравнять к тому самому выстрелу из ружья, потому что это посягательство на жизнь правоохранителей», — ответил экс-депутат.
На вопрос, стреляли ли «беркутовцы» первыми, Парасюк рассказал, что ночью был выстрел, когда он проводил журналиста, чтобы тот снял общие кадры с «беркутовцами». А утром «беркутовцы» стали бросать коктейли Молотова в консерваторию, чтобы сжечь ее и выкурить людей, поскольку хотели уничтожить прожекторы на балконе, которые освещали территорию, где они стояли.
«Мы подсоединили пожарные краны и начали тушить, тогда прозвучал первый выстрел. Со стороны «беркутовцев». Потом еще один выстрел, потом еще. Потом занесли троих тяжело раненных от огнестрельного оружия людей», — рассказал Парасюк.
Также экс-нардеп рассказал, как генпрокурор Юрий Луценко помогал ему выйти из-под ответственности.
«Знаете, почему Порошенко меня не посадил просто за Майдан? Потому что они же тоже версию рассматривали, что я там убийца, который ходил с автоматом и расстреливал всех направо и налево. Потому что — а куда это вставить? Ну хорошо, он там побеждал на Майдане. А тогда кто ты такой, Порошенко? Вот чувак там стрелял, а ты кто тогда такой? Да, значит Майдан победил не благодаря тебе, а благодаря этим ребятам, которые не побоялись пойти на какие-то такие меры, за которые могут понести определенную ответственность? Понимаете?» — объяснил Парасюк.
По его словам, ему несколько раз могли объявить подозрение, но «всегда от этого подозрения убегали».
«Луценко набирал и говорил: «Я вам там всем не знаю, что сделаю. Быстро спрятали эти папки — и пусть лежат». Потому что вы себе представляете, как во времена Порошенко объявляют подозрение майдановцу за то, что он противостоял «Беркуту»? Это равносильно самоубийству, просто взять и самого себя застрелить», — рассказал Парасюк.
По сути, Парасюк дал признательные показания, анализирует интервью Telegram-канал «Политика Страны».
1. Он и его группа вели огонь по милиционерам на Майдане 20 февраля 2014 года.
2. Стреляли из одного оружия.
3. При Порошенко Парасюка со товарищи думали посадить, но каждый раз спасал экс-генпрокурор Луценко.
Правда, при этом Парасюк делает оговорку, что майдановцы стреляли не первыми, а в ответ. Но это опровергается материалами расследования, которое проходило уже после Майдана. В том числе — и свидетельскими показаниями самих соратников Парасюка.
Как на самом деле расстреливали милиционеров
О том, что именно Владимир Парасюк, его отец Зиновий и еще несколько десятков жителей в основном Галичины стреляли в милицию на Майдане, «Страна» рассказывала еще в феврале.
Накануне годовщины бойни на улице Институтской мы опубликовали документы из материалов следствия, которое велось по тем событиям уже при новой власти.
Эти документы показывают — дело давно раскрыли, подозреваемых установили, но хода не дали. Как сегодня подтвердил Парасюк-младший — из политических соображений (запреты ставил лично генпрокурор Луценко).
Итак, первый документ — проект подозрения одному из стрелков Майдана Назару Юськевичу.
Им опровергаются два нынешних заявления Парасюка. Первое — о том, что стрельба по «Беркуту» была ответной. Второе — что было одно оружие на всех.
Следствие утверждает, что Юськевич открыл стрельбу по милиции одновременно с другими членами группы (то есть стреляли из нескольких стволов). В результате с 8 до 9 часов утра 20 февраля погибло двое (по другой версии — трое) и было ранено 28 милиционеров.
После чего те открыли ответный огонь.
Обвинения Юськевичу так и не объявили, правда, позже его «закрыли» по другому уголовному делу — о разбое. По оружию — в документах и признаниях участников расстрела фигурируют как минимум два ствола.
Первый — карабин «Сайга», о котором говорил еще один участник расстрелов Дмитрий Липовой. Он утверждал, что передавал ружье Парасюкам и еще одному стрелку — львовянину Ивану Бубенчику (то есть это соответствует и версии Парасюка-младшего).
Но есть и второй карабин — охотничий гладкоствол CIFSAN 555, который был зарегистрирован на Юськевича. Это ружье указано в проекте подозрения.
Правда, и это, видимо, далеко не весь арсенал — судя по количеству раненных милиционеров примерно за полчаса стрельбы. Так, поддерживающий Майдан главред сайта «Цензор» Юрий Бутусов еще два года назад сообщал, что у стрелков из консерватории было «шесть охотничьих ружей и несколько малокалиберных».
То есть версия Парасюка об «одной винтовке на всех» явно не соответствует действительности.
Второй документ — это материалы экспертизы погибших «беркутовцев». Согласно им, первые три милиционера погибли в промежутке с 8:10 до 8:20. То есть раньше, чем начали убивать майдановцев.
В 8:10 от пулевого ранения в грудь погиб «беркутовец» Владимир Зубок, одновременно с ним — от ранения в мошонку — ВВшник Сергей Спичак.
В 8:20 от ранения в голову погиб патрульный Сергей Михайлович. Его убили из огнестрельного оружия картечью диаметром 8,5 мм. Из того же ствола застрелили и «беркутовца» Николая Симисюка, которому в 9:15 попали в лоб.
По версии Владимира Парасюка, они стреляли в ответ «беркутовцам» 20 февраля. Однако, как видим, в материалах следствия все наоборот. А слова о том, что майдановцы начали отстреливаться в ответ на выстрелы со стороны милиции, пока ничем вообще не подтверждаются.
Третий документ — это список из 34 членов «группы Парасюка». Туда входит и львовянин Иван Бубенчик, который также признавался, что стрелял по милиции.
Парасюк, как видим, утверждает, что этот список был составлен, чтобы поддерживать порядок в консерватории. Правда, в том же интервью он заявляет, что практически все его соратники отметились в стрельбе по милиции. А из документов и признаний самих майдановцев мы знаем, что стреляли из этого списка как минимум четверо — Юськевич, Бубенчик, сын и отец Парасюки.
Также Бутусов утверждал, что стрелял по милиции и Андрей Иванов с позывным «Святослав» (уже умерший). Кроме того, не известно, совершал ли выстрелы Дмитрий Липовой, который снабдил оружием Парасюков и Бубенчика. Сейчас этот свидетель находится за границей, и экстрадировать его Украина пока не собирается.
Правда, возникает вопрос — почему Парасюк вдруг решил так откровенно рассказать о своей роли в расстрелах на Майдане?
Ведь вне зависимости от того, стрелял он в ответ или же начал огонь первым, все равно итог тот же — гибель и ранение правоохранителей. При этом статья «Умышенное убийство» под амнистию не подпадает (и сейчас по ней, к примеру, подозревают Татьяну Черновол за гибель человека во время поджога офиса Партии регионов).
Однако перед глазами у Парасюка стоит и другой пример — когда «подозрение по этой же статье предъявили Бубенчику, следствие выкрутилось так: ему переквалифицировали ее на статью 348 (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа) и ч. 1 ст. 263 (незаконное обращение с оружием). Которые как раз подпадают под амнистию.
Видимо, на это и надеется Парасюк, который откровенно рассказывает, как стрелял по милиционерам.
Правда, как следует из его откровений, при Порошенко от уголовной ответственности и его, и членов его группы спасал экс-генпрокурор Юрий Луценко. Найдется ли кто-то во власти и в правоохранительных органах, кто выполнит эту «адвокатскую» роль сейчас, либо же наоборот — наконец-то даст ход делу по убийствам правоохранителей — вопрос пока открытый.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

Загрузка...


Загрузка...
984
Похожие новости
19 мая 2020, 15:48
25 мая 2020, 16:48
25 мая 2020, 00:33
21 мая 2020, 16:33
23 мая 2020, 21:03
22 мая 2020, 13:48
Новости партнеров

 
 
Новости СМИ

Новости партнеров
 
Новости СМИ
Популярные новости
22 мая 2020, 15:03
21 мая 2020, 12:48
22 мая 2020, 13:48
25 мая 2020, 16:48
19 мая 2020, 10:48
19 мая 2020, 03:18
23 мая 2020, 11:03