Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Социализм-XXI

Олег Ясинский о Ленине, антикапитализме индейцев и уроках левого движения Латинской Америки

«ЗАВТРА». У нас в гостях Олег Ясинский, украинский независимый журналист, проживающий в Чили. На его глазах происходит смена мировой парадигмы. Победа Ленина Морено в Эквадоре – очень показательная история...

Олег ЯCИНСКИЙ. Как это обычно в истории случается, Ленин Морено стал президентом в 17-м году! Хотя Ленины бывают очень разными. Если говорить о смене парадигм, то далеко не все события выглядят так, как они представлены. Говоря об Эквадоре, о прогрессивных движениях Латинской Америки, которые ещё недавно называли «красной волной» или «левой волной», всё оказалось не так просто и красиво, а для кого-то не так страшно. Сейчас мы наблюдаем крах этой модели. Победа Ленина, который представляет в Эквадоре тенденцию прогрессивных правительств, – последняя победа этого цикла истории. Я думаю, что время прогрессивных правительств подходит к закату. И это заслуживает глубокого и серьёзного анализа. Ещё Владимир Ильич Ленин понял, что делать революцию намного сложнее. Потом было поражение Советского Союза, несмотря на огромные достижения, которые до сих пор ощутимы в нынешней России.

Процессы в СССР выглядели идеально, многие смотрели на нас с надеждой, когда мир был совершенно другим. Тогда цели борьбы многих людей были намного яснее. И вот сейчас попытка прогрессивных правительств, начиная с победы Чавеса и заканчивая Ленином Морено. Это была попытка совместить несовместимое. Не разрушив капиталистическую модель экономики, попытаться создать на базе этого какую-то народную демократию. Многого удалось добиться, но, не контролируя средства массовой информации, не изменив человеческого сознания и, самое главное, не допустив массового участия народа в принятии политических решений, эта модель терпит поражение. Потому что с лёгкостью говоря о социализме XXI века, эти правительства в той или иной степени много раз наступали на грабли социализма века двадцатого.  Потому что, к сожалению, нигде в мире нет глубокого критического анализа событий, произошедших в Советском Союзе.

«ЗАВТРА». Немецкий экономист Хайнц Дитерих говорил о том, что Латинская Америка на сегодняшний день – это социализм XXI века. Ещё один аналитик сказал, что на самом деле это никогда не было «левым поворотом». Это уход от неолиберализма, но не уход от капитализма как такового. Но при этом я же прекрасно понимаю, что неолиберализм – это всего лишь логическое продолжение капитализма.

Олег ЯCИНСКИЙ. Лабораторией неолиберализма была Чили Пиночета, когда при запрете всех политических партий, профсоюзов в атмосфере тотального террора, слежки и контроля над населением, можно было проводить чисто экономический эксперимент. Была создана чилийская экономическая модель одновременно с лучшей в Латинской Америке школой маркетинга, при которой настоящий профессионал может выдать что угодно  за что угодно другое. Путешествуя по Латинской Америке, я иногда слышу такие чудеса о Чили, что мне хотелось бы когда-нибудь побывать в этой волшебной стране.

«ЗАВТРА». Поделитесь с нами.

Олег ЯCИНСКИЙ. Говорят, что Чили – развитая страна, в которой решены все социальные проблемы, что там электроэнергия уже стала бесплатной. Чили – главный производитель электроэнергии в регионе, при этом она здесь самая дорогая в Латинской Америке. Зимой 80% чилийского населения мёрзнет из-за невозможности оплатить электричество. «Чилийское чудо» заключается в полном разрушении государства и его роли. Чили до сих пор живёт по Конституции, принятой при Пиночете в 80-м году под дулами автоматов. Согласно этой Конституции государство не имеет право создавать экономически рентабельных предприятий. Прибыль, деньги, бизнес, процветание – всё это дело частного сектора. Государство может осторожно это регулировать, а если оно решится вмешаться... Мы помним судьбу Сальвадора Альенде

«ЗАВТРА». Интересен тот факт, как в Боливии была приватизирована вода.

Олег ЯCИНСКИЙ. Боливия – очень интересная страна. Это единственная страна в Латинской Америке, а может быть и в мире, где провалился проект Макдоналдса. То есть боливийцы так и не стали ничего покупать в Макдоналдсе, потому что в стране действительно существуют глубокие и прочные индейские традиции. Большая часть Боливии, особенно сельская, это территория, живущая по своей логике и в своем времени. И она не приемлет вмешательства извне. Пару десятков лет назад, когда весь мир переформатировался под неолиберальные клише, в Боливии попытались приватизировать воду в городе Кочабамба. Восстало всё население города, были погибшие, но они отстояли своё право на воду как всеобщее благо. И здесь мы подходим к интереснейшей теме о том, что индейские культуры, культуры коренных народов вообще и капитализм – вещи несовместимые.

Большинство правительств пытаются как-то цивилизовать коренные народы, ассимилировать, превратить в фермеров. Они не понимают, что у коренных народов совершенно другой взгляд на мир, что земля для них не может быть объектом купли-продажи. Потому что не земля принадлежит человеку, а человек – земле. Земля – это мать, она не может продаваться, в ней лежат кости предков. Есть священные вещи, которые торгу не подлежат. Точно также тема защиты природы. Экологизм на Западе появился намного позже того, как коренные народы Америки и мира знали, умели поддерживать равновесие и понимали, что человек не может во имя абстрактной цивилизации разрушать всё, для того чтобы в итоге разрушить самого себя. В мире происходят странные вещи: землю накрывают смерчи, тайфуны. И этот климатический кризис, на самом деле, кризис политических парадигм. Победу Трампа на выборах в Штатах можно сравнить с событиями, которые ещё 10-15 лет назад были немыслимыми. Сейчас эти фантазии сбываются. Совершенно ясно, что та система, к которой мы с детства привыкли, на культуре которой мы воспитаны, сейчас истощается. Вот недавно было очень модно говорить о конце света. Некоторые люди ехали на руины памятников майя прощаться с миром. Но на деле всё намного серьёзнее. Наверное, конец света всё-таки наступил, просто многие этого не заметили. И опять же, конец света подавался так, чтобы запугать обывателя, что вот наступит конец и больше ничего не будет. А индейцы майя, которые говорили о конце света, понимали, что всё в этой жизни и истории циклично. И конец одного света предполагает появление света другого.

«ЗАВТРА». Это как раз о «левом повороте»?

Олег ЯCИНСКИЙ. Я говорю об альтернативе «левому повороту», который намного интересней. Потому что на тех территориях майя, которые сохранили десятки языков, сохранили свою культуру, несмотря на более чем пять  веков преследований, уничтожения. Индейцы сейчас не только говорят о конце «старого света», они пытаются строить «новый свет», новый цикл. Я имею в виду сапатистское восстание 1 января 1994 года в Мексике. Тогда сбывалась мечта нескольких поколений президентов Мексики о вступлении в «первый мир». В этот день Мексика подписывала соглашение НАФТА о свободной торговле с США и Канадой. И индейским ответом на подписание Мексикой НАФТА было вооруженное восстание. Первое вооруженное восстание XX века после кризиса всех реальных социализмов, после разрушения Берлинской стены. Никто не представлял, что это будет возможно. Мой приятель в Чьяпасе, в штате, где это произошло, рассказывал, что в эту ночь все как обычно праздновали Новый год. Сан-Кристобаль-де-лас-Касас – это очень красивый колониальный городок, туда приезжает масса туристов, чтобы поехать на руины Паленке, чтобы посмотреть на то, что осталось от индейских культур. И в эту ночь тысячи индейцев в масках, возникшие из тумана, занимают Сан-Кристобаль-де-лас-Касас и ещё три города в штате Чьяпас. Никто не воспринял это всерьёз. Страна на какой-то момент замолчала, потому что индейцы пришли молча. Фактически они заявили о том, что   существуют и задали единственный вопрос: «Что вы с этим дальше будете делать?» Это индейцы, которые ещё за несколько лет до этого, идя по тротуару, должны были спуститься, опустив глаза, уступая дорогу белому или метису. Они были иностранцами на собственной земле, их жизнь ничего не стоила. Подписание договора НАФТА было смертным приговором тысячам индейских общин, потому что оно предполагало приватизацию земли, наступление транснациональных корпораций. Ведь Чьяпас – это не только самый богатый нефтью, природными ресурсами и водой штат Мексики, но и самый бедный одновременно с этим. Когда все мирные пути были исчерпаны, тысячи индейцев в условиях заговора, в котором участвовали десятки тысяч человек вынуждены были так поступить. Это единственный известный мне такой случай коллективного заговора. В нашем цивилизованном западном мире секрет обычно не удерживается более чем двумя или тремя людьми. А в Чьяпасе это произошло.

При этом вооруженное выступление сапатистов не было выступлением какого-то революционного авангарда, который решил всё за всех. Этому предшествовала демократическая процедура консультаций с подписями в каждой индейской деревне. И решение было принято: «Или мы в таких условиях вымрем от голода и всего остального или у нас появится какой-то шанс, чтобы в мире о нас услышали». Восстание было совершенно бескровным. А через несколько дней начинается атака мексиканской армии, которая стреляет во всех подряд, потому что, видя индейцев, невозможно понять кто из них сапатисты, кто – нет. Сотни жертв. Сапатисты уходят из населённых пунктов, избегая конфликтов и перестрелок, для того чтобы спасти гражданское население. Уходят в сельву -  армия начинает бомбить сельву. И в этот момент на улицы Мехико и других крупнейших городов страны выходят уже не тысячи, а миллионы демонстрантов с требованием к правительству прекратить бойню и сесть за стол переговоров. Гражданское общество поддержало все требования сапатистов, единственное, что оно потребовало от сапатистов -   отложить оружие и решать вопросы мирным путём. В отличие от большинства революционеров XX века сапатисты это услышали. История сапатистов – это история поражений, в которых они не стесняются признаться. Потому что поражение – это единственный способ чему-то научиться.

«ЗАВТРА». Хорошая философия.

Олег ЯCИНСКИЙ. Сапатисты учились и продолжают учиться. Я расскажу о начале сапатистского движения. Группа студентов, вдохновлённых идеями Че Гевары и возмущённые социальным кошмаром мексиканской, латиноамериканской глубинки, выбирают самый бедный штат, уходят в горы, затем спускаются в деревни, чтобы поднять индейцев на борьбу. Но сталкиваются с полным непониманием. Индейцы не понимают их языка, они говорят: «У вас слишком «квадратный» язык, мы не хотим ничего слышать об –«измах», научитесь говорить нормальным человеческим языком». И сапатисты из учителей превращаются в учеников и многому учатся у индейцев. В Чьяпасе вооруженная банда, охраняющая скотоводов, изгоняющая индейцев с плодородных земель, называется «белая гвардия». Индейцы предлагают сапатистам «Вы возьмите на себя защиту от банд, а мы будем вас содержать». И возникают первые отношения, первые связи. Начинает рождаться проект другой революции, в которой нет просветлённого авангарда или вооружённой группы, - просто люди начинают договариваться, смотреть друг другу в глаза, говорить от сердца к сердцу. Возникают ассамблеи, на которых участвуют все – старики, женщины, дети, происходят дебаты, споры ведутся до момента, пока не удастся прийти к соглашению. Поэтому возникает принципиально новое революционное движение, которое сейчас полностью исчезло из мексиканской прессы, и многие мексиканцы думают, что его нет. А мы знаем, какова роль средств массовой информации и как легко создавать виртуальную реальность и отрицать реальную. Последние несколько раз, будучи в Мексике, я удивился, что нет книг Маркоса, нет игрушек сапатистов – совсем недавно любимые сувениры для туристов. Но когда попадаешь на территории сапатистов, видишь, насколько созрело это движение.

«ЗАВТРА». Что такое территория сапатистов?

Олег ЯCИНСКИЙ. Территория сапатистов – это архипелаг, разбросанный по довольно большому штату Чьяпас. Никто точно не скажет, как это измерить в квадратных километрах.

«ЗАВТРА». У них своя Конституция. Это что такое?

Олег ЯCИНСКИЙ. Когда народ потребовал от правительства и сапатистской армии национального освобождения сесть за стол переговоров, удалось достичь мирного соглашения. Но соглашение не было выполнено правительством, нужно было принять конституционные поправки. Мексиканский конгресс ввел конституционные изменения, но в сильно редуцированном виде, - правительство убрало самое главное. В ответ на это сапатисты решили прервать диалог.

«ЗАВТРА». Что же для них было самым главным?

Олег ЯCИНСКИЙ. Главным было требование о конституционных изменениях с созданием культурной автономии для индейских народов не только штата Чьяпас, но и всей Мексики. То есть самоуправление и установление отношений в том числе на некапиталистических основах. Это была легитимизация незападной, «глубинной», индейской Мексики. Индейцы должны были быть уравнены в правах. То, о чём говорили сапатисты: «Пусть будет западная культура, у всех есть право на существование, но не за счёт всего остального, пусть другое тоже развивается, то, что нам кажется правильным». Всё это было сорвано, сапатисты поняли, что диалог с правительством дальше бесполезен. Но индейцы приняли другое решение: строить эту автономию, несмотря на то, что правительство не соблюдает договор. Они сказали: «Мы подписали договор, мы его выполним». Это было 23 года назад. Сейчас уже сменилось поколение внутри сапатистского движения. Создана политическая модель, при которой при принятии решений и в обсуждении участвуют все. Там нет вертикальной власти. На въезде в сапатистские общины надпись: «Здесь народ правит, а правительство подчиняется». У них есть хороший лозунг: «Править, подчиняясь». Тот, кто не умеет подчиняться, тот не имеет права править. Армия здесь также подчиняется решениям гражданских властей. Сапатистская система правосудия функциональна. Это полная автономия. Они решили жить по-другому, и это оказалось намного эффективнее. Но когда возникают подобная неудобная ситуация, что обычно делает правительство? Стравливает с соседями или индейцев между собой, и в случае конфликта отправляют туда армию.

 В случае Мексики, правительство обратилось за помощью к спецслужбам Испании. Потому что испанцы - главные эксперты по уничтожению индейцев. Спецслужбы оказали помощь в подготовке ультраправых боевиков возле сапатистских территорий, которые устраивали провокации, совершали набеги, убийства гражданских женщин и детей, чтобы вызвать вооруженную реакцию сапатистов и развязать настоящую гражданскую войну. Сапатисты показали огромную выдержку в этом отношении, они не дали себя спровоцировать. Они сказали: «мы не будем проливать  кровь наших братьев, у нас враг совершенно другой». Им удалось выстроить уважительные отношения с людьми из других соседних общин. Сейчас экономически выгодно быть соседями сапатистов, потому что в проекты там вкладываются большие деньги. Сапатисты не получают от федерального правительства ни цента, но живут лучше, потому что там сухой закон, нет алкоголизма.

Кроме сапатистских общин есть много других индейских автономий в Чьяпасе и других местах Мексики. Где условия жизни были невыносимыми, где не было разницы между официальной властью и организованной преступностью, происходили народные восстания с изгнанием властей. Народные ассамблеи брали власть под свой  контроль,и по сей день  выживают, существуют и развиваются.

При том, что Мексика становится всё более опасной страной – за последние десять лет погибло 200 тысяч человек.

«ЗАВТРА». Это нарковойны?

Олег ЯCИНСКИЙ. Так называемые нарковойны, о которых объявил один из президентов десять лет назад, воины против чего угодно, но не против наркотиков, скорее, против социальных движений. Из двухсот тысяч погибших далеко не все преступники, больше 30 тысяч пропавших без вести. Вся Мексика превратилась в гигантскую братскую могилу: где не копнёшь - тела людей.

При этом в Чьяпасе тишь и спокойствие. Туда ездят сами мексиканцы в рамках  внутреннего туризма. Наркотрафик Чьяпас тоже не затронул. Потому что сапатистская сеть контроля, разведки, связи реально контролирует эти огромные территории. И все знают, что с этими людьми лучше не связываться, потому что у них реальная организация.

«ЗАВТРА». Не будь у нас социалистической революции в 1917 году, не пришел бы «левый поворот» в Латинскую Америку.

Олег ЯCИНСКИЙ. Я думаю, что историю можно рассматривать как бумеранг или как пулю истории, которая рикошетит в пространстве.

«ЗАВТРА». Не будут ли сапатисты теперь учить нас?

Олег ЯCИНСКИЙ. У индейских народов мы можем многому научиться, потому что, говоря о структурном кризисе нашей западной цивилизации, стоит понимать, что нынешний капитализм, неолиберализм – это тупое ответвление истории, это ошибка человека, а вовсе не слепые силы истории. Мы пошли не в ту сторону и сама планета Земля даёт сигналы об этом. И, может быть, стоит попытаться искать новые пути. Я вижу очень много возможностей. Мы живём в момент кризиса. И из этого кризиса в рамках этой системы нет выхода. В этом я глубоко убежден.

 «ЗАВТРА». Интересна внутриполитическая ситуация. Например, в Эквадор, где победил Ленин, с 2007 по 2014 гг. Китай вложил 11 миллиардов долларов, что позволило Эквадору поднять социальный уровень почти вдвое.

Олег ЯCИНСКИЙ. Но Эквадору придётся отдавать эти деньги. Стоимость китайских кредитов еще выше, чем американских. У Соединенных Штатов был кроме экономического интереса ещё и идеологический. Интерес со стороны Китая чисто экономический.

Сейчас Эквадор стал другой страной. Кто был там лет 15 назад и приехал сегодня, вряд ли сможет критиковать нынешнее эквадорское правительство, потому что это небо и земля. Реальная жизнь большинства людей явно улучшилась почти во всех отношениях. Но я думаю, что это капитализм XXI века.

«ЗАВТРА». Не социализм? Вы не называете как Хайнц Дитерих это социализмом XXI века?

Олег ЯCИНСКИЙ. Капитализм XXI века – это капитализм, переодетый в социализм, с лозунгами социализма, с Лениными в качестве президентов, с обращениями друг к другу «компаньеро», «товарищ». Но при сохранении капиталистической модели. Немножко защитить самых незащищенных, поговорить о гражданской революции, открыть определенные контролируемые государством каналы гражданского участия. Но это не власть народа. В этом слабость режимов. И мы знаем, как это заканчивается. Несомненно, это явный прогресс на фоне не только военных диктатур, но даже неолиберальных режимов. Для любого гражданина, конечно, лучше жить в системе умеренной демократии, иметь хорошее бесплатное образование. В Эквадоре эти вопросы сейчас решены, но вот вопрос будущего не решен. И в этом главная проблема эквадорского правительства.

«ЗАВТРА». А Куба? Американские инвесторы уже поделили территории, куда они будут вкладывать деньги и ждут, что сегодня-завтра социалистическая Куба закончится и начнется то же самое. На Кубе есть «левый поворот»? Точнее, не наметился ли там «правый поворот»?

Олег ЯCИНСКИЙ. Думаю, что кубинская реальность самая сложная, самая запутанная в Латинской Америке, потому что в ней множество элементов. Но несмотря на массу нерешенных проблем, на недостатки кубинской революции - это самая человечная реальность в Латинской Америке. Что бы ни говорила пресса, и чего бы ни ждали американские инвесторы. Не только образование и культура, но качества кубинцев как людей – на порядок превосходят среднестатистические латиноамериканские. Поэтому поездка на Кубу – огромное удовольствие для большинства моих латиноамериканских друзей. Кубинец, конечно, еще не стал другим человеком, о котором мечтал Че, у него  есть те же пороки, что и у каждого из нас, но на какой-то шажок, на какую-то ступеньку ему удалось подняться.

«ЗАВТРА». То есть вы считаете, что они не повторят путь Советского Союза?

Олег ЯCИНСКИЙ. Несомненно, есть множество рисков. Однако бывая в России, я очень мало вижу литературы с критическим анализом перестройки. На Кубе же обсуждение крушение СССР идёт основательно и открыто, выходит много книг. Кубинцы не хотят повторять негативный опыт Советского Союза. Большинство, с кем я общался,  готово терпеть. Кубинцы понимают, что нынешний социализм сложился в силу исторических причин. Его необходимо реформировать, относиться к этому творчески, а не как к догме. Но ни один кубинец не хочет возвращения к капитализму. Латиноамериканцы знают о капитализме намного больше, чем большинство наших советских соотечественников, у которых до сих пор хватает иллюзий на этот счёт. 

Дмитрий Перетолчин

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

389
Похожие новости
17 сентября 2018, 22:33
14 сентября 2018, 15:03
12 сентября 2018, 17:03
16 сентября 2018, 15:33
14 сентября 2018, 19:33
15 сентября 2018, 15:33
Новости партнеров
 
 
Выбор дня
18 сентября 2018, 10:03
18 сентября 2018, 12:03
18 сентября 2018, 10:03
18 сентября 2018, 10:03
18 сентября 2018, 12:33
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
12 сентября 2018, 17:03
14 сентября 2018, 15:03
16 сентября 2018, 13:03
14 сентября 2018, 08:03
12 сентября 2018, 22:03
16 сентября 2018, 13:03
12 сентября 2018, 14:03