Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Славянск разменяли на окружение ВСУ в «Южном котле»

Выход Стрелкова из Славянска в ночь с 4 на 5 июля 2014 года до сих пор вызывает ожесточённые споры между его ярыми сторонниками и не менее ярыми противниками. Оставляя за скобками крайне неоднозначную деятельность Стрелкова непосредственно в ДНР и тем более его последующую политическую активность в России, следует отметить, что для получения более-менее объективной картины оценивать последствия вывода подразделений ополчения из Славянска необходимо с учётом всех сопутствующих обстоятельств. В этой связи хотелось бы остановиться на одном крайне важном аспекте, который в принципе подчас оставляют без должного внимания, хотя именно о нём нужно говорить в самую первую очередь. Речь идёт о непосредственной связи между уходом Стрелкова из Славянска и наступлением ополчения с целью «запечатывания» "Южного котла".

Обстановка на фронтах

Ещё в начале июня 2014 года началось наступление двух группировок ВСУ вдоль границ ДНР и ЛНР навстречу друг другу с целью отрезать республики от линий снабжения и замкнуть их в стратегическом окружении с последующей зачисткой территории. Ликвидация этой угрозы с установлением контроля над границей по всей её протяжённости стала принципиальным вопросом физического выживания республик. Деятельная помощь им и поддержка со стороны России по неофициальным каналам начались в июне, поэтому есть все основания считать, что складывающуюся обстановку должным образом оценили не только в штабах ополчения.

Ближе к концу месяца на картах совершенно определённо нарисовалась конфигурация потенциального «котла». Части ВСУ на южном направлении были растянуты вдоль границы в длинном и тесном «мешке» от Амвросиевки мимо Саур-Могилы и до Изварино.

Их наступательный потенциал уже ослаб, и соединиться с северной группировкой они не смогли. Судя по всему, на тот момент наиболее перспективным вариантом активных действий, направленных на радикальное изменение оперативной обстановки в пользу ополчения, было признано проведение операции с целью уничтожить именно южную группировку ВСУ. В пользу такого решения говорили чрезмерно растянутые коммуникации группировки при её относительно небольшой глубине (в пределах нескольких километров) плюс перспектива перехода под контроль республик обширного участка границы. При этом, поскольку вопрос официального ввода войск к тому моменту в силу целого комплекса причин с повестки дня был снят, для образования кольца окружения приходилось полагаться на имеющиеся в наличии силы ополчения.

Операция по ликвидации южной группировки ВСУ началась за несколько дней до выхода Стрелкова из Славянска, но до середины июля 2014 года дело по большей части ограничивалось дистанционным огневым воздействием, которое наносило весьма существенный урон противнику, но не могло полностью воспрепятствовать снабжению группировки. Позиции ВСУ, подразделения на марше и колонны снабжения плотно обрабатывались артиллерией и «Градами», но для полноценного окружения требовалось перерезать линию коммуникаций, по которой регулярно, несмотря на потери, в группировку продолжали поступать подкрепления, техника и боеприпасы.

Важнейшую роль в снабжении зажатой в мешке группировки играла понтонная переправа через реку Миус возле села Кожевня, которую прикрывали усиленные артиллерией, РСЗО и бронетехникой подразделения ВСУ, сосредоточенные в районе Степановки, Мариновки и самой Кожевни.

Силы ополчения в составе добровольческого батальона «Степь», подразделений «Оплота» и отряда ополчения Снежного, находившиеся на этом участке фронта в районе села Дмитровка в первой половине июля, в силу малочисленности и недостаточности огневых средств были не в состоянии перекрыть эту артерию и замкнуть «котёл».

Более того, подразделения ополчения в Дмитровке сами фактически находились в полуокружении. Локальные операции имеющимися силами нужного эффекта не давали. Так, например, атака батальона «Степь» на Кожевню с целью разрушения переправы 2 июля 2014 года захлебнулась, и добровольцам пришлось отойти на исходные. Из-за подавляющего превосходства противника в живой силе и технике вопрос переброски на данный участок дополнительных сил стоял крайне остро.

Манёвр Славянской бригады

На этом фоне подразделения Стрелкова оставляют Славянск и в целом всю славянско-краматорскую агломерацию и оттягиваются в Донецк. Бесспорно, в первые дни морально-психологический эффект от этого известия был удручающим, особенно для рядовых бойцов, не владевших в полной мере обстановкой. Естественно, не добавляли оптимизма и начавшие активно циркулировать слухи о надвигающейся катастрофе.

Однако в скором времени ситуация меняется. Ранним утром 16 июля 2014 года в район Дмитровки прибывают подразделения Славянской бригады и начинают наступление в направлении Степановки и Мариновки. Попытка ВСУ сорвать наступление ударом с воздуха заканчивается неудачей: один штурмовик сбит и ещё один повреждён расчётами ПЗРК батальона «Степь». В течение двух дней «славянцы» совместно с подразделениями «Оплота» с тяжелейшими боями сначала занимают Степановку, а затем вытесняют ВСУ из Мариновки. 17 июля миномётчики батальона «Степь» успешно отрабатывают по понтонной переправе, попутно накрыв проходящую по ней колонну.

Несмотря на неудачную серию атак на Кожевню с целью взять под полный контроль переправы через Миус, после которой подразделения Славянской бригады и «Оплота» понесли серьёзные потери, а батальон «Степь» был выведен на переформирование, 25 июля 2014 года силы ополчения смогли закрепиться на таможенном терминале «Мариновка» и таким образом замкнуть кольцо окружения, окончательно превратив «мешок» в «котёл». Ближе к концу месяца в результате решительных контратак противника были утрачены Мариновка и Степановка, которые снова пришлось отбивать с большими потерями. Тем не менее кольцо окружения удалось удержать, и к 8 августа 2014 года «Южный котёл» был ликвидирован.

Потери ВСУ в «Южном котле» составили порядка 5 тысяч человек убитыми, пропавшими без вести, ранеными и пленными. Ополчению в качестве трофеев досталось около 70 единиц военной техники, включая танки, БТР, БМП, БМД, РСЗО, гаубицы. Ввиду общей недостаточности сил и средств ополчения, на порядок уступавшего частям ВСУ по численности личного состава и количеству единиц техники, сплошного запечатывания «котла» всё-таки не получилось и части сил южной группировки ВСУ удалось пробиться из окружения. Выйти к своим смогли около тысячи человек.

Но главное – была ликвидирована угроза полного окружения ДНР и ЛНР, и под контроль ополчения перешла большая часть границы, то есть, вне всякого сомнения, операция имела стратегическое значение для республик.

При этом решающую роль в начале июльского наступления, ставшего отправной точкой для запечатывания «котла», сыграла переброска на южный участок фронта Славянской бригады. Это объективный факт.

Причины и последствия ухода из Славянска

Негативные последствия от оставления славянско-краматорской агломерации, конечно же, были.

Во-первых, под контроль ВСУ действительно перешла значительная территория ДНР, однако никак не «половина Донбасса», как это утверждают ярые критики Стрелкова.

Во-вторых, ВСУ приблизились к Донецку, что позволяет им до сих пор терроризировать жителей окраин города регулярными обстрелами.

В-третьих, утрата Славянска означала утрату контроля над линией водоснабжения Славянск - Донецк - Мариуполь, без которого взятие Мариуполя могло обернуться гуманитарной катастрофой, так как ничто не помешало бы бойцам какого-нибудь добробата перекрыть вентиль подачи воды — пример подрыва ЛЭП, подающих электроэнергию в Крым, наглядное тому подтверждение.

Казалось бы, третий пункт – самый существенный, так как взятие Мариуполя могло бы дать республикам грандиозные стратегические преимущества.

Однако надо отдавать себе отчёт в том, что одновременное удержание славянско-краматорской агломерации и окружение южной группировки ВСУ было в принципе невозможно по причине крайней недостаточности сил ополчения и их распыление совершенно однозначно привело бы к катастрофическим последствиям.

Гарнизоны Славянска и Краматорска героически бы таяли в оборонительных боях в оперативном окружении, а тем временем южная и северная группировки ВСУ, отдохнув неделю-другую и получив подкрепление, прогрызли бы оставшиеся 80 километров навстречу друг другу. «Северный ветер» бы в этом случае очень устал исправлять положение, если бы вообще подул.

Всерьёз рассматривать вариант деблокирующего удара в направлении Краматорска и Славянска с целью обеспечения надёжного коридора снабжения для гарнизонов также не представляется возможным, в первую очередь по указанной выше причине. Кроме того, операция по деблокированию подразумевала бы нанесение удара на существенно большую глубину, чем удары ополчения в наступательных операциях на южном участке фронта в июле 2014 года. Комплексный и беспристрастный анализ фактов говорит о том, что ополчение Донбасса за недостатком сил и средств по целому ряду объективных и субъективных причин было качественно не готово к успешному проведению масштабных наступательных операций.

Локальные наступательные операции на ограниченном ТВД в районе Мариновки и Кожевни во второй половине июля 2014 года и те периодически заканчивались неудачами, а успех сопровождался чувствительными потерями. Причём ситуация не улучшилась даже ко времени зимней кампании 2015 года, когда Дебальцевская операция далась колоссальным напряжением сил и тяжелейшими потерями, а операция по овладению Авдеевкой и Песками вообще захлебнулась. Успешная же ликвидация "Иловайского котла" и последующее стремительное наступление на мариупольском направлении были обеспечены «Северным ветром», призванным кардинально и с минимальными потерями изменить оперативную обстановку в пользу ополчения.

***

Таким образом, вне зависимости от личности и деятельности самого Стрелкова необходимо признать, что в условиях, сложившихся к началу июля 2014 года, вывод подразделений Славянской бригады из Славянска и Краматорска с последующей их переброской на южный участок фронта для запечатывания и ликвидации «Южного котла» был единственно верным решением, продиктованным суровой необходимостью.

Тогда, в июле 2014 года, ополчение вело либо оборонительные, либо позиционные бои. Сил на наступление только на одном, но критически важном для будущего молодых республик южном участке фронта едва хватило исключительно благодаря прибытию Славянской бригады. Бесперспективная оборона была разменяна на «Южный котёл». Такова жестокая логика войны.

Святослав Голиков

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

1481
Похожие новости
02 декабря 2016, 17:18
10 декабря 2016, 08:18
08 декабря 2016, 22:18
02 декабря 2016, 01:18
09 декабря 2016, 00:18
03 декабря 2016, 02:18
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
 
Популярные новости
10 декабря 2016, 08:18
10 декабря 2016, 03:18
07 декабря 2016, 00:18
07 декабря 2016, 21:18
10 декабря 2016, 07:18
08 декабря 2016, 01:18
05 декабря 2016, 08:18