Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Сирия не стала для России вторым Афганистаном

Предполетная суета технических служб, летчики сосредоточенно обходят свои крылатые машины, оглушительный рев двигателей... В сирийское небо один за другим поднимались российские бомбардировщики, открывая новую страницу в боевой истории отечественных вооруженных сил. Первая в постсоветской России военная операция за пределами бывшего СССР - с матерым противником, за несколько лет практически поглотившим целую страну.

30 сентября 2015 года я стоял на взлетной полосе аэродрома Хмеймим, провожая взглядом наши «сушки». И, конечно, не мог знать, что всего за три года от былого «величия» «Исламского государства»* останутся лишь страшные воспоминания. Тогда это было совсем неочевидно, хотя расклад казался совсем простым. Есть силы добра, которые противостоят силам зла. И все находящиеся на светлой стороне должны объединиться против главного злодея.

Ровно 3 года назад началась наша военная операция на Ближнем ВостокеФото: Александр КОЦ

Кто же тогда мог предположить, что России придется сражаться практически на два фронта. Все эти три года наши партнеры по «светлому воинству» с маниакальным упорством ставят палки в колеса нашей машине добра. Сегодня нам и вовсе приходится огораживать себя комплексами противовоздушной обороны от вчерашних друзей, с которыми мы вроде до конца не поссорились, но осадочек накопился серьезный. Хотя, конечно, ничто не ново под Луной. И противостоять всему «цивилизованному миру, в штаб-квартире ли ООН в Нью-Йорке или в небе над зоной боевых действий, России не в первой.

Ровно 3 года назад началась наша военная операция на Ближнем Востоке.Фото: Александр КОЦ

Сберечь деньги и людей

Аналогия с советской кампанией в Афганистане напрашивается сама собой. Причем первыми ее провели западные СМИ и эксперты три года назад, предрекая России неизбежное поражение по афганскому сценарию. Если посмотреть на список государств, которые в 80-е годы прошлого века прямо или косвенно поддерживали моджахедов в Афганистане, то получается практически та самая американская коалиция, которая сегодня считает Россию скорее соперниками, нежели союзниками в Сирии.

Те же самые игроки, что снабжали душманов «Стингерами», в Сирии поставляли «умеренной оппозиции» противотанковые комплексы TOW. Те же самые структуры, которые когда-то обучали будущую Аль-Каиду*, теперь надували политический вес провокаторов из «Белых касок».

Ровно 3 года назад началась наша военная операция на Ближнем ВостокеФото: Александр КОЦ

Мир уже живет в другом веке, но методички по сдерживанию «красной агрессии» почти не изменились. Зато Россия из того конфликта вынесла для себя серьезные уроки. И сделала все, чтобы не оправдать прогнозов Запада трехлетней давности.

В первую очередь, мы отказались от наземной операции, сделав ставку на советников в сирийских подразделениях. По сути, все известные победы в Сирии, завершившиеся в итоге освобождением территории от террористов, были разработаны российскими офицерами. И проведены под их чутким руководством. Об этом, к сожалению, говорят и потери. Наши военные советники находились на переднем крае. И рисковали также, как и сирийские.

Ровно 3 года назад началась наша военная операция на Ближнем ВостокеФото: Александр КОЦ

Однако уровень потерь просто не сопоставим с афганским! За три года, по официальным данным, Россия потеряла 101 человека, 8 самолетов и 7 вертолетов. В Афганистане за 9 лет - 15 тысяч погибших, 118 самолетов и более 300 вертолетов. И это не считая наземной боевой техники. Возможно, сравнение не самое корректное. Но оно говорит о том, что мы научились беречь не только и деньги, но и людей. Минобороны сделало ставку на местные вооруженные силы и наземные войска немногих союзников, которых поддержали с воздуха.

Ровно 3 года назад началась наша военная операция на Ближнем ВостокеФото: Александр КОЦ

«Умеренные» террористы

В отличие от Афганистана, в Сирии проблемы решались поэтапно, не разбрасывая ресурсы по всей стране. Откровенно говоря, их на всю страну и не было, поэтому боеспособные части перебрасывались из одной горячей точки в другую по мере их ликвидации. При этом, пожалуй, впервые в современных войнах была принята на вооружение тактика мягкой силы. Когда подразделения «умеренных» противников загонялись в котлы, в которых вариантов оставалось не много. И чтобы избежать жертв среди местного населения, в дипломатический бой шли российские военные переговорщики, благодаря которым боевики соглашались на капитуляцию в обмен на жизнь. И это еще одно новшество - Россия готова договариваться хоть с чертом, хоть с Эрдоганом ради результата и уменьшения потерь. В итоге часть боевиков в Сирии перешла на сторону правительства (как в свое время в Чечне), часть предпочла выехать в провинцию Идлиб. Собственно, на сегодня это единственный очаг болезни, купированный демилитаризованной зоной.

Ровно 3 года назад началась наша военная операция на Ближнем ВостокеФото: Александр КОЦ

- Нет сомнений, что Идлиб стал осиным гнездом многочисленных террористических организаций. Это результат подхода России и режима Асада по консолидации и контролю территории в Сирии. Они использовали переговоры на местах, чтобы очищать районы в Сирии, и они использовали Идлиб как «свалку», позволив свободно пройти в Идлиб самым отъявленным террористам, - бесится сегодня зам. министра обороны США Роберт Карем.

И говорит он о тех самых «умеренных оппозиционерах», о которых так беспокоилась вся мировая общественность, пока они «варились в котлах» по всей Сирии. И которых так бездумно накачивали оружием в течение нескольких лет. Пока они сидели в паре километрах от центра Дамаска как мощный рычаг давления на режим Асада, они были «борцами за свободу» и «повстанцами». Как только их согнали в резервацию, из которой того и гляди пойдут неудобные утечки информации, «оппозиционеры» превратились в «самых отъявленных террористов».

Ровно 3 года назад началась наша военная операция на Ближнем ВостокеФото: Александр КОЦ

Информационный отпор

Но, пожалуй, самым главным отличием Сирийской операции от войны в Афганистане стала информационная открытость. Разумеется, насколько вообще может быть открытым военное ведомство. Ежедневные брифинги, бюллетени на разных языках, массив фото- и видеоматериалов, даже пресс-туры для иностранных журналистов... Могли ли они представить такое при Советском Союзе? Моментальная реакция на любые вызовы не только на поле боя, но и в информационной войне. При принятии решения о ракетных ударах по Сирии наши аргументы, конечно, во внимание не принимаются. Но иные информпрорывы бывают посерьезнее ракет.

Одним из самых показательных моментов стала «химическая провокация» в Думе, когда по настойчивой подсказке российской стороны Дамаск запустил в этот город всех желающих. И иностранные журналистам пришлось либо врать, либо честно рассказывать о том, что местные жители ничего не знают о химической атаке, которая спровоцировала ракетный удар коалиции. Кто знает, возможно, если бы не их репортажи, мы бы стали свидетелями еще одной инсценировки, которая готовилась в сентябре в провинции Идлиб «Белыми касками».

Как итог - Россия после долгого перерыва все-таки вернулась в Ближневосточный регион одним из главных игроков, заставив считаться со своим присутствием здесь всех.

Сирия не стала для России вторым Афганистаном

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Алексей ПУШКОВ, Председатель Комиссии Совета Федерации по информационной политике:

Это поражение США

При этом Россия перешла в другую категорию. Мы продемонстрировали способность перебрасывать на дальние расстояния вооруженные силы, наносить удары высокоточными крылатыми ракетами, активизировали и проверили в бою не только авиацию, но и наш военно-морской флот. В Соединенных штатах переброска значительных вооруженных сил на большие расстояния считается одним из главных признаков мощи государства. До сих пор это могли делать США, Франция в Африке и, пожалуй, все. Россия теперь тоже перешла в разряд военных сверхдержав не только по пассивному потенциалу, но и по способности его использовать.

И в конце концов Россия изменила соотношение сил на Ближнем Востоке. Сирия - это поражение США. Обама ушел из Белого дома, а Асад все еще в президентском дворце в Дамаске! Это поражение американской стратегии по смене режимов в этом регионе. Они свалили Саддама Хусейна, Муаммара Каддафи, но с Сирией у них не получилось. И это поражение американской внешней политики имеет серьезные последствия. Ближний и Средний Восток начинает воспринимать США как державу по-прежнему весомую и важную, но не всесильную. А Россию - как нового игрока, с которым стоит иметь дело. И это выражается не только в особых отношениях с Сирией.

Улучшились контакты с Саудовской Аравией, хотя, казалось бы, в Сирии у нас разные цели. Но саудовцы - реалисты, прагматики. Они понимают, что мы теперь имеем и военное и физическое присутствие на Ближнем Востоке, и с нами надо выстраивать отношения. Приличные отношения у нас и с Ираком, хотя он во многом зависит от США. Но по Сирии он скорее наш союзник, мы входим в одно координационное бюро вместе с Ираном. К нам серьезно настроены и в других ближневосточных столицах - в Катаре, Египте... Россия показала способность к действиям, а не только к разговорам. И те враждебность и нервозность, которые демонстрируют США, говорят о том, что они не предвидели столь.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

660
Похожие новости
10 декабря 2018, 10:18
09 декабря 2018, 10:03
08 декабря 2018, 19:48
08 декабря 2018, 19:48
10 декабря 2018, 07:18
08 декабря 2018, 17:48
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
04 декабря 2018, 06:48
03 декабря 2018, 19:48
03 декабря 2018, 20:48
09 декабря 2018, 11:03
06 декабря 2018, 19:48
03 декабря 2018, 16:48
07 декабря 2018, 20:48