Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Шведский журналист о российском кино: славянофильство уступило капитализму

После 2014 года Россия начала уделять повышенное внимание крупным патриотическим фильмам, пишет Давид Исакссон в своей статье для Sveriges Radio. Тем не менее, по мнению журналиста, хотя в кинополитике России и прослеживаются определённые славянофильские черты, картины, в конечном счёте, в плане содержания не слишком далеко ушли от западных образцов искусства. При этом это нисколько не умаляет их высокий технический уровень, считает автор.
Весной 2014 года сразу же после «аннексии»* Крыма министр культуры России Владимир Мединский заявил, что его ведомство будет уделять особое внимание патриотическим фильмам, пишет шведский журналист Давид Исакссон в своей статье для Sveriges Radio.

Разумеется, патриотическое кино в России снимали и раньше. При Владимире Путине победа Советского Союза во Второй мировой войне заняла центральное место в исторической парадигме, что стало причиной потока фильмов о военных триумфах и подвигах. Некоторые из этих фильмов вроде «Сталинграда» Фёдора Бондарчука оказались успешными, в то время как другие картины критики и зрители встречали со сдержанным энтузиазмом.


«Однако фильмы о войне по своей природе ограничены. В итоге многим начало казаться, что окопы, взятые высоты и испачканные глиной солдаты — это немного однообразно», — считает автор.

Тем не менее Мединский говорил и о «расширении ассортимента», и со временем на экранах появился новый тип патриотических фильмов, которые также повествовали о победах — но не на поле боя.

Примечательным примером стало «Время первых» 2017 года, повествующее о космонавте Алексее Леонове, который стал первым человеком, вышедшим в открытый космос. Действие фильма разворачивается в 1963 году в разгар космической гонки между США и СССР. Советский Союз в ней лидирует, однако США наступает на пятки, поэтому пуск ракеты намечают на более ранний срок. Уже в космосе спешка начинает сказываться: костюм Леонова распухает, и космонавт может двигаться только с большим трудом и в кульминационный момент фильма едва успевает вернуться на корабль до того, как кончится кислород.

«Время первых» — это осанна тому времени, когда Советский Союз действительно был первым. В этом фильме полно серпов, молотов и красных звёзд. Однако, несмотря на все советские символы зрителю тяжело не заметить, что «Время первых» похож на такие фильмы как «Аполлон-13», «Парни что надо», и, прежде всего, «Лучший стрелок». Не то чтобы здесь шла речь о плагиате, но каждый кадр соответствует жанровым требованиям Голливуда», — отмечает Исакссон.

Эти фильмы схожи не только по форме, но и в плане идеологического содержания: во «Времени первых» — как и в его американских предшественниках — историю пишет именно индивид, подчёркивает журналист.

Космонавт Леонов согласен с тем, что в открытый космос надо выйти любой ценой, однако он нарушает приказы руководства, когда это необходимо. Именно его воля, способность к импровизации и отвага приводят к счастливому концу.

Некоторые из новых патриотических фильмов черпают вдохновение в мире спорта. Кассово успешное «Движение вверх» также основывается на реальной истории — победе советской баскетбольной сборной над США в 1972 году в Мюнхене, в результате которой она получила олимпийское золото.

«В каком-то смысле совсем неудивительно, что российские фильмы похожи на американскую классику. Национализм во многом строится на исключительности нации. В конце концов, один флаг можно заменить на другой», — полагает журналист.

Однако здесь примечательно одно обстоятельство. В России в XIX веке сформировалась романтическая националистическая идейная традиция — славянофильство, — которое строилось на том предположении, что Россия по своей природе отличается от так называемого Запада. Славянофилы считали, что хотя Россия не настолько развита как Запад в плане экономики и техники, это можно обратить ей на пользу. По их мнению, Россия была неиспорченной, духовной страной, превосходящей в этом аспекте поверхностный и материалистический Запад.

«Подобные славянофильские идеи явно прослеживаются в новой кинематографической политике министра культуры Мединского. В её рамках Россия воспринимается как отличное от «Запада» образование, как самостоятельная цивилизация, которая стоит на страже традиционных русских ценностей, поэтому отечественные фильмы должны пропагандировать эту русскость. «Кто не кормит свою культуру, будет кормить чужую армию», — приводит Исакссон слова самого Мединского.

Однако если посыл таков, что Россия другая, то довольно странно поддерживать фильмы, которые в своей основе похожи на американские картины. Когда в фильмах восхваляется личный успех и культура потребления, это противоречит славянофильству, которое считает подобные аспекты признаками упадка «Запада». В рамках этого течения России присуще внутреннее качество, однако в новых патриотических фильмах этого нет, отмечает журналист.

«Так как же всё это сочетается? Если Россия так сильно отличается от так называемого «Запада», то почему российские патриотические фильмы так похожи на американские? Да, это объясняется тем, что Россия во многих аспектах не такая особенная. В своей книге 2018 года «Россия без Путина» Тони Вуд заметил, что российский лидер по большому счёту сохранил систему, созданную его предшественником Борисом Ельциным. Россия по своей сути — это капиталистическая страна», — подчёркивает автор.

По мнению Исакссона, никто не назовёт Россию идеальным рынком. В этой стране «ограничена свобода слова», а суды не независимы. Однако обычные люди живут в нестабильной обстановке и имеют дело с жёсткой конкуренцией на рынке рабочей силы, достигая самореализации с помощью потребления.

Кроме того, патриотические фильмы выходят на рынок, соревнуясь с успешными голливудскими картинами. Довольно тяжело понять, как можно заставить зрителей сделать выбор в пользу славянофильского фильма, в котором восхваляется жизнь в русской деревне, а не в пользу последнего представителя «американского супергеройского эпоса».

Отсутствие собственной идеологии и эстетики в российских патриотических фильмах во многом отражается и в самой России, где политики уже давно ищут «национальную идею». Однако, несмотря на все разговоры об отличии от Запада, никакой серьёзной идеи до сих пор так и не было представлено, считает Исакссон.

«Тем не менее я считаю, что эти фильмы работают в качестве пропаганды. Однако их сила кроется скорее в форме, чем содержании. Без всяких сомнений, рассказы о победах должны вызывать национальную гордость, однако важно то, что техническое великолепие может впечатлить не меньше мюнхенского золота», — отмечает журналист.

«В фильме Фёдора Бондарчука «Притяжение» российские военные сбивают над Москвой огромный космический корабль. Когда он падает и сносит высотку в Северном Чертаново, зрители дивятся тому факту, что Россия способна снять такой фильм. В конечном счёте, именно этот профессионализм, а не идеологическое наполнение становится памятником величия современной России», — подводит итог Давид Исакссон.

* Крым вошёл в состав России после того, как за это проголосовало подавляющее большинство жителей полуострова на референдуме 16 марта 2014 года (прим. ИноТВ).

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

Загрузка...


Загрузка...
667
Похожие новости
19 августа 2019, 08:03
17 августа 2019, 11:03
19 августа 2019, 15:33
18 августа 2019, 08:18
19 августа 2019, 11:48
19 августа 2019, 00:33
Новости партнеров

 
 
Новости СМИ

Новости партнеров
 
Новости СМИ
Популярные новости
15 августа 2019, 07:48
17 августа 2019, 23:33
17 августа 2019, 07:18
13 августа 2019, 13:18
17 августа 2019, 22:18
17 августа 2019, 16:03
16 августа 2019, 16:18