Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Российские вооруженные силы укрепляют свою боеспособность в Сирии

Российское военное командование в полной мере использует возможности, предоставляемые военной кампанией в Сирии, чтобы испытать новые вооружения и тактические приемы ведения боевых действий, считают многие аналитики.
Россия готова оставить свои силы в Сирии, несмотря на возможные потери, поскольку Кремль убежден, что выгоды значительно перевешивают издержки. С точки зрения Москвы, кампания в Сирии дает российским военным неоценимый боевой опыт, который поможет усовершенствовать их технические возможности и повысить боеготовность.
«Использование наших вооруженных сил в боевых условиях – источник уникального опыта и уникальный инструмент для их совершенствования, – заявил президент России Владимир Путин во время публичного телевизионного выступления 7 июня. – Никакие учения не могут сравниться с реальным применением вооруженных сил в боевых условиях».

Приобретение боевого опыта

По мнению Кремля, одной из самых главных причин продолжения военной кампании в Сирии является дальнейшее совершенствование новых возможностей нанесения высокоточных ударов. «Сирия – это не стрельбище для российского оружия, но мы все же испытываем там наши новые вооружения, – сказал Путин. – Это привело к усовершенствованию современных ударных систем, включая ракетные системы. Одно дело – просто иметь такое оружие, и совсем другое – видеть, как они действуют в условиях реальных боевых действий.
Путин отметил, что участие в сирийском конфликте также оказалось важным источником опыта для российской обороной промышленности, которая получила бесценную информацию о том, как проявляет себя в бою их военная техника. «Когда мы начали использовать это современное оружие, включая ракеты, целые команды из наших оборонных компаний отправились в Сирию и работали там непосредственно на местах – что было очень важно для нас – над доводкой вооружений и выяснением всех обстоятельств, с которыми мы можем еще столкнуться при их использовании в боевых условиях», – сказал президент России.

Российский испытательный полигон в Сирии

Однако, Сирия оказалась не только полигоном для испытаний российской военной техники. Сирийская кампания помогла России продолжить профессиональное совершенствование своих военачальников, а также предоставила офицерскому корпусу реальный боевой опыт. А это, в свою очередь, позволило российским вооруженным силам значительно повысить тактический уровень, улучшить методы и порядок выполнения боевых задач.
«Наши командиры – а мы сделали так, что большое количество офицеров и генералов побывали в Сирии и приняли участие в военных действиях – стали понимать на опыте, что такое современный вооруженный конфликт, насколько важны связь, разведка, взаимодействие между всеми родами войск и подразделениями, как важно обеспечить эффективную совместную работу аэрокосмических сил, авиации, сухопутных войск, в том числе сил специального назначения, – сказал Путин. – Это позволило нам совершить еще один важный шаг в совершенствовании наших вооруженных сил».
Майкл Кофман, старший научный сотрудник Центра военно-морского анализа, специализирующегося на российских военных исследованиях, отметил, что война в Сирии предоставила Москве бесценной тренировочный полигон. «Большая часть старшего военного персонала прошла через Сирию. То же касается и значительного процента личного состава военно-космических сил, – сказал Кофман. – Большинство командующих военными округами и общевойсковыми армиями прошли стажировку в штабах на территории Сирии. В настоящее время Сирия является отличным военным полигоном, предназначенным для того, чтобы дать российским вооруженным силам боевое крещение, а также тренировочным лагерем для старшего офицерского состава».
Важно также отметить, что большая часть средств для финансирования сирийской кампании взята из бюджетных средств, выделенных на подготовку российских военных. «Деньги на войну взяты из статей военного бюджета, посвященных выполнению учебных задач, – рассказал старший научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований московской Высшей школы экономики Василий Кашин. – Все новое оборудование было испытано в Сирии, включая даже те его виды, которые еще не были одобрены к серийному производству, и при этом десятки тысяч офицеров получили настоящий боевой опыт. Израсходовав такую же сумму на проведение военных учений, мы не добились бы таких же результатов».
Что же касается подготовки и усвоенных уроков, русские считают, что эта война является нейтральной с точки зрения издержек. «Конечно, это чрезвычайно важно, что в каком-то смысле, эти усилия окупаются», – добавил Кашин.

Усвоенные уроки

Самый важный урок, который  российские военные усвоили в Сирии – это необходимость тесной координации действий между военно-воздушными и наземными силами. «В Сирии, прежде всего, российские Воздушно-космические силы научились выполнять боевые задачи по оказанию поддержки наземным войскам, – говорит Кофман. – Силы специального назначения вели собственную, самостоятельную войну, но и они начали все больше интегрировать воздушную поддержку с наземными операциями в  режиме реального времени».
Российские военные также увидели на практике все недостатки своих датчиков и систем вооружений. «Русские быстро поняли, что, хотя у них есть соответствующие платформы, их оружие и системы все же непригодны для нанесения точных ударов, – сказал Кофман. – Авиационный прицельно-навигационный комплекс СВП-24 значительно увеличил точность, но их самолетам приходилось летать слишком высоко, к тому же российские боеприпасы были слишком велики для такой  работы. В конечном итоге, одним из немногих компонентов, способных поражать движущиеся цели с помощью высокоточных боеприпасов, оказались вертолетные силы».
В то время как сирийская кампания выявила ряд недостатков в российском оружии, датчиках, тактике и уровне подготовки, она также предоставила Москве возможность устранить большинство этих недостатков. Русские добились огромных успехов в повышении боевой мощи с начала своей военной кампании в Сирии в 2015 году. «Со временем они усовершенствовали свою технику наведения на цель, добившись способности захватывать цели практически в режиме реального времени, – рассказал Кофман.

Издержки сирийской войны

Однако, российские победы и достижения в Сирии не обошлись без потерь, как людских, так и материальных. Путин признал, что российские силы понесли определенный урон в живой силе и технике в ходе своего вмешательства в сирийский конфликт с целью поддержки режима Асада. «Мы знаем, что использование вооруженных сил в боевых условиях влечет неизбежные потери, – сказал он. – Мы никогда не забудем о своих потерях и  никогда не оставим в беде семьи наших товарищей, не вернувшихся домой из Сирии».
Несмотря на эти потери, Путин настаивает на том, что российская военная кампания в Сирии была необходима для обеспечения жизненно важных интересов страны в ближневосточном  регионе. «Наши военные находятся там для обеспечения национальных интересов России в этом критически важном  регионе мира, который расположен так близко, и они будут там оставаться, пока это будет необходимо для России и для выполнения наших международных обязательств», – заявил российский лидер.

Поддержка сирийской военной кампании внутри России

Тем  не менее, Путин – возможно, понимая, что российское население не готово бесконечно поддерживать ближневосточные обязательства России – заявил, что Москва  не собирается оставаться в Сирии на постоянной основе. «Мы  не планируем выводить те подразделения, которые там находятся, но я обращаю ваше внимание на тот факт, что я не называл эти объекты базами», – сказал Путин. – Мы не строим там долгосрочных объектов и можем вывести оттуда весь наш персонал довольно быстро без существенных материальных потерь. Таким образом, пока это необходимо, они будут выполнять свои задачи, включая обеспечение безопасности России в этом регионе и обеспечение наших интересов в экономической сфере».
Путин приложил все возможные усилия для того, чтобы обусловить вмешательство Москвы в Сирии необходимостью предотвращения прямых угроз для России. Он объяснил своему народу, что лучше бороться с исламскими экстремистами из центральноазиатских республик бывшего Советского Союза в Сирии, а не дома, в российских  городах. «Напомню, что тысячи боевиков, выходцев из стран Центральной Азии, с которыми у нас нет контролируемых границ, сосредоточены на сирийской территории, – сказал он. – Лучше иметь дело с ними там, чем столкнуться со смертельной угрозой здесь».
Кашин отмечает, что согласно опросам, российское население в основном поддерживает военную кампанию Кремля в Сирии. «В целом, большинство людей одобряют сирийскую кампанию, – сказал он. – Однако лишь незначительное меньшинство на самом деле волнует, что происходит в Сирии».
Действительно, доля российской общественности, проявляющая активный интерес к кампании в Сирии, обычно не превышает пятой части населения. «Если там происходит что-то серьезное, за этим следит около 30 процентов населения, – сказал Кашин. – А когда нет никаких крупных событий, этот процент снижается до 20. Показательно, что среди людей, которых на самом деле волнует эта кампания – то есть тех, кто постоянно уделяет время, чтобы читать и смотреть сообщения – подавляющее большинство поддерживает войну».
Причина такой поддержки заключается в том, что россияне, уделяющие внимание военной кампании, верят, что для Москвы на самом деле лучше уничтожить экстремистские элементы в Сирии, чем бороться с ними в самой России. «Объяснение, что мы убиваем людей, которые в противном случае приехали бы в бывшие советские республики, звучит убедительно и логично», – сказал Кашин.

Действительно ли в Сирии у России имеются жизненно важные интересы?

Хотя Кремль утверждает, что кампания в Сирии призвана защитить жизненно важные интересы России, к этому можно отнестись с известной долей скептицизма. «В целом российское руководство рассматривает сирийскую кампанию как стратегически важную с точки зрения взаимодействия с Соединенными Штатами, – считает Кофман. – Однако, речь не идет о жизненно важных интересах России. Если бы это было так, Путин не стал бы подчеркивать, насколько быстро русские могут уйти из Сирии. Напротив, Москва внимательно следит за тем, насколько глубоко они втянуты в этот конфликт, чтобы всегда была возможность уйти в самые короткие сроки».
В конечном итоге, Россия готова оставаться в Сирии до тех пор, пока Кремль получает там больше преимуществ, чем несет издержек. Да данный момент сирийская кампания приносит Москве впечатляющие выгоды в качестве испытательного полигона, где российские вооруженные силы могут испытывать свой персонал и военную технику в реальных боевых условиях при минимальном риске. Таким образом, она дает России возможности для совершенствования не только техники, но и тактики, методов и порядка выполнения боевых задач в реальных условиях. И в этом качестве сирийская война неоценима для российских вооруженных сил, получающих боевой опыт, учитывая стремление Кремля восстановить статус России как великой державы, способной конкурировать на  равных с Соединенными Штатами.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

840
Похожие новости
16 июля 2018, 21:03
15 июля 2018, 14:03
17 июля 2018, 06:03
15 июля 2018, 16:03
17 июля 2018, 10:03
16 июля 2018, 17:03
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
16 июля 2018, 17:03
11 июля 2018, 17:48
15 июля 2018, 02:03
15 июля 2018, 12:03
14 июля 2018, 21:03
10 июля 2018, 23:48
11 июля 2018, 12:48