Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

России предстоит трудный выбор в Сирии

Несколько публикаций, появившихся в последнее время, провозгласили победу России и режима Асада в сирийской гражданской войне. Предсказание президента Обамы еще осенью 2015 года о том, что русские в конце концов увязнут в Сирии, как СССР в Афганистане, опровергнуто и едва ли не забыто, особенно на фоне крайне слабой политики его администрации в отношении сирийской гражданской войны.
В общем-то, нельзя не признать, что вмешательство России действительно достигло своих непосредственных военных целей, которые состояли в том, чтобы  не допустить победы сирийской оппозиции. Москва не только сохранила, но и расширила стратегический доступ к Ближнему Востоку и в целом к Средиземноморью. А в регионе, который всегда предпочитал ставить на фаворита, беспощадная тактика, которую Россия применяла вместе с режимом Асада и проиранскими силами, например, в Алеппо в прошлом году, значительно укрепила репутацию России как стойкого защитника для своих друзей и проклятия для всех, кто им противостоит.
Однако, наряду со всем сказанным выше, верно и то, что, анализируя первый за несколько десятилетий случай, когда Россия вмешалась в геополитическую борьбу с высокими ставками вдалеке от своих границ, руководители страны изучают тот же горький урок, который хорошо знаком американцам. Его суть в том, что военная победа над врагом не ведет автоматически к достижению тех политических целей, которые обусловили участие в войне. Если успехи на поле боя не удается сделать основой для достижения устойчивых политических целей, единственное, что у вас остается – это множество мертвых тел.
В этом контексте целесообразно вспомнить, что в марте 2016, затем снова в декабре 2017, и наконец, в июне 2018 года Россия объявляла о выводе своих войск из Сирии. Однако, ни одно из этих объявлений не привело к сокращению численности российского контингента в Сирии, который по-прежнему составляет около 3 тысяч человек. Поэтому, несмотря на свое недавнее заявление о том, что российские войска провели 39 тысяч авиаударов, убили до 86 тысяч «боевиков» и уничтожили 121 466 «целей террористов», Россия не может уйти из Сирии. Да, российская авиация сыграла важную роль в том, чтобы победить врагов Асада на большей части страны, но Сирия не стала ближе ни на дюйм к долгосрочному, устойчивому политическому урегулированию по сравнению с сентябрем 2015 года. Позиционируя себя как гаранта стабильности и спасителя легитимного правительства, Россия не может уйти из Сирии до тех пор, пока страна остается нестабильной, а правительство в Дамаске не в состоянии взять под контроль большую часть территории.
Всего этого, возможно, недостаточно, чтобы вызвать в американском сознании ассоциацию со словом «трясина» (этот ярлык давно и прочно связан с джунглями Юго-Восточной Азии), но положение России тоже отнюдь «не пикник».
Проблемы, с которыми сейчас сталкивается Россия в Сирии, в основном, носят политический характер. Это те самые проблемы, которые невозможно решить, убивая «боевиков» и уничтожая «объекты террористов». Один из способов изучения этих проблем —  географический.
Взгляд на карту показывает три области, в которых России не удается осуществить свою цель воссоединения Сирии под властью Асада. Первая – это Идлиб, где около 3 миллионов гражданских лиц и тысячи боевиков составляют последний крупный бастион оппозиции в западной Сирии. Влияние в Идлибе «Джабхат Фатх аш-Шам», одной из самых сильных оппозиционных группировок, с самого начала грозило сделать военные действия в этом районе кровопролитными и сложными.
Россия и режим Асада усложнили для себя проблему в Идлибе, сосредоточив там боевиков из других оппозиционных группировок, после захвата территорий, которые эти группировки ранее контролировали. Многие из них были умеренными оппозиционными группами, которые в 2016 году присоединились к соглашению о прекращении огня, но теперь они, вероятнее всего, стали более радикальными. Таково следствие их постоянного взаимодействия с группировкой «Джабхат Фатх аш-Шам», а также прежнего опыта борьбы против российских и иранских сил в других частях страны, где применялись жестокие методы ведения военных действий.
Враг, противостоящий России в Идлибе, не только сильнее, чем те, с кем приходилось воевать прежде, но также включает в себя группировки, связанные с Турцией, одним из ключевых партнеров России в ее стремлении отодвинуть США и Организацию Объединенных Наций на задний план в послевоенном сирийском урегулировании. Если Россия предпочла бы провести тотальную кампанию авиаударов, чтобы уничтожить своих врагов в Идлибе, она наверняка потеряла бы поддержку Турции и могла бы даже вступить в конфронтацию с турецкими вооруженными силами, которые развернуты в этом районе. Поэтому Москва предпочла заключить соглашение с Анкарой об отсрочке начала военных действий в Идлибе, что означает банальное затягивание решения проблемы.
Еще одна зона, где России не удается восстановить контроль режима Башара аль-Асада – Аль-Танф. Здесь основная проблема состоит в присутствии американских военных. После нескольких ударов России и сирийского режима по группировкам, поддерживаемым США в этом регионе, американские военные создали гарнизон в Аль-Танфе и объявили о 55-километровой зоне безопасности вокруг этого гарнизона. В некоторых случаях они защищали эту зону силой, уничтожая автомобили и самолеты, нарушавшие ее границу.
Обстоятельство, дополнительно усложняющее ситуацию вокруг Аль-Танфа – наличие лагеря для внутренних перемещенных лиц Рукбан, который находится в зоне безопасности США. Утверждения российских властей о том, что в лагере Рукбан укрываются террористы, сильно нервируют американских политиков, которые боятся кровопролития в случае вывода военного контингента США.
Наконец, присутствие США в Аль-Танфе, расположенном недалеко от границ с Иорданией и Ираком, является источником уверенности для Иордании и осложняет для Ирана создание «шиитского полумесяца», простирающегося от Тегерана до Бейрута. Поэтому, в ближайшем будущем вывод сил США из Аль-Танфа маловероятен. Однако, не вытеснив оттуда американский гарнизон, Россия никогда не сможет удовлетворить своих союзников в Дамаске и Тегеране.
И последним регионом, где Россия натолкнулась на серьезное сопротивление, является северо-восток Сирии. Здесь проблему представляют собой те же американцы и их партнеры, Сирийские демократические силы (SDF), которые представляют собой коалицию курдских и суннитских арабских ополчений. SDF – это хорошо обученное, экипированное, усиленное американскими военными советниками и эффективно управляемое вооруженное формирование, которое является грозным противником. Попытка России бросить вызов SDF с помощью наемников ЧВК Вагнера, атаковавших бойцов ополчения в феврале нынешнего года, привела к ответному удару со стороны США, в результате которого погибли более 200 нападавших.
Вдобавок к военному успеху в освобождении северо-восточной Сирии от боевиков группировки ДАИШ, в том числе «столицы» террористов, города Ракки, Сирийские демократические силы показали свою политическую значимость. В каждой освобожденной области они создали гражданские советы для управления и осуществления базовых функций государства. Недавнее заявление США о том, что они останутся в Сирии, чтобы помешать Ирану, укрепит уверенность в собственных силах у SDF и еще больше осложнит ситуацию для Москвы, Дамаска и Тегерана.
Даже если эти три района будут оставаться неподконтрольными режиму президента Асада, все же представляется возможным восстановить какое-то подобие послевоенной нормальной жизни на остальной территории страны. Таким образом, после уничтожения или изгнания внутренних врагов режима Асада с большей части Сирии, задача России теперь заключается в том, чтобы превратить свой военный успех в устойчивое политическое урегулирование, с опорой на те районы, где сирийское правительство восстановило свой контроль. Однако, сделать это будет весьма непросто.
Во-первых, Москве придется принимать во внимание цели своих союзников и партнеров, часть из которых находится в непримиримом противоречии с собственными целями России. Режим Асада не делает никакого секрета из того, что в его планах – восстановить целостность всей территории Сирии с помощью военной силы. Однако, без поддержки России, у режима нет ни военного, ни дипломатического веса для решения подобных проблем. Однако, безусловная поддержка со стороны России может подтолкнуть его к попытке испытать решимость SDF и американских военных. Асад может отдать приказ о наступлении на северо-востоке Сирии, которое приведет к прямой конфронтации с США, а этого Россия не хочет.
Аналогичным образом, Иран не сможет достичь своей цели и создать «шиитский полумесяц», охватывающий весь Ближний Восток, без поддержки России. Но эта давняя цель Ирана явно пересекает давно установленную «красную линию» Израиля, и последний без колебаний атакует все объекты на территории Сирии, которые он считает источниками иранской, исходящей от Ирана. Несмотря на агрессивную риторику и развертывание зенитно-ракетных систем С-300 в Сирии, Россия стремится избежать прямой конфронтации с израильскими военными. Но Иран и его ставленники могут оказаться либо менее осторожными, либо более склонными к опасным авантюрам, и это вынудит Россию делать выбор между такой конфронтацией или публичным отказом от союзнических обязательств. Сирийская кампания достигла такой фазы, когда Москва больше не может просто уйти, сказав всем своим партнерам то, что они хотят услышать. Поэтому, вскоре Кремль неизбежно окажется перед трудным выбором.
Поскольку она взаимодействует с членами своей коалиции в Сирии, Россия также будет вынуждена решать проблемы с Соединенными Штатами, Израилем и Турцией. Каждый из этих трех игроков может сорвать планы Москвы различными способами. До недавнего времени, российская политика в Сирии состояла в том, чтобы противостоять США, сотрудничать с турками и поддерживать прагматичные отношения с Израилем, даже несмотря на то, что партнерство с Ираном может угрожать безопасности Израиля.
Недавние события показали, что долгосрочная жизнеспособность этого российского геополитического жонглирования находится под серьезным сомнением. Оттеснив от сирийского урегулирования большую часть международного сообщества, Россия вынуждена усвоить так называемое правило посудной лавки, которое любил повторять бывший госсекретарь США Коллин Пауэлл: «разбил – покупай». Или, если просить русских считаться с излюбленной максимой американского генерала – это уже слишком, они могут вспомнить изречение Гете: «Остерегайся своих желаний, потому что они сбываются».

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

805
Похожие новости
14 ноября 2018, 21:33
14 ноября 2018, 10:33
14 ноября 2018, 13:33
15 ноября 2018, 13:33
14 ноября 2018, 01:33
14 ноября 2018, 01:33
Новости партнеров
 
 
Выбор дня
15 ноября 2018, 19:33
15 ноября 2018, 13:33
15 ноября 2018, 11:33
15 ноября 2018, 17:33
15 ноября 2018, 19:33
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
09 ноября 2018, 01:33
13 ноября 2018, 11:33
12 ноября 2018, 17:33
09 ноября 2018, 23:33
14 ноября 2018, 10:33
11 ноября 2018, 18:33
12 ноября 2018, 13:33