Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Проект «ЗЗ». Найдено лекарство от мировой войны: ценности Запада объявлены глупостью

Иностранные эксперты высказывают две противоположные точки зрения. Первые в лице небезызвестного Роберта Кагана призывают Вашингтон к «сдерживанию» России и Китая; вторые требуют «реализма» в геополитических подходах и считают продвижение «ценностей Запада» попросту глупостью. Каждая из сторон намекает, что в случае иного подхода может начаться мировая война.


Времена дружбы народов. Bill Clinton and Boris Yeltsin. Фото: EPA. Источник


В журнале «The Foreign Policy» вышла статья Роберта Кагана «Backing Into World War III».


Напомним, Роберт Каган — специалист в области государственной политики и международных отношений, старший сотрудник Фонда Карнеги за международный мир, бывший представитель Госдепартамента США, член Совета по международным отношениям в Брюсселе, один из основателей проекта «Новый американский век», публицист, международный обозреватель «Вашингтон Пост», редактор и автор некоторых сетевых изданий. Супруга Кагана — Виктория Нуланд, бывшая помощница госсекретаря США, ведущий идеолог и практик «цветной революции» на Украине.


В своей статье Р. Каган вывел «две линии» в современном мире: 1) рост амбиций и активности двух великих ревизионистских держав — России и Китая; 2) снижение доверия демократического мира (особенно Соединённых Штатов) «к самому себе». И первое, и второе угрожает тому доминирующему положению, которое демократический мир занимал в международной системе с 1945 года, указывает автор. Поскольку эти два тренда сходятся, и растущее желание и способность «ревизионистских держав» могут вот-вот изменить его, мир может оказаться в точке, когда существующий порядок «коллапсирует». Планета войдёт «в фазу жестокой анархии», как уже происходило «трижды в течение последних двух столетий». Цена этой катастрофы «будет ошеломляющей».

Пока рано предполагать, куда Америку и мир заведёт правление мистера Трампа. И всё же эксперт рискует заявить, что «новая администрация, скорее всего, ускорит кризис, нежели замедлит или обратит вспять существующие тенденции».

Дальнейшие уступки России могут только «ободрить» Владимира Путина, а «жесткий разговор» с Китаем, вероятно, приведёт Пекин к мысли «проверить решимость новой администрации в военном отношении». Будет ли президент Трамп готов к такой конфронтации? Неясно. Каган считает, что Трамп вообще об этом не думает.

По мнению публициста, Китай и Россия есть «классические ревизионистские державы». Сегодня оба государства недовольны нынешней глобальной конфигурацией власти и рвутся «восстановить» то господство, которым когда-то обладали в соответствующих регионах. Для Китая это означает доминирование в Восточной Азии, а для России — гегемонию в Центральной и Восточной Европе и Центральной Азии. И Пекин, и Москва стремятся исправить то, что они расценивают как несправедливое распределение влияния в мире. При этом оба государства автократичны и ощущают угрозу со стороны доминирующих демократических сил в международной системе. Пекин и Москва рассматривают Соединённые Штаты как главное препятствие.

До недавнего времени, указывает аналитик, ни Россия, ни Китай не сталкивались со значительными препятствиями, затрудняющими достижение их целей. Единственным препятствием был страх перед демократиями: само существование демократий на их границах и глобальный свободный поток информации, которую они не в состоянии контролировать, политические свободы — всё создавало угрозы для авторитарных правителей. Вашингтон постоянно бросал вызов легитимности их власти. Поэтому то, что США стали оппонентом Пекина и Москвы, «естественно».

Далее Каган переходит к военной мощи. В течение многих десятилетий сильная глобальная позиция, занимаемая Соединёнными Штатами и их союзниками, служила преградой «любому серьёзному вызову»: китайские и российские лидеры опасались, что агрессивные действия приведут к «неприятным последствиям». Вполне вероятно, что режимы автократов падут. Такой страх работал: Соединённые Штаты были сильны, а Россия и Китай во многом отставали и не рисковали идти против.

Сегодняшняя система зависит, однако, не только от американской власти, а от согласованности и единства всего демократического мира. «Идейно-экономическим ядром» демократического порядка Каган считает не только США, но и демократические государства Европы, Восточной Азии и Тихого океана. Но и США, и эти центры демократии в последние годы «штормит». Наблюдается нечто, противоположное былым утверждениям Фрэнсиса Фукуямы о «конце истории». Наступают «тёмные века 2.0», кризис «проекта просвещения».

Природа не терпит пустоты, замечает публицист. «Две крупные ревизионистские державы» предпринимают «более активные усилия» по «пересмотру» истории. Одной из причин активности Китая и России стало растущее понимание того, что Соединённые Штаты теряют и волю, и способность действовать. На это накладывается «психологический и политический эффект» от американских войн в Афганистане и Ираке.

«Просто посмотрите на Китай и Россию», — предлагает автор. Эти страны «никогда в течение последних двух столетий» не пользовались большей безопасностью, предпринимая внешние действия, чем сегодня. Тем не менее, оба до сих пор «недовольны» и проявляют всё большую агрессию. Причём больших успехов добилась Россия.

Россия слабее Китая, но достигла большего «в достижении своей цели по разделению и разрушению Запада», уверен мистер Каган. Её «вмешательство в западные демократические политические системы, её информационная война, её роль в наращивании потоков беженцев из Сирии в Европу — всё это способствовало подрыву доверия европейцев к их политическим системам и правящим политическим партиям». Её военное вмешательство в Сирии резко контрастирует «с американской пассивностью», что подорвало доверие к США.

Всё это означает, что американцы не желают поддерживать мировой порядок, созданный ими после Второй мировой войны. Дональд Трамп, да и не он один «в этом политическом сезоне», призывает к сужению поля американских интересов и ослаблению бремени американского глобального лидерства. В принципе, на сужении роли Америки настаивал и его предшественник Обама. Даже бывшая кандидатка в президенты Хиллари Клинтон «была вынуждена выбросить за борт её более раннюю поддержку Транс-Тихоокеанского партнёрства».

Сужение американских интересов, скорее всего, ускорит возвращение мира к нестабильности и столкновениям, имевшим место в предыдущие эпохи.

«Дайте им дюйм, они возьмут милю», — так Каган характеризует грядущую деятельность развивающихся государств. По сути, это «приглашение к неизбежному конфликту».

Историческая сфера влияния России, считает автор, «не заканчивается на Украине», а «начинается» там. Она уже распространяется на страны Балтии, на Балканы и идёт «в самое сердце Центральной Европы». Китай тоже придёт к большей власти в своём регионе, как и Россия.

По мнению Кагана, ни в Европе, ни в Азии без Соединённых Штатов стабильности не будет. Поэтому без готовности США поддерживать баланс в отдалённых регионах общая система будет шататься под безудержным натиском и «военной конкуренцией» региональных держав.

Соединённые Штаты многого достигли, когда установили на планете порядок. Этот порядок действовал с момента окончания Второй мировой войны, напоминает Каган. С тех пор конфликтов между великими державами удавалось избегать. Американцы должны сгореть со стыда, если они «уничтожат то, что создали».

Совершенно иную точку зрения высказывает Сумантра Майтра, аспирант докторантуры, научный сотрудник Школы политики и международных отношений Ноттингемского университета (Великобритания). Его статью опубликовало издание «The Conversation».

По мнению этого автора, «искусственное раздувание угроз» со стороны России не приведёт ни к чему хорошему.

Некоторые специалисты, например, Молли Мак-Кью, дававшая советы Михаилу Саакашвили во времена его грузинского президентства, убеждены, что Запад ведёт войны «в защиту ценностей», на которых основывается «либеральный порядок». Удивительно, что Мак-Кью, да и прочие специалисты тоже, никогда не определяют, что, собственно, такое «Запад», и что такое его «интересы» (зачастую противоречивые). В «Financial Times» Лилия Шевцова смотрит на дело совсем пессимистично, утверждая, что нынешняя ситуация не имеет «исторического прецедента», а нынешняя западная стратегия «требует идеологической ясности».

Такими заявлениями полнится западная пресса. Налицо «дефицит» объективности, считает автор. Происходящее исторически беспрецедентно? Это ошибочный диагноз, который «попросту разжигает истерию и панику».

Эти аналитики упускают из виду саму историческую картину: ведь внешняя политика России сформировалась после распада Советского Союза. Аналитики часто подчёркивают «личную доблесть» или «гений» Владимира Путина, довлеющий над международными отношениями. Однако что такое эти международные отношения? Это силы, которые после 1990 года куда больше различаются и вместе с тем куда более значимы в истории, чем усилия «любого отдельно взятого лидера».

Сумантра Майтра выделяет несколько этапов сближения и расхождения России с Западом.

1. Распад СССР, внешняя политика России потеряла ориентиры, организационные принципы советского коммунизма ушли, экономика развалилась. Результат: при Борисе Ельцине Россия придерживалась идей атлантизма, либерализовала свою экономику и начала участвовать в мировом демократическом порядке.

2. К середине 1990-х годов экономический коллапс в России, первая война в Чечне и антилиберализм во внутренней политике отвернули русское правительство от Запада.

3. Новое сближение началось около 2001 года, после событий 11 сентября. В это же время Россия и США «выровняли» сферы влияния в Центральной Азии.

4. Потом «отношения дрогнули» из-за американского вторжения в Ирак и цветных революций в Восточной Европе. Цветные революции правительство России сочло прямой угрозой своему выживанию. Владимир Путин произнёс критическую речь в 2007 г. в Мюнхене, а в 2008 году Россия «вторглась в Грузию». Этот холодный цикл идёт до сих пор; попытка «перезагрузки» администрации Обамы не привела к перестройке отношений и даже затем ухудшила их.

Что касается собственно влияния «текущей деятельности» России на европейскую и американскую внутреннюю политику, то такого рода «опасность» сильно преувеличена, считает эксперт.

Россия в реальности не представляет мощной силы: в стране продолжается неумолимый демографический спад, экономика России «вялая» и «чрезмерно» зависит от немногих отраслей промышленности. В сфере технологических инноваций Россия далека от Запада.

Да, нынешняя Россия имеет некоторые геополитические успехи — на востоке Украины и в Сирии, однако ни в первом, ни во втором случае у Путина нет никакой «чёткой стратегии выхода».

Рост военный силы России тоже сталкивается с «операционными сбоями».

Что же касается «беспрецедентного глобального вмешательства Москвы», то нет вообще таких крупных держав, которые не пытались когда-либо совать нос в дела соседей по планете.

А теперь снова о «ценностях» Запада. В последние годы «императив» Запада вращался вокруг распространения и защиты пресловутых «ценностей», а не узких геостратегических «интересов». Между тем стратегия ценностей есть нечто такое, что невозможно реализовать на практике: этого нельзя ни достигнуть, ни сохранить. Чтобы добиться защиты «ценностей», Западу пришлось бы одновременно «уравновесить» Китай и Россию, каким-то образом стабилизировать Ближний Восток и вообще неустанно продвигать демократию по всей планете.

Цель недостижимая; ни одна великая держава, в том числе Советский Союз на своём пике, никогда даже не приближалась к мировой гегемонии. Подобное стремление есть «глупость».

Очевидно, что оценка нынешних перемен в мире требует не рецептов противостояния, а реализма. Реализм устанавливает, чтобы Запад относился к России как к «пониженной» великой державе, то есть с уважением к её сферам влияния. Реализм также устанавливает, чтобы Запад определял лишь свои основные интересы; если он не сделает этого, он обречён на столкновение с другими великими державами, поскольку идея «ценностей» ведёт лишь к смуте и конфликтам.

Истинным американским реалистом автор находит Джорджа Буша-старшего, правившего США «в дни заката Советского Союза». Этот человек «отказался вмешиваться в ситуацию Восточной Европе», поскольку понимал, что Советский Союз обречён. И такая тихая реакция, такая «долгая игра» была «наиболее разумным подходом»: «восточный блок» взорвался сам собою.

Американские ястребы вроде Р. Кагана, добавим, однако, настаивают именно на сдерживании России и Китая, нимало не затрудняясь анализом возможностей США выполнить столь масштабную задачу. Россия сегодня не вполне то, чем она была во второй половине 1990-х годов после быстрого разоружения и нескольких лет дешёвой нефти, а про Китай и говорить нечего, достаточно посмотреть на его гигантскую армию и намытые острова в море. Если США при Обаме не рискнули сунуть нос в Сирию (хотя кораблики уже подходили к району действий) и заполучить конфликт интересов с Россией, то как смогут США взять на себя одновременно Россию и Китай, а заодно и Ближний Восток?

Реализм — лучшее лекарство от новой мировой войны. Товарищ Майтра соврать Кагану не даст.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

892
Похожие новости
24 марта 2017, 18:48
25 марта 2017, 09:48
23 марта 2017, 21:48
24 марта 2017, 09:48
24 марта 2017, 08:48
25 марта 2017, 14:48
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
 
Популярные новости
21 марта 2017, 01:18
21 марта 2017, 14:18
21 марта 2017, 20:18
20 марта 2017, 12:18
19 марта 2017, 13:18
25 марта 2017, 00:48
23 марта 2017, 19:48