Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Преданные и проданные

После распада СССР и коренной ломки уклада жизни десятков миллионов людей многочисленные секты и массовый психоз стали неотъемлемой частью нашей жизни.

К изумлению сторонних наблюдателей, то внезапная толпа испуганно сметает с прилавка товары, то покорно бредет за очередным пророком, то превращается во взбесившееся стадо. На самом деле, никакого секрета нет. Технологии манипулирования общественным сознанием и превращения общества в управляемую толпу давно известны, хорошо изучены и прекрасно описаны: от Гюстава Лебона до Сергея Кара-Мурзы. 

Уж не знаю, по каким причинам именно Киев стал местом приложения усилий разнообразных сект от «Белого Братства» до Сандея Аделаджи. Скорее всего, дело и в его сакральном значении для традиционного православия, и в столичном пересечении финансовых потоков, и гарантированном внимании многочисленных СМИ.

Не секрет, что многие сектанты принимали активное участие в событиях евромайдана — дисциплинированно выполняя обязанности снабженцев и волонтеров, устраивали акции поддержки и сбор средств. 

Скажу больше, во многом организация и механизм воздействия на майданную толпу был взят из практики обработки массового сознания, свойственного тоталитарным сектам. Здесь и неумолчное звуковое сопровождение, навязываемый вождизм, слепая вера в скорое чудо, сознательное отсечение любой отрицательной информации о движении, и культ новоявленных мучеников.

В конечном итоге, взвинченная толпа была готова делать все, что необходимо манипуляторам: жертвовать собой и близкими, идти на смерть (точнее, на убой) и волочить туда неугодных кукловодам.

Этот политический фанатизм сродни религиозному. Недаром народная молва быстро окрестила ярых «активистов» сектой «Свидетелей Майдана». И, может, это осталось бы личным делом «активистов», но, перейдя грань дозволенного законом, политические сектанты взялись за оружие. Страна погрузилась во мрак религиозных войн — в прямом и переносном значении этого понятия. Страшное аутодафе в Одессе по звериной жестокости вполне можно сравнить с кровавой Варфоломеевской ночью.

Насилие стало неотъемлемой частью пейзажа охваченной религиозными распрями страны, поскольку религиозный фанатик воспринимает убийство иноверца как акт законный и проявление «высшей справедливости».

За «онижедетей» в Киеве вышли митинговать десятки тысяч, а за убитых, разорванных снарядами женщин и детей Донбасса не вышло протестовать даже сотни человек. Почему? Да потому, что фанатичные сектанты не считают их достойными жизни в «новой демократической Украине». И не надо мне говорить, что они не знают правды.

Жажда смерти для «иноверцев» у них абсолютно сознательна: достаточно посмотреть тысячи комментариев в социальных сетях. Они жаждут убийства не своих сограждан, но «еретиков». Их главари публично призывают ко всеобъемлющим этническим чисткам — истреблению и депортации жителей Донбасса и Крыма, то есть рассуждают о покорении инакомыслящих вооруженным путем. Это риторика эпохи тевтонских крестовых походов на Русь или охоты шляхты на восставших «схизматиков» Богдана Хмельницкого.

В своей фанатичной ненависти официальные лица новой Украины уже договорились до поддержки ИГИЛ* (вспомним призыв Антона Геращенко передавать информацию о российских летчиках «игиловцам») и прославления всякого рода гитлеровцев.

Логика их примитивна донельзя: «любой враг моего врага — мой друг». Но, закономерно став союзниками «абсолютного зла», они сами превратились в бесов во плоти. Захватившие власть фанатики стали угрозой самой цивилизованной жизни на украинской земле.

Казалось бы, все просто — уже давно существуют пошаговые методики борьбы с сектантскими влияниями:
1. Отключение источника нагнетания психоза;
2. Изоляция индивидиума от толпы «единомышленников»;
3. Последующая ремиссия.

Однако попробуй в наше время изолировать сотни тысяч инфицированных от источников инфекции! Делаешь всё, чтобы они не лезли в фашистское болото, но они упорно в него ползут.

Общее мнение, нас, оппонирующих — да не о чем с «ними» говорить: майданщики обманывают бесконечно, врут как дышат, ни одной договоренности не соблюдают. Действительно, в их понимании нравственные нормы по отношению к нам не действуют, ибо мы «оккупанты», «рабы», «быдло», «пятая колонна» и т. п. «Борьба» с нами приветствуется и восхваляется на государственном уровне.

Более того, киевской пропагандой в нужный час она легко трансформируется в открытый геноцид. И это правда сегодняшнего дня. Но отсутствие диалога ведет в тупик. Точнее, в войну на взаимное истребление. Где же выход?

Традиционные религии — это статус-кво, базис стабильного государства. А успех сект — это энергия «прорыва».

Давайте спросим себя и других: «Состоялся ли прорыв? Успешен ли майдан?». Внешне — «да». Законный президент свергнут, идеология государства радикально изменилась, руководители секты взяли власть в государстве.

Но реально — это полный провал. Люди хотели лучшей жизни, но даже в 2020 году уровень жизни в Украине будет значительно ниже, нежели накануне майдана. Народ нищает, экономика страны разваливается, а вместе с ней скоро может развалиться и само государство. «Свидетели Майдана» оказались чрезвычайно неуспешной сектой.

Настоящий сектант будет объективную истину яростно отрицать. Даже если вы математически докажете абсурдность его «учения», он просто убежит от вас.

Но если присмотреться, он оказался в секте вовсе не из-за идеологии (то прерогатива руководителей секты), а из-за элементарной нехватки человеческого понимания и поддержки.

Секта дает ему и поддержку, и чувство собственной значимости — в данном случае, через соцсети, волонтерское движение, совместные акции. Развал этой неформальной, но могучей связи — и есть главная задача вывода сектантов из психологической зависимости от своих главарей. Только лично вам, спасающим своих близких от власти секты, пока по силам разорвать ниточки кукловода.

В своё время, в столкнувшихся с проблемой тоталитарных сект США единственным действенным методом считали «депрограммирование». Сектанта попросту насильственно изолировали и сообщали ему страшную правду: как его завербовали, промыли мозги, какой негодяй его «учитель» и так далее.

И сколько бы он не затыкал уши, не желая слушать чудовищную правду — ему, в конце концов, так или иначе приходилось её услышать, прочувствовать и признать. «Депрограммирование» являлось жестким, но вполне эффективным методом и реально помогало вытащить человека из секты.

В более широких масштабах так происходила денацификация в Германии. Немцев насильно водили в концлагеря и в заставляли смотреть документальную хронику преступлений ранее поддерживаемого ими режима. Куда бы немец не шел по своей оккупированной стране, везде — от школы до кинотеатра — ему напоминали о преступлениях нацистского прошлого.

С таким же отношением немцы десятилетиями (а кое-где и до сих пор) сталкивались за границей. Но этот метод в отношении больших масс людей действенен только при полной государственной поддержке и необходимой политической воли руководства, а до этого ох как далеко.

В основе современного метода индивидуального излечения фанатиков лежит кропотливая разъяснительная работа о том, как лидеры секты утаивают от рядовых верующих важную информацию: не рассказывают, что такое «манипуляция сознанием», не говорят адептам, что их ждёт впереди, используют искреннюю веру индивида для личного обогащения.

Ставится задачей донести до рядового сектанта важную мысль о том, что его предали и продали. Постепенно психотерапевты выдают пациенту все сведения о его сообществе, механизме его работы, объективно показывают секту со стороны, с какой видят её все нормальные сограждане.

Надо понимать, что когда человек покидает секту, его проблемы вовсе не исчезают, а обостряются. Возможны депрессия, приступы паники, головные боли, чувства вины и страха, кошмары, сексуальные расстройства и даже попытки самоубийства. Бывший сектант (в нашем случае — разочарованный «евромайдановец») резко теряет чувство своей избранности. Обитая в своей политической группе, он жил в полной уверенности, что спасает весь мир от Путина и был счастлив.

Не спорьте с больным, но больше проводите с ним времени, постепенно смягчая его мировосприятие, показывайте, что он не изгой в мире нормальных людей. Не давите психологически, иначе он окончательно замкнется, но аккуратно подталкивайте его к вопросам, ответы на которые помогут ему вновь обрести реальность.

Конечно, остается «вопрос вопросов», а что делать с подстрекателями? С теми, кто науськивал и восхвалял убийства. Кто получал материальную выгоду от чужой доверчивости и слабоумия. Ведь после неминуемого экономического краха и политического поражения они планируют сбежать или отсидеться, чтобы потом опять вылезти из схронов и снова безнаказанно подстрекать.

Но это уже вопрос к нам: насколько мы сами в будущем готовы не допустить ко власти очередных фюреров? Готово ли население и далее поддаваться массовому психозу? Будут ли внешне образованные люди и дальше заряжать от «целителей» банки с водой, верить в гороскопы, магию и заклинания?

Как показала практика, даже отнюдь не волшебными заклинаниями можно людей легко превратить в стадо баранов. Иногда достаточно просто включить телевизор.

Константин Кеворкян

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

272
Похожие новости
06 декабря 2016, 00:48
05 декабря 2016, 19:18
06 декабря 2016, 20:18
06 декабря 2016, 21:18
07 декабря 2016, 11:18
07 декабря 2016, 11:18
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
 
Популярные новости
02 декабря 2016, 11:18
02 декабря 2016, 17:18
05 декабря 2016, 09:18
01 декабря 2016, 11:18
01 декабря 2016, 17:18
07 декабря 2016, 02:18
02 декабря 2016, 13:18