Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Потерянное золото России



По историческим меркам Первая мировая война и последовавшее за ней падение трёх крупнейших мировых империй произошли относительно недавно. В распоряжении исследователей имеются множество официальных документов, воспоминаний непосредственных участников событий и свидетельств очевидцев. Многотонные собрания документов, что хранятся в государственных и частных архивах десятков стран позволяют, казалось бы, буквально по минутам восстановить ход событий в любой интересующей исследователя точке пространства и времени. Однако, несмотря на такое обилие источников, в истории тех лет до сих пор остаётся много загадок и тайн, которые не дают спокойно спать множеству историков, журналистов и писателей. Одной из таких исторических тайн является судьба так называемого «Золота Колчака», которое ищут уже давно и почти так же безуспешно, как золото Флинта, Моргана и капитана Кидда, Янтарную комнату или мифическое «золото Партии». Речь в данном случае идет о золотом запасе России, который, разумеется, Колчаку никогда не принадлежал и достался «омскому правителю» случайно, после того как 6 августа 1918 г. отряды белогвардейского генерала Каппеля и союзных ему чешских легионеров захватили его в подвалах Казанского банка. Именно в Казань в 1914-1915 г. г. были эвакуированы ценности из хранилищ Варшавы, Риги и Киева. А в 1917 г. эти запасы были пополнены золотом из Москвы и Петрограда. В результате в Казани оказались 40 000 пудов золота (около 640 тонн) и 30 000 пудов серебра (480 тонн) в слитках и монетах, драгоценная церковная утварь, исторические ценности, драгоценности царской семьи (154 предмета, среди которых ожерелье императрицы Александры Федоровны и усыпанная бриллиантами шпага наследника Алексея). В переводе на современные цены, только золота и серебра Колчак получил на 13,3 млрд. долларов. Стоимость исторических реликвий и ювелирных украшений никакому подсчёту не подлежит.

Потерянное золото России

А.В.Колчак, который пришел к власти в зауральской части бывшей Российской империи 18 ноября 1918 г., безусловно, является одной из самых трагических фигур российской истории. Трагедия его заключалась в том, что в решающие минуты, которые Стефан Цвейг назвал «звездными часами человечества», он, как и Николай II, оказался не на своем месте и не смог адекватно отреагировать на вызовы этого нелегкого времени. Колчак на момент прихода к власти уже был известным полярным путешественником и талантливым адмиралом, но, к сожалению, оказался абсолютно бездарным политиком и на редкость некомпетентным администратором. Это несоответствие принятой на себя роли его и погубило.
Вообще-то, приехавший из Америки Александр Колчак, в отличие от Корнилова, Деникина, Врангеля или Юденича оказался в весьма выигрышной ситуации. Он был известен и даже популярен в широких слоях российского населения как исследователь Арктики и герой Русско-Японской войны, не был замешан в коррупционных и политических скандалах, и его личность ни у кого не ассоциировалась с «мерзкими преступлениями старого режима». С большевиками в Сибири было покончено уже к 8 июня 1918 г. Дело в том, что как раз в это время через Транссиб во Францию эвакуировался 40-тысячный чехословацкий легионерский корпус. После попытки разоружения одного из легионерских эшелонов в Челябинске, руководство корпуса отдало приказ захватить все станции по пути следования и арестовать всех членов большевистских Советов. В результате в крупных городах к власти пришли весьма умеренные «правительства», «директории», «думы» и «комитеты», где эсеры и меньшевики мирно уживались с кадетами и октябристами и действовали в тесном контакте с социал-демократическими партиями и официальными представителями стран Антанты. С этими политиками вполне можно было иметь дело и договариваться. Транссиб теперь контролировался дисциплинированным и хорошо вооруженным чехословацким легионерским корпусом. В армии было много офицеров, готовых сражаться не за свергнутого Николая II, а за великую и неделимую Россию. Анархические банды, которые хозяйничали в глубинке, в основном на востоке страны, действовали разрозненно и серьезной военной силы не представляли. Если бы в армии Колчака нашелся человек с организаторскими способностями и харизмой Троцкого, всех местных Семёновых неминуемо ожидала бы судьба Щорса, Котовского, Григорьева и Махно: наиболее адекватные атаманы стали бы народными героями, а самые неуправляемые из них были бы уничтожены или вытеснены за кордон. Если советское правительство находилось в полной международной изоляции, и помощи ему ждать было неоткуда, то белогвардейские лидеры, признанным главой которых стал А.В.Колчак, на правах младших и неполноценных партнеров все же имели достаточно широкие контакты с союзниками по Антанте, которые, правда, помогали им больше на словах. Тем не менее, в 1918 г. в крупных портовых городах бывшей Российской империи высадились войска стран Антанты – всего около 220 000 солдат из 11 государств мира, причем 150 000 из них находились в Азиатской части России (одних японцев там было 75 000 человек). Армии интервентов вели себя достаточно пассивно, в военных действиях принимали участие неохотно и в боевой контакт с Красной Армией или партизанскими соединениями вступали только в непосредственной близости от мест своей дислокации. Но они выполняли охранительно-полицейские функции и оказывали белогвардейцам серьезную моральную поддержку. Внутриполитическая ситуация на подконтрольной Колчаку территории также была вполне благоприятной. Действовавшие в Европейской части России белогвардейские армии, которые даже союзники по Антанте порой иронично называли «бродячими армиями без государства», снискали всеобщую ненависть «реквизициями» и насильственными мобилизациями. Руководство «добровольцев» почему-то было уверено, что население городов и сел, оказавшихся на пути их следования, должно испытывать чувство глубокой благодарности за освобождение от тирании большевиков и на этом основании практически бесплатно снабжать своих освободителей всем необходимым. Освобождаемое население этих взглядов, мягко говоря, не разделяло. В результате, даже зажиточные крестьяне и буржуазия предпочитали прятать свои товары от белогвардейских интендантов и продавать их европейским коммерсантам. Так, в сентябре 1919 г. владельцы шахт Донбасса продали за рубеж несколько тысяч вагонов с углем, и лишь один вагон, скрепя сердце, передали Деникину. А в Курске деникинская кавалерия вместо двух тысяч запрошенных подков получила всего десять. В Сибири же все государственные структуры функционировали, население на первых порах было настроено вполне лояльно: чиновники продолжали исполнять свои функциональные обязанности, рабочие и ремесленники желали трудиться и получать справедливую зарплату, крестьяне готовы были торговать со всеми, у кого имелись деньги для покупки их продукции. Колчак, в распоряжении которого оказались практически неисчерпаемые ресурсы, не просто мог, а обязан был завоевать расположение мирного населения, самыми решительными мерами пресекая грабежи и мародерство. В таких условиях Наполеон Бонапарт или Бисмарк за два-три года навели бы порядок на подвластной им территории, восстановили целостность страны и провели все давно назревшие реформы и преобразования. Но Колчак не был ни Наполеоном, ни Бисмарком. Очень долгое время золото лежало мертвым грузом и не использовалось для достижения важнейших политических целей. Более того, даже элементарную ревизию попавшего в его руки Золотого запаса Колчак распорядился провести лишь через полгода – в мае 1919 г., когда он уже был слегка «пощипан» штабистами, алчными интендантами и охранявшими его чехами. Оставшиеся ценности были разделены на три части. Первая из них, состоящая из 722 ящиков золотых слитков и монет, была переправлена в тыловую Читу. Вторая часть, в которую вошли сокровища царской семьи, драгоценная церковная утварь, исторические и художественные реликвии хранилась в городе Тобольске. Третья часть, самая крупная, стоимостью более 650 млн. золотых рублей, осталась при Колчаке в его знаменитом «золотом поезде».

После ревизии доставшихся ему ценностей, Колчак принял решение использовать часть золота для закупки вооружения у «союзников» по Антанте. Огромные средства были выделены на закупки вооружения у «союзников» по Антанте. Ушлые в коммерческих вопросах союзнички своего шанса не упустили и лихо обвели омского диктатора вокруг пальца, обманув его не один, а целых три раза. Прежде всего, в качестве платы за признание Колчака верховным правителем России, они заставили его подтвердить законность отделения от России Польши (а вместе с ней – Западной Украины и Западной Белоруссии) и Финляндии. А решение вопроса об отделении от России Латвии, Эстонии, Кавказа и Закаспийской области Колчак был вынужден отдать на усмотрение арбитража Лиги Наций (нота от 26 мая 1919 г., подписанная Колчаком 12 июня 1919 г.). Этот позорный договор был ничем не лучше подписанного большевиками Брестского мира. Получив от Колчака фактически акт о капитуляции России и признании её побеждённой стороной, страны Антанты выразили готовность продавать ему абсолютно ненужное им устаревшее и предназначенное к утилизации вооружение. Однако, поскольку уверенности в устойчивости его правительства у них не было, и они опасались претензий со стороны победителей, Колчаку было заявлено, что его золото будет приниматься по цене ниже рыночной. Адмирал согласился и на это унизительное требование и к моменту его эвакуации из Омска (31 октября 1919 г.) Золотой запас сократился более чем на треть. Союзники же не только всячески затягивали поставки, но и самым беззастенчивым образом грабили излишне доверчивого «верховного правителя России». Французы, например, колчаковское золото, предназначенное для закупки аэропланов, конфисковали в счёт долга царского и Временного правительств. В результате союзники благополучно дождались падения Колчака, и оставшиеся неистраченными средства бесследно растворились в крупнейших банках Великобритании, Франции и США. Но европейцы и американцы выполнили хотя бы часть своих обязательств. Японцы же, которые в октябре-ноябре 1919 г. получили от Колчака золотые слитки на сумму эквивалентную 50 млн. иен и контракт для поставки вооружения на 45-тысячную армию, не сочли нужным прислать в Россию хотя бы одну винтовку или ящик с патронами. Позже представители японской администрации конфисковали 55 млн. иен, ввезенные в страну генералом Розановым, и золото, которое удалось вывезти в Маньчжурию генералу Петрову. Если верить цифрам, приведенным в отчетах национального банка Японии, золотой запас страны в это время увеличился более чем в 10 раз.
Другую часть расходов сибирского Временного правительства составили явно неуместные траты на разработку и выпуск в большом количестве сделанных из благородных сплавов и украшенных драгоценными камнями орденов «Освобождение Сибири» и «Возрождение России». Эти ордена так и остались невостребованными, более того, ни один их экземпляр не сохранился до нашего времени и известны они лишь в описаниях. Ещё свыше 4 млн. долл. были истрачены на заказ в США рублей нового образца. Изготовленные купюры были уложены в 2484 ящика, но доставить их в Россию до падения Колчака не успели. Несколько лет эти банкноты хранились на складе в США, а потом были сожжены, для чего, кстати, пришлось построить две специальные печи.

Единственной принесшей реальную пользу инвестицией оказался перевод 80 млн. золотых рублей на счета частных лиц, которые были избраны в качестве их хранителей и распорядителей. Некоторые из них оказались порядочными людьми, и, несмотря на определенные злоупотребления своим положением «меценатов» и «благодетелей», все же выделяли средства на расселение армии Врангеля в Сербии и Болгарии, поддержку русских школ, больниц, домов престарелых. Выплачивались также пособия «семьям героев Гражданской войны», правда, только весьма высокопоставленным: вдове адмирала Колчака – Софье Фёдоровне, генералу Деникину, который взял на воспитание детей генерала Корнилова, и некоторым другим.

722 ящика с золотом, отправленные Колчаком в Читу, достались атаману Семенову, но и этому авантюристу неправедно доставшееся богатство впрок не пошло. Часть золота была сразу же растащена его собственными есаулами, подъесаулами и просто рядовыми казаками, которым посчастливилось поучаствовать в захвате и грабеже номинально контролируемой войсками Колчака Читы. 176 ящиков были отправлены Семеновым в японские банки, откуда уже никогда не вернулись. Другая часть Семеновского золота досталась китайцам. 20 пудов в марте 1920 г. были задержаны на Харбинской таможне и конфискованы по распоряжению Чжан Цзо-Линя, генерал-губернатора трёх китайских провинций в Маньчжурии. Ещё 326 тысяч золотых рублей захватил в Хайлере генерал-губернатор Цицицкарской провинции У Цзы-Чен. Сам Семенов бежал в китайский порт Дальний на аэроплане, следовательно, взять с собой много золота не мог. У его подчиненных возможностей для транспортировки золота за границу было ещё меньше. Следовательно, определённая часть ценностей бесследно растворилось на бескрайних просторах Маньчжурии и Восточной Сибири, осталась «на родине» в кладах, отыскать следы которых вряд ли уже возможно.

Судьба Тобольской части Золотого запаса России оказалась более счастливой. 20 ноября 1933 г. благодаря помощи бывшей монахини Тобольского Ивановского монастыря Марфы Уженцевой были найдены драгоценности царской семьи. Согласно служебной записке полномочного представителя ОГПУ по Уралу Решетова «Об изъятии царских ценностей в г. Тобольске», адресованной Г.Ягоде, всего было обнаружено 154 предмета. В их числе бриллиантовая брошь весом около 100 карат, три головные шпильки бриллиантами в 44 и 36 карат, полумесяц с бриллиантами до 70 карат, диадема царских дочерей и царицы и многое другое.

Однако вернемся в 1919 г. За все в жизни приходится платить, очень скоро за свою некомпетентность и политическую несостоятельность пришлось расплачиваться и Колчаку. В то время как он перекладывал решение главнейших и волнующих каждого человека в стране проблем на новое Учредительное собрание, а доставшиеся ему богатства использовал неэффективно и практически впустую, красные обещали народу все и сразу. В результате Колчак лишился поддержки населения страны, а его собственные войска практически вышли из-под контроля. С запада неумолимо надвигалась победоносная Красная армия, весь восток был охвачен партизанским движением – к зиме 1919 г.г. численность «красных» и «зеленых» партизан превысила 140 000 человек. Незадачливый адмирал мог полагаться только на помощь союзников по Антанте и чехословацкий корпус. 7 ноября 1919 г. правительство Колчака начало эвакуацию из Омска. В литерном составе «Д» на восток были отправлены остававшиеся в распоряжении адмирала ценности. В эшелоне находились 28 вагонов с золотом и 12 вагонов с охраной. Приключения не заставили себя долго ждать. Утром 14 ноября у разъезда Кирзинский в «золотой эшелон» врезался поезд с охраной. Несколько вагонов с золотом были разбиты и разграблены. Еще через два дня около Новониколаевска (ныне Новосибирск) кто-то отсоединил от эшелона аж 38 вагонов с золотом и охраной, которые чуть было не рухнули в Обь. В Иркутске, куда двигались штаб Колчака и «золотой эшелон», к тому времени власть уже принадлежала эсеровскому Политцентру. Чехи, на которых так надеялся незадачливый «верховный правитель России», мечтали как можно скорее вернуться на родину и погибать вместе с обреченным адмиралом не собирались. Еще 11 ноября главнокомандующий корпусом генерал Сыровой отдал внутренний приказ, смысл которого можно передать короткой фразой: «Наши интересы превыше всего». Когда руководству легионеров стало известно, что партизаны готовы взорвать мосты восточнее Иркутска и тоннели на Кругобайкальской железной дороге, судьба Колчака была окончательно решена. Один раз партизаны уже «предупредили» чехов, взорвав 23 июля 1918 г. тоннель № 39 (Киркидайский), что привело к прекращению движения по Транссибу на 20 дней. Категорически не желавшие становиться сибиряками чехи оказались людьми понятливыми, и тратить дефицитную взрывчатку на еще один тоннель или мост не потребовалось. Официальному представителю союзных держав, генералу М.Жанену тоже очень хотелось вернуться домой – в прекрасную Францию. Поэтому он объявил Колчаку, что дальше тот будет следовать на Восток только как частное лицо. 8 января 1920 г. Колчак распустил последние остававшиеся верными ему части и отдал себя под охрану союзников и чешских легионеров. Но это решение не удовлетворяло ни одну из сторон. Поэтому 1 марта 1920 года в селе Кайтул командование чехословацкого легиона подписало соглашение с представителями Иркутского ревкома, согласно которому, в обмен на право свободного проезда на Восток по Транссибу, новой власти передавались Колчак и 18 вагонов, в которых находились 5143 ящика и 1578 мешков с золотом и другими драгоценностями. Вес оставшегося золота – 311 тонн, номинальная стоимость – около 408 млн. золотых рублей. Это значит, что при паническом отступлении Колчака из Омска пропали около 200 тонн золота стоимостью примерно 250 млн. золотых рублей. Предполагают, что доля чехословацких легионеров в грабеже адмиральского поезда составила свыше 40 млн. рублей золотом. Высказываются предположения, что именно привезенное из России «золото Колчака» стало основным капиталом так называемого «Легионбанка» и явилось мощным стимулом экономического развития Чехословакии в межвоенный период. Однако основная часть похищенного золота все же на совести «отечественных» воров. Одними из них были белогвардейские офицеры Богданов и Дранкевич, которые в 1920 году вместе с группой солдат украли около 200 кг золота из «адмиральского поезда». Основная часть добычи была спрятана в одной из заброшенных церквей на юго-восточном берегу Байкала. После этого события стали развиваться как в голливудском боевике и при отступлении в Китай грабители перестреляли друг друга. Единственным выжившим оказался В.Богданов, который впоследствии перебрался в США. В 1959 г. он сделал попытку вывезти золото через турецкую границу. В КГБ его приняли за шпиона, взяли под наблюдение и позволили свободное передвижение по стране. Каково же было удивление чекистов, когда в задержанной машине Богданова были обнаружены не секретные чертежи и не микропленка с фотографиями закрытых оборонных предприятий, а два центнера золота в слитках. Таким образом, неизвестной остается судьба еще около 160 тонн золота, перевозимого литерным составом «Д». Эти сокровища явно остались на территории России, более того, есть все основания предполагать, что находятся они неподалеку от Транссибирской железной дороги. Особенно популярна «байкальская» версия. В настоящее время существуют две гипотезы, согласно которым потерянное золото находится на его дне. Согласно первой, часть золотого запаса Российской империи попала в озеро в результате крушения железнодорожного состава на Кругобайкальской железной дороге в районе станции Маритуй. Сторонники другой утверждают, что зимой 1919-20-х годов один из отрядов Колчака в составе которого находился батальон черноморских матросов, пользовавшихся особым доверием адмирала, отступавший на восток, к Маньчжурии, имел при себе часть золотого запаса России. Основные дороги уже контролировались частями Красной армии и партизанами, поэтому было принято решение идти через замерзший Байкал пешком. Золотые монеты и слитки были розданы в заплечные мешки солдат и в повозки офицеров. Во время этого перехода большая часть людей замёрзла в пути, а весной, когда лёд растаял, трупы вместе с поклажей оказались на дне озера. Искать золото в Байкале пытались еще в 70-х годах ХХ века. Тогда на глубине около 1000 метров удалось обнаружить бутылку с золотым песком и золотой слиток. Однако принадлежность данных находок к «золоту Колчака» не доказана, так как отдельные старатели-золотодобытчики и даже небольшие купеческие обозы тонули в Байкале и раньше. Известно, например, что в 1866 г. в озере затонула часть купеческого обоза, который попытался пройти по ещё неокрепшему льду. Легенда гласит, что на затонувших повозках находились кожаные мешки с серебряными рублями. Скоро всем стало ясно, что если сокровища Колчака и находятся на байкальском дне, то разбросаны они на огромной территории крайне неравномерно, и к тому же, вероятно, оказались под слоем ила и водорослями. Предполагаемые затраты на подводные работы были настолько велики, а результат настолько непредсказуем, что от дальнейших поисков предпочли отказаться. Однако соблазн найти хотя бы часть пропавших ценностей очень велик, поэтому в 2008 г. поиски «золота Колчака» на дне Байкала были возобновлены. В том году начала свою работу научно-исследовательская экспедиция «"Миры" на Байкале» в ходе которой, в числе других целей, перед учёными была поставлена задача попытаться найти следы потерянного золота на дне великого озера. С конца июля и до начала сентября глубоководные батискафы совершили 52 погружения на дно Байкала, в результате были обнаружены нефтеносные породы, сейсмогенные грунты, а также неизвестные науке микроорганизмы. В 2009 г. состоялись новые погружения батискафов «Мир» (всего около 100), однако ничего утешительного до сих пор обнаружить не удалось.

Имеются также свидетельства о намерении Колчака отправить часть ценностей не железнодорожным, а речным путем. Предполагаемый маршрут выглядит следующим образом: из Омска по Оби, затем – через Обь-Енисейский канал, который хотя и не был достроен до конца, но являлся проходимым для судов, далее – по Енисею и Ангаре в Иркутск. По некоторым данным, пароход «Пермяк» сумел дойти до лишь села Сургут, где золотой груз выгрузили на берег и спрятали. Легенды утверждают, что место клада было помечено забетонированным в земле рельсом. Позже этот рельс, мешавший проведению земляных работ, якобы, срезали, и сейчас найти это место практически невозможно, что, впрочем, не смущает отдельных энтузиастов.

Свои легенды о «Золоте Колчака» имеются и в Приморском крае. Определённые основания для них имеются, ведь, помимо знаменитого «золотого эшелона», Колчак успел отправить во Владивосток 7 составов с драгоценностями. Оттуда золото отправлялось в США, Западную Европу и Японию в качестве платы за вооружение. Поскольку честностью чиновники Колчака не отличались, вполне возможно, что часть золота была ими украдена и припрятана «до лучших времён». С 20-х годов прошлого века среди населения ходят упорные слухи о том, что в одной из пещер в предгорье хребта Сихотэ-Алинь захоронено оружие и слитки золота, пропавшие со станции «Первая речка» во время Гражданской войны. По сообщениям РИА PrimaMedia, в 2009 г., экспедицией, организованной одной из туристических компаний Владивостока совместно Краеведческим научно-исследовательским институтом ДВГУ, были предприняты попытки проникнуть в одну из пещер, однако из-за многочисленных обвалов и оползней сделать это не удалось.

Утраченные ценности пытаются искать и в Казахстане. Одним из перспективных мест считается Петропавловск, где в сентябре 1919 г. некоторое время находился «золотой поезд» Колчака. Оттуда эшелон был направлен в Омск, где неожиданно выяснилось, что в некоторых вагонах вместо золота загружены оружие и боеприпасы. Высказываются предположения, что похищенное золото могло быть скрыто в братской могиле у так называемого Пятого лога, где были захоронены расстрелянные коммунисты, красноармейцы и сочувствующие им лица. Другим пунктом, привлекающим внимание местных кладоискателей, является североказахстанский поселок Айыртау, который Колчак с многочисленной свитой посетил зимой 1919 г. – за два месяца до своей гибели. Одну из окрестных сопок до сих пор называют Колчаковкой, или горой Колчака.

Однако все предпринимаемые до сих пор попытки успехом не увенчались, что даёт скептикам основания говорить о безнадежности дальнейших поисков. Оптимисты же по-прежнему уверены, что оставшееся на территории нашей страны золото царской России, подобно сокровищам гомеровской Трои, ждёт своего часа и своего Шлимана.

Автор: Рыжов В.А

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

617
Похожие новости
13 октября 2018, 12:03
17 октября 2018, 16:03
19 октября 2018, 09:03
18 октября 2018, 09:03
09 октября 2018, 08:18
21 октября 2018, 12:03
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
19 октября 2018, 22:03
19 октября 2018, 21:03
19 октября 2018, 18:03
17 октября 2018, 19:03
17 октября 2018, 14:03
19 октября 2018, 00:03
15 октября 2018, 20:03