Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Последний шанс Путина на Украине

АРЕСТОВИЧ во второй части интервью «Апострофу» рассказал о стратегии России и планах Владимира Путина в отношении Украины и Запада, а также о реальной угрозе на Закарпатье, которая будет связана не только с РФ, и худшем сценарии развития событий.
Первую часть интервью читайте тут: Россия может уйти с Донбасса, но есть условие — Алексей Арестович.
Апостроф: Есть информация, что Россия все-таки оставила войска в Беларуси после учений «Запад-2017». Является ли это частью той мягкой оккупации Беларуси, о которой вы говорили?
Алексей Арестович: Конечно, там часть сил осталась, но не такая большая. Нужно понимать, что такое «мягкая оккупация». Это не так, что танк стоит на перекрестке. Беларусь и так очень лояльна к России. А учитывая, что весь высший командный состав всех силовых структур Беларуси без исключения заканчивал российские военные академии, там уже двойная или даже тройная лояльность. Россия, скорее всего, попытается по крымскому варианту оккупировать Беларусь. Она разлагает силовиков, перетягивает ключевых лиц на свою сторону, людей из государственного управления. И в нужный момент — бац! — и окажется, что есть святая союзная держава России и Беларуси. А [белорусский президент Александр] Лукашенко, который не хотел этого, проснулся в наручниках на руках, а вокруг все эти силовики, закончившие российские академии, стоят и говорят: «Здравствуйте, Александр Григорьевич! Вы, оказывается, предатель».
— Такой вариант более эффективен, получается.
— Конечно. Зачем все эти героические оставления войск и так далее? Сходив туда, они просто отработали быструю переброску российских войск на территорию Беларуси в случае необходимости и применение их совместно с белорусскими вооруженными силами. Поскольку это очень сложное действие, там вылезает масса нюансов (от состояния дорог до состояния нормативно-правовой базы, на которую можно опираться при такой переброске), то эти нюансы нужно было отрепетировать. Вот они и отрепетировали. Следующая переброска может быть к 2019-2020 году. И вот тогда уже они будут более подготовленными.
— Реакцию международного сообщества тоже проверяли?
— Да, в том числе. Возможно, они бы уже и объявили Беларусь частью союзной державы, устранили бы Лукашенко, если бы не своевременная реакция международного сообщества, которая была на этот раз оперативной, в отличие от крымского или сирийского кризисов. В этот раз уже все отреагировали.
— Если этот план все же реализуется, усилится ли давление на Украину еще и со стороны Беларуси?
— Последний шанс [президента России Владимира] Путина в отношении Украины на обозримый срок — это выборы 2019 года. Поменять президента на более сговорчивого и ввести в Верховную Раду тех, кто очень хочет Таможенного союза, а не НАТО и ЕС. Как вы думаете, вложатся ли россияне в этот последний шанс по полной? Уже вкладываются вовсю.
Учитывая то, что в украинское общество очень четко вбит месседж, что [президент Украины Петр] Порошенко — это война, россияне могут сделать такой финт ушами — прекратить войну и сказать: «Раз войны уже нет, зачем вам этот Порошенко? Ему же выгодно, он же зарабатывает на контрабанде и всякое такое. Все, выбирайте другого президента, президента мира, который будет осуществлять мирное строительство». А кто у нас самый мирный кандидат в президенты? Юлия Владимировна [Тимошенко], конечно, которая накрутила на 400 миллионов долларов, попала в международный розыск по иску Министерства обороны России и с которой почему-то сняли это обвинение после визита в Москву и переговоров с Путиным.
У россиян есть несколько задач: восстановить частично бывший СССР, обломать Запад, желательно сильно ослабить наднациональные структуры Запада (ЕС и НАТО), в рамках которых они могут вырабатывать общую стратегию, и работать с каждой страной отдельно. Ведь Россия бесконечно сильнее каждой отдельной страны в Европе, она слабее только блоков. И они хотят перезаключить договор с Западом, заключить новое Потсдамское или Ялтинское соглашение. Они вовсю работают на это, пик их следующей боеготовности — 2020 год. Даже те дивизии, которые разворачиваются на нашей границе, должны быть готовы и развернуты в 2020 году. Они сделали работу над ошибками, провели финальное учение, посмотрели, что донбасских ошибок и крымских ошибок в Беларуси повторять не нужно, нужно немного тоньше работать.
И вот теперь у них задача: переизбрать Владимира Владимировича (весной 2018 года, — «Апостроф»), переизбрать кого-то правильного здесь, в Украине. И если переизбрать, то Украина становится нейтральной, не воюет с Россией или даже, наоборот, начинает с ней дружить. Значит, все усилия можно кинуть уже на другие фронты холодной войны, в первую очередь в Европе, уже имея нейтральную либо дружественную Украину. Представляете? Украина + Россия — это какой аргумент на чаше весов! Все эти Чехия, Польша и даже сама Германия просядут перед этим совместным украинско-российским медведем, вставшим на дыбы. «Здравствуй, СССР, снова правим всем миром». По крайней мере Европа у нас точно под лапой будет. Она и так под лапой [у России], а тут будет такая двойная российско-украинская лапа.
Россия делает все, чтобы забрать нас под свое влияние. И на Западе это прекрасно понимают. Перед американцами два варианта: Украина с Россией или Украина против России. Как вы думаете, чего они хотят? И сильно ли эти две американские танковые бригады в Польше со всеми польскими вооруженными силами сыграют роль, если к 500 000 российских силовиков добавить 400 000 украинских? Вот они, силовики, отвоевавшие, на пике формы, мобилизованные, готовые воевать. Упс!
Американцы реально боятся этой ситуации, поэтому работают на то, чтобы этого не случилось. Поэтому они дают нам оружие, дают нам военный бюджет, поддерживают нас всячески, проводят совершенно определенную политику в отношении Донбасса и Крыма. Но при этом они должны решить задачу, чтобы не слишком помочь Украине. Если они слишком помогут, а потом российская интрига удастся и будут избраны пророссийский президент или парламент, то вся эта американская помощь куда пойдет? На прокорм России. Поэтому США должны по лезвию бритвы пройти в своей украинской политике. В результате мы имеем документ в виде этого закона [по Донбассу], который, если этой логики не понимать, становится непонятным совершенно. Почему такое странное название, почему такое странное содержание, почему такие странные перспективы, почему оно противоречит всему, чему только можно? А вот почему: есть сложная и неоднозначная политика Штатов в отношении России через Украину, в отношении Украины, всей Восточной Европы и вообще Европы. Идет старая битва: Россия и США сражаются за влияние на Европу.
— На территории Украины?
— Почему? Везде. В Прибалтике, на Балканах, в Беларуси, в Грузии, в Молдове. В частности, на территории Украины.
— Президент Чехии недавно выступил со скандальным предложением — чтобы Россия заплатила Украине за Крым. Почему подняли эту тему?
— Он старый маразматик, коммунист, к тому же главный в Чехии — премьер, а не президент. Но сказать, что он не выражает мнение определенных кругов Восточной Европы, будет неправильно. Даже поляки, у которых россияне грохнули президента и всю военно-политическую элиту, и те в лице депутатов, науськанных Россией, умудряются делать антиукраинские заявления, проводить антиукраинскую политику.
И посмотрите, что венгры исполняют. Это же тоже не случайно. Все эти страны 60 лет были под советской властью. И как вы думаете, сколько поколений политиков выросли тотально зависимыми — и ментально, и финансово, и агентурно — от России? Все практически.
Я уже не говорю о том, что началось в Европе, когда Советский Союз погнал туда нефть и газ трубопроводом «Уренгой — Помары — Ужгород», когда десятки миллиардов долларов стали вращаться на рынке Европы и партия поставила задачу спецслужбам Советского Союза: «Коррумпируем западных политиков, шредеризируем Европу». С середины 70-х годов эта история продолжается. И сейчас в Европе по самым скромным оценкам вращается 1,5 триллиона долларов, связанных с Россией. Это бюджет объединенной Европы за год. Это очень большие деньги. И, соответственно, с деньгами возникают зависимости, когда политики даже не понимают, что они обслуживают интересы российского капитала или российские геополитические интересы.
Настоящая стратегия — это стратегия, когда большие процессы, которые вам нужны, выглядят как естественный бизнес-процесс или политический процесс. Бац, бац — и вдруг ультраправая партия получает 13% в парламенте [в Германии]. Бац, бац — и 13 миллионов украинцев лояльны к российскому программному продукту, а значит — и к России.
Гибридная война — это война за самоидентификацию. Самоидентификация — это прежде всего устойчивое понимание собственных интересов. Где мои настоящие интересы в этом сложном мире? В том, чтобы российские певцы, которые подержали аннексию Крыма либо выступали в Крыму, приехали сюда и спели песню во дворце «Украина»? Каков мой интерес — чтобы я их не слышал никогда больше или все-таки пустить? Мол, они же артисты, они же про Крым не поют и про Путина не поют, а про любовь поют. Где мой истинный интерес? Очень сложно ответить на этот вопрос, правда? Когда любимый с детства артист, любимый артист семьи не может приехать. Или должен приехать?
Вот эти процессы на уровне любимых артистов. А теперь давайте представим все это на уровне 1,5 триллионов долларов и 60 лет непрерывного влияния на Восточную Европу. С этим мы и имеем дело.
У нас сейчас пошло конкретное обострение на западе в связи с этим законом об образовании. И мы уже имеем дело не с «дикими орками», а с государствами-членами НАТО и ЕС, которые заняли консолидированную позицию в отношении закона об образовании. Это Румыния, Греция, Венгрия.

— Почему этот закон вызвал такую реакцию?
— Потому что все Украину привыкли видеть маленьким тупорылым теленком, которого можно доить направо и налево, с которым можно делать что хочешь, который не рыпается и не дергается. Это реакция наших соседей на то, что мы начали расти над собой, приобретать геополитическую субъектность. Это реакция на наш рост. Они почувствовали угрозу становления Украины. Украина, которая осознала себя, встала на ноги и пошла самостоятельно, при всех наших проблемах, кроет Румынию, Венгрию, Грецию, Болгарию и всех, кто там возмутился, как бык овцу. Мы — крупнейшая страна Европы, 40 миллионов населения, промышленный потенциал и так далее. А все, чего они стоят в геополитическом смысле, они стоят только потому, что они вместе как члены ЕС и НАТО. Они это почувствовали.
Когда Израиль объявил независимость в 1948 году, то что произошло? Пять соседей на него напали тут же. Это была реакция на его становление. И Израиль начал двухлетнюю войну за независимость, которая продолжается до сих пор. Планировали двухлетнюю, а вышла 70-летняя. И это была реакция соседей на становление Израиля, на угрозу, которую он представлял. Вот так реагируют и на нас.
— По сути, страны, которые вы назвали, в орбите России.
— Не совсем в орбите России, они члены ЕС и НАТО, а не Таможенного союза. Но российское влияние там очень сильно. Но что мы теперь имеем? Что у нас скоро будут «киборги» ужгородского аэропорта? Или как?
Любую стратегию выдает системность. Один раз — это такое дело, два — это очень интересно, а три — это уже система. Венгрия возмущается, собирает коалицию против закона об образовании. Венгры начинают работу против нас в ПАСЕ и в других институтах. Венгры заявляют, что притормозят нашу ассоциацию [с Евросоюзом]. Венгерский министр иностранных дел без спроса приезжает в Закарпатье и отказывается встречаться с нашим министром иностранных дел. И венгры объявляют на 13 число акцию о «самоопределении Закарпатья». И это на фоне того, как у нас оппозиция начинает протесты в центре Киева. Что это такое? Это согласованное действие. Уши Москвы торчат со всех сторон. Но не все к ушам Москвы сводится. Они вполне самостоятельно проводят эту политику. В Венгрии у власти националисты, типа нашей «Свободы», только еще более дурные. Я вообще склонен это квалифицировать — потому что военное планирование осуществляется всегда по самому страшному варианту — как начало специальной операции венгерского правительства по разжиганию сепаратистского бунта на Закарпатье.
— А в чем интерес в этом регионе?
— А в чем вообще интерес стран, почему они все время друг у друга хотят что-то отнять? Зачем вообще люди воюют? Самая цивилизованная, самая демократичная Америка — и та непрерывно воюет. Чего вдруг? Территории нафиг никому не нужны. А вот граждане нужны, влияние нужно. По скромным данным, 100 000 жителей Закарпатья имеют венгерские паспорта.
Государства — как люди, им претит статика, их душат границы, они движутся, они хотят разрастаться. Это живой организм, который имеет собственную логику разрастания. Вестфальская система международных отношений предполагает, что чем больше тебя, тем ты лучшее государство.
Тут сладкое Закарпатье. Это же почти эксклав, как Крым. Нас с Закарпатьем соединяет два перевала. А со стороны Словакии, Румынии и Венгрии у него — красивая равнина. Приходи и забирай.
Вопрос: Порошенко и компания готовы стрелять в граждан ЕС и граждан стран-членов НАТО так, как они стреляют в россиян на Донбассе? Между прочим, венгерские националисты из Закарпатья любят участвовать в совместных учениях с венгерской армией и с венгерскими спецслужбами. И это давно длится, не первый год. Вот захватят админздания и повесят флаги уже «Ужгородской народной республики» или «Венгерской народной республики». Мы готовы?
— Вы считаете, может дойти до такого?
— Конечно. Не сейчас, а через год, через два, через три, через пять. Посмотрим, какие планы у венгров. Для человека пять лет — это как будто: «Ой, не при моей жизни». А для государства — это один миг. Я предсказал вторжение в Крым в 2008 году, а в 2014 году вторглись. Для людей это было мало, а в государстве не успели подготовиться, только армию успели развалить слегка и все.
Вопрос: Украина готова уже стрелять в граждан стран ЕС и НАТО? Ты задерживаешь человека как украинского сепаратиста, который склоняется к Венгрии, начинаешь обыскивать — а у него венгерский паспорт. Паспорт гражданина ЕС и страны-члена НАТО.
И вот выясняется, что международная политика — это совсем не то, что мягкий теленок, Украина, привык об этом думать. Правильно? Внутри НАТО больше 20 межгосударственных конфликтов: Испания — Великобритания, Греция —Турция, Великобритания — Исландия и так далее. Оказывается, что даже внутри блоковых структур все готовы друг другу глотку перегрызть. Лучший отдел английской разведки занимается Соединенными Штатами, своим ближайшим союзником.
У нас очень наивное общество и очень недальновидные государственные мужи. И вдруг эти государственные мужи, в частности в угоду внутренним электоральным потребностям, начинают проводить политику, которая воспринимается крайне националистической: квоты на телевидении, давление по украинскому языку и так далее. И соседи начинают реагировать.
Возникает вопрос: если вы ведете себя почти как сверхдержава или держава-региональный лидер, делаете такие заявки, готовы ли вы работать с протестом ваших соседей, которые увидели, что вы начинаете внезапно расти, вы — большое цабе теперь, и начинают против этого активно возражать? Иметь под боком мягкого теленка, который вечно ноет и кое-как бодается на востоке, — это одно. А иметь такого быка, который готов бодаться, который ногами землю роет, поводит кровавым взглядом вокруг и ставит всех на место, — это совсем другое. Они хотят нас в зародыше придушить.
Вот вы жили мирно, тихо в своей квартире, и вдруг в соседнюю квартиру, где жила доярка, заезжает чемпион мира по вольной борьбе со скверным характером. Если бы вы хоть как-то могли повлиять на эту ситуацию, то вы бы влияли? Хотели бы оставить доярку вместо чемпиона? Вот и они влияют доступными средствами.
— Как может дальше развиваться эта ситуация на Закарпатье?
— В эти авантюры с «народными республиками» всегда все влезают постепенно. Помните, как Майдан начинался? Логика эскалации конфликта — своя, не всегда управляема людьми. Это стихия. Никто не хочет революции, никто никогда не хочет войны. Но бывают вещи, в которые ты начинаешь невольно затягиваться.
Вот дурак какой-то возьмет гранату и бросит ее в венгерский митинг на Закарпатье. Его нужно будет задерживать со стрельбой, его не будут отдавать, придется силой взять — и пошло-поехало. Война между Сербией и Хорватией началась с конфликта фанатов на одном футбольном матче. Была даже такая в истории человечества Футбольная война между Гондурасом и Сальвадором, которая началась просто из-за футбольного матча. Никакой логики у Аргентины при захвате Фолклендских островов не было вообще. Я вам больше скажу: если внимательно посмотреть, мир наполовину состоит из войн, которые не должны были начаться, из войн, которые были развязаны против всякой логики и которые никому не были выгодны. Все национальные границы составлены в результате таких вот никому не нужных войн, которые не должны были начаться.
— А вторая половина — те, к которым готовились заранее?
— А вторая — которые готовились заранее, да. Вопрос: мы готовимся? Или румыны вместе с россиянами готовятся совместно? А мы по-прежнему хлопаем ушами, как теленок? Украинцы — телята, не могут осознать свои интересы и не могут их отстаивать. Только попытались рыкнуть — сразу получили неприятности и уже не знают, что с ними делать.
Вот когда были казаки, тогда все вокруг были бедные. Тогда телятами были селяне, а казаки были скорпионами. Где бы сейчас нам взять скорпионов в товарных количествах?
Получил [министр иностранных дел Павел] Климкин от ворот поворот от венгерского министра. В нормальном государстве все послы всех стран, устроивших демарши, уже были бы на просушке, уже бы так их натянули. А Национальная гвардия внезапно начала бы масштабные антитеррористические учения в Закарпатье, случайно.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

893
Похожие новости
23 ноября 2017, 13:48
24 ноября 2017, 10:48
24 ноября 2017, 13:48
23 ноября 2017, 17:48
23 ноября 2017, 18:48
23 ноября 2017, 20:48
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
20 ноября 2017, 21:48
24 ноября 2017, 19:48
23 ноября 2017, 10:48
21 ноября 2017, 15:48
23 ноября 2017, 00:48
22 ноября 2017, 08:18
19 ноября 2017, 08:48