Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

План Маршалла: дружеская помощь или инструмент холодной войны против СССР


Плакат объявляет о финансировании в рамках «плана Маршалла» части восстановительных работ в Западной Германии, 1949 год

5 июня 1947 года американский государственный секретарь Джордж Маршалл в своем выступлении в Гарвардском университете сформулировал идею помощи послевоенной Европе, позже получившую неофициальное наименование «плана Маршалла». О плане Маршалла вспоминают всякий раз, когда необходимо оказать действенную материальную и моральную поддержку странам, очутившимся в затруднительном положении. Но подобная помощь никогда не бывала совершенно бескорыстной и лишенной дополнительных политических мотивов.

75 лет назад госсекретарь США и один из самых прославленных генералов Второй мировой войны Джордж Маршалл произнес речь в Гарвардском университете, положившую начало так называемому плану Маршалла. European Recovery Program, ERP — Программа восстановления Европы — таково официальное наименование этой инициативы, подразумевающей помощь послевоенной Европе со стороны Соединенных Штатов, к тому времени уже начавших осознавать свою новую роль лидера демократических стран в послевоенном мире.

Успех, в дальнейшем сопутствующий этому начинанию, привел к тому, что все последующие подобные инициативы помощи странам, оказавшимся в непростой ситуации, сразу же именовались «новым планом Маршалла». Под этим, как правило, подразумевается не просто масштабная помощь для спасения экономики, а помощь, сопряженная с обязательством применения получателем разумных программ перезапуска политических и экономических процессов под непосредственным контролем инвестора.

У «планов Маршалла» много поклонников, однако многие современные экономисты считают, что роль американской программы в том экономическом скачке, который европейские и азиатские страны испытали в последующие два десятилетия, изрядно преувеличена, ну а советские историографы и вовсе были убеждены, что основная цель Маршалла состояла не в помощи европейским государствам, а в поощрение экономической экспансии американских монополий, «закабалении» европейцев, превращении Европы в плацдарм для будущей агрессии против СССР и стран социализма, продвижении доктрины «холодной войны» и создании «агрессивных военно-политических блоков» — в первую очередь альянса НАТО, который действительно был создан два года спустя, 4 апреля 1949-го, и стал стержнем всей системы евроатлантических договоров. Номинально на начальном этапе СССР тоже предлагалось участие как в реализации «плана Маршалла», так и в системе европейских военных договоров, однако делалось это на заведомо неприемлемых для коммунистических вождей условиях.

В самой речи Маршалла, разумеется не содержалось слов о связи этой новой инициативы с не менее знаменитой «доктриной Трумэна» по сдерживанию социализма, изложенной президентом США за три месяца до гарвардской речи госсекретаря, в выступлении перед Конгрессом 12 марта 1947 года. По словам генерала, его план руководствовался исключительно благими намерениями.

«Логично, что Соединенные Штаты должны сделать все от них зависящее, чтобы помочь миру вернуть нормальное экономическое здоровье, без которого невозможны ни политическая стабильность, ни прочный мир, — говорил Маршалл 5 июня. — Наша политика направлена не против какой-либо страны или доктрины, а против голода, нищеты, отчаяния и хаоса. Ее целью должно стать возрождение в мире работающей экономики, что позволит создать политические и социальные условия для существования свободных институтов».

Однако позднее не только в СССР, но и на Западе сложилось убеждение, что именно «план Маршалла» сыграл ключевую роль в предотвращении распространения коммунизма в Западной Европе, тем самым став естественным продолжением «доктрины Трумэна», подразумевавшей оказание непрерывного давления на СССР и другие социалистические страны и «страны народной демократии», а также поддержание любых противостоящих им сил и режимов — не обязательно демократических. Это привело к широкой экономической и военной поддержке со стороны США диктатур, оказавшихся на острие борьбы с коммунизмом, — и далеко не только в рамках «плана Маршала», программы ERP, которая формально была свернута довольно быстро, уже в октябре 1951 года, — вместе с разгоревшейся Корейской войной начала 1950-х, вынудившей США перенаправить туда все «лишние» ресурсы и поставить весь мир на грань ядерной войны.

Для того, чтобы изложенный план начал действовать, необходимо было не только заручиться поддержкой со стороны европейцев, но и добиться принятия соответствующего бюджета двумя основными американскими партиями: республиканцы в то время контролировали Конгресс, а демократы — Белый дом, где президентом после Франклина Рузвельта был Гарри Трумэн. И те, и другие вряд ли согласились бы помогать восстанавливать СССР, однако план, подразумевающий противостояние коммунизму и социализму, имел все шансы на успех. В разработке деталей этого непростого плана значительное участие приняли заместитель госсекретаря по экономическим вопросам Уильям Клейтон и глава отдела Государственного департамента США по планированию внешней политики Джордж Кеннан, который за несколько лет пребывания в Советском Союзе при американском посольстве стал ярым антикоммунистом; он, собственно, и считается главным архитектором холодной войны и идейным отцом «политики сдерживания».

В результате разработанный таким образом «план» осудил даже бывший вице-президент США Генри Уоллес, назвав его «инструментом холодной войны против СССР».

И предсказуемо приглашенные — весьма формально — к участию в программе реконструкции Советский Союз и государства Восточной Европы, поначалу весьма заинтересовавшиеся идеей безвозмездного получения средств по модели «ленд-лиза» — как известно, она не подразумевала сколько-нибудь действенного контроля за расходованием выделяемых во время войны средств, техники и продовольствия, — были поставлены перед условиями, которые заведомо не могли бы принять: подчинение своей экономики и внутренней политики внешнему контролю и интеграция в европейский рынок. После решительного отказа получать помощь на подобных условиях, Советский Союз настоял на том, чтобы «план Маршалла» отвергли также все страны, над которыми ему к тому времени удалось установить контроль. При этом Польша и Чехословакия были самыми несговорчивыми, и их пришлось убеждать путем вызова руководителей делегаций «на ковер» в Кремль, затем задабривать сравнительно небольшой единовременной помощью.

На совещание по поводу «плана Маршала» 12 июля в Париже первоначально собрались представители 16 стран Западной Европы — Австрии, Бельгии, Великобритании, Греции, Дании, Ирландии, Исландии, Италии, Люксембурга, Нидерландов, Норвегии, Португалии, Свободной территории Триест, Турции, Франции, Швеции и Швейцарии. Кроме государств Центральной и Восточной Европы помощь не стала принимать Финляндия, которая предпочла не портить отношений с СССР. Не пригласили Испанию, где правил диктатор Франко, поскольку экономика этой страны не могла считаться открытой.

Западная Германия была приглашена позже, причем финансовая помощь этой стране по «плану Маршалла» совмещалась с взиманием репараций за причиненный во время войны ущерб в пользу стран-победительниц во Второй мировой войне.

Предшествовавший «плану Маршалла» и провалившийся «план Моргентау» — Программа по предотвращению развязывания Германией третьей мировой войны, предложенная министром финансов США Генри Моргентау и едва не принятая в сентябре 1944 года на Второй квебекской конференции, в которой участвовали Уинстон Черчилль и Франклин Рузвельт, — вообще предусматривал превращение Германии в аграрную страну путем ее расчленения, демилитаризации, перехода важнейших промышленных районов под международный контроль и ликвидации тяжелой промышленности. В какой-то момент этот план действительно начал претворяться в жизнь, но это сразу же стало приводить к ужасающим последствиям — прежде всего к голоду среди городского населения, которое лишилось прежних поставок из зависимых стран. Терявшие работу промышленные рабочие и клерки не приносили денег сфере городских услуг, медицине, образованию и культуре, а аграрное производство не только теряло рынок сбыта в городах, но и не могло ничем занять высвобождающиеся трудовые ресурсы.

В 1947 году американский экс-президент Герберт Гувер так писал о посещенной им «деиндустриализуемой» Германии:

«Это иллюзия, что аннексированная Новая Германия может быть превращена в аграрное государство. Это недостижимо, пока мы не уничтожим или не вывезем из нее 25 млн человек». К тому же соседние европейские страны также страдали от разрыва экономических связей с разрушенной войной Германией.

Осознанием всех этих вещей, в сущности, и стал «план Маршалла». «Уже стало очевидным, что прежде, чем Соединенные Штаты сделают дальнейшие шаги, пытаясь смягчить ситуацию и помочь европейским странам начать свое возрождение, необходима какая-то договоренность между этими странами, касающаяся требований ситуации и роли, которую сами эти страны будут играть, с тем, чтобы любые меры, которые могут быть предприняты нашим правительством, принесли пользу, — говорил Маршалл. — Было бы неправильно, неэффективно, если бы наше правительство взялось единолично составить программу того, как поставить экономику Европы на ноги. Это дело самих европейцев. Инициатива, по-моему, должна исходить от Европы. Роль нашей страны должна состоять в оказании дружеской помощи в разработке европейской программы в той мере, в какой это практически возможно для нас. Программа должна быть совместной, договоренной между собой, если не всеми, то значительным числом европейских государств».

Несмотря на все предварительные заверения, американцы в качестве условия предоставления помощи требовали выведения коммунистов из состава правительств стран, подписавших договор, и уже к 1948 году ни в одной западноевропейской стране не было хотя бы частично прокоммунистического правительства. При этом в тех же Франции и Италии среди населения были весьма велики симпатии к коммунистам, во время войны активно участвовавшим в движении Сопротивления.

Есть мнение политологов, что удаление коммунистов от власти вместе с устранением политического противостояния и напряженности в обществе, обеспеченном субсидиями и безвозмездными грантами из США и Канады, способствовало преодолению трудного периода, когда Европа действительно могла бы стать более социалистической. Однако подсчеты показывают, что суммарно американская помощь — $13 млрд — не была столь уж значительна — составляла менее 3% совокупного национального дохода стран-получательниц в период с 1948 по 1951 год. К тому же основная часть этих денег по условиям программы тратилась на закупку американской же продукции на полученные доллары и на доставку их американскими кораблями. Постепенно помощь также смещалась в сторону закупки вооружений и сотрудничества в рамках альянса НАТО. В результате США оказались основным бенефициаром «плана» не только в смысле обретения политического влияния в регионе и строительства своих многочисленных военных баз на континенте, но и в смысле обретения постоянного рынка сбыта для своих товаров.

Ряд экономистов считает, что к моменту начала реализации «плана Маршалла» в апреле 1948 года общее оздоровление экономики в послевоенной Европе шло уже полным ходом, к тому же корреляция между объемом полученной помощи и скоростью восстановления той или иной страны совершенно отсутствует.

Великобритания получила гораздо больше средств ($3,3 млрд), чем прочие страны, к тому же она была в минимальной степени из европейских государств затронута войной, тем не менее темпы восстановления экономики у нее были самые неторопливые. Вторая страна по объему полученной помощи — Франция ($2,3 млрд) — также не могла похвалиться какими-то исключительными успехами, уступая в этом отношении Западной Германии ($1,45 млрд), совершившей настоящее экономическое чудо при минимуме полученной помощи и непрекращающихся выплатах репараций. Финляндия, которая была обязана выплатить большие репарации СССР и которой советское правительство запретило присоединяться к «плану Маршалла», уже к 1947 году восстановила свою экономику до довоенного уровня.

Экономическим чудом стало развитие Японии, поначалу и вовсе не затронутой «планом Маршалла», сконцентрированном на осуществлении помощи европейским государствам. Лишь с началом Корейской войны Япония стала важнейшим союзником США и главным получателем американской помощи в Азии через военные поставки. До конца 1953 года США предоставили гранты и кредиты странам Азии на сумму $5,9 млрд, при этом Японии досталось $2,4 млрд; свыше миллиарда — Китайской Республике (Тайваню); Южной Корее ($894 млн); Филиппинам ($803 млн); Индии, Индонезии, Пакистану, Израилю и прочим странам Ближнего Востока. И вся эта помощь была уже отделена от «плана Маршалла».

Максим Борисов

Подпишитесь на нас Вконтакте


1
Похожие новости
07 июня 2022, 13:03
05 июня 2022, 14:48
05 июня 2022, 14:33
07 июня 2022, 09:03
07 июня 2022, 13:18
27 июня 2022, 12:03
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
Новости партнеров
 
Новости СМИ
Популярные новости
02 июля 2022, 12:18