Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Петля для анаконды

Декларация ШОС о совместной борьбе с терроризмом фактически означает готовность объединить усилия против военно-политического давления Запада.

Прошедший саммит 20 ведущих стран мира показал, что напряженность в мире нарастает. Положительные тенденции слишком слабы, можно сказать, призрачны, тогда как реальные геополитические и региональные процессы способствуют росту конфликтности и, что особенно неприятно, вооруженной. Ведущий фактор напряженности – глубокий и масштабный цивилизационный кризис, охвативший почти все стороны жизни человечества. К основным диспропорциям и противоречиям, его породившим, относятся рост производства-потребления и имеющиеся ресурсы, возможности экосистемы Земли; распределение промышленных мощностей и сырья, вызывающее конфликт между развитыми и преимущественно добывающими странами; интересы наций и транснациональной элиты; огромная финансовая власть последней и отсутствие ее политической субъектности; объем мирового «финансового пузыря» и масштаб реального сектора; бездуховность «свободного рынка» и духовные основы развития цивилизаций. Все эти диспропорции и противоречия являются антагонистическими, то есть их разрешение возможно только за счет серьезного ущемления интересов крупнейших геополитических игроков, и носят глобальный характер. Соответственно изменения, направленные на устранение кризиса, должны будут охватить все аспекты жизни человечества. Речь идет о построении качественно нового миропорядка с существенным перераспределением ролей центров силы.


Сегодня существуют только две модели глобального мироустройства, за построение которых идет борьба. В первой западная цивилизация обеспечивает себе существующий уровень потребления и перспективу за счет других стран. Этот вариант сопряжен с тяжелейшими утратами для всех цивилизаций, кроме западной, и породит серьезное сопротивление остальных. Вторая предполагает построение многополярного мира, когда другие цивилизации смогут отстоять суверенитет и контроль над располагаемыми ресурсами и начнут диктовать условия их предоставления. В этом случае Запад не сможет сохранить существующий уровень потребления, что будет означать его крушение как цивилизационного феномена с тяжелейшими утратами для населения. Это, естественно, порождает стремление любыми путями, включая военный, не допустить такого исхода.


Борьбу за разрешение глобального кризиса в благоприятном для себя направлении цивилизация во главе с США в открытой военной фазе ведет уже почти два десятилетия, начиная с вторжения в Югославию и Афганистан. Сегодня можно констатировать, что неудачи западной, прежде всего американской, геополитики в XXI веке не позволили развернуть ситуацию в свою пользу. Следствием этого стало осознание другими ведущими державами возможности успешно противостоять давлению коллективными усилиями. Это определяет суть текущего исторического момента, который состоит в сломе предшествующей парадигмы развития, в появлении альтернативного западному активного военно-силового центра, которым выступают Россия и ее глобальные союзники.

Это главный источник роста военной напряженности в мире. Стоит напомнить, что кризисы XX века порождались преимущественно экономическими противоречиями, основным из которых был дисбаланс между экономической мощью новых промышленных центров (прежде всего Германии и Японии) и ограниченностью контролируемых ими сырьевых ресурсов.

Запад на закате

Строго говоря, для США речь идет не о сохранении глобального лидерства, а о его возврате, поскольку в значительной мере оно уже утрачено. При этом наметившиеся глобальные тенденции, оказывающие наиболее серьезное влияние на мировые процессы, имеют выраженно неблагоприятную для Запада в целом, а особенно для Соединенных Штатов, направленность.

Первая и наибольшая опасность заключается в явной утрате Западом, прежде всего США, безусловного превосходства в мире – пока в экономической сфере, в частности, в связи с выходом Китая на первое место по объему ВВП. Интенсивный рост военного потенциала этой страны, а также бурные темпы восстановления ВС и ОПК РФ делают реальной утрату превосходства НАТО в военной сфере.

Другой важнейшей тенденцией, ослабляющей влияние Запада в целом, видится снижение влияния «старой» мировой элиты на развитие глобальных процессов. Это стало в первую очередь следствием утраты ею интеллектуального превосходства и дискредитации ее идейных основ – либерализма – при невозможности экономического доминирования.

Чрезвычайно опасная тенденция – нарастание негативных изменений в западном обществе в целом, прежде всего в его духовной сфере, выражающееся, например, в насаждении откровенно античеловеческих ценностей и асоциальной миграционной политике.

Отчасти с этими тенденциями связан ширящийся антиамериканизм населения и части национальных элит Европы, как «старой», так и «новой». После неудач США в проводимом ими внешнеполитическом курсе при их явной неспособности обеспечить контроль в пользу Запада в целом над мировыми ресурсами, а также демонстративном пренебрежении интересами ведущих европейских игроков (к примеру в украинском кризисе), нежелании новой администрации США спонсировать НАТО в прежних объемах особенно актуальным стал вопрос об американском патронате над ЕС. Усиливают влияние в обществе партии и движения, выступающие за освобождение от опеки США. А там президентом становится человек, открыто противопоставивший себя транснациональным элитам. Усиливаются центробежные тенденции в Евросоюзе. Налицо тенденция к резкому ослаблению единства западной цивилизации с перспективой утраты ею каких-либо шансов на сохранение оснований для доминирования.

Ее возможности серьезно ослабли с выходом Китая в лидеры мировой экономики, достижения передовых позиций другими странами, придерживающимися суверенного курса, таких, в частности, как Индия, Иран и Бразилия, снижения влияния Запада в целом в зоне БСВ и Северной Африки. Результаты антироссийских санкций это хорошо продемонстрировали.

Идеологическое влияние в значительной мере утрачено, несмотря на доминирование Запада в мировом медиапространстве. Либеральная идея, на роль носителя которой претендуют США, в странах – геополитических конкурентах себя в основном дискредитировала. Так же, как и «борьба за демократию», которая в глазах общественного мнения в незападном мире воспринимается уже достаточно давно как простое идеологическое прикрытие откровенной агрессии.

Существенно сократились силовые возможности геополитической борьбы. Причем в части применения как традиционных вооруженных сил, так и инструментов гибридной войны. Неудачи в Афганистане и Ираке, других горячих точках породили в Соединенных Штатах нечто вроде «вьетнамского синдрома» – американская администрация явно остерегается ввязываться в новые военные конфликты. В значительной мере это связано с тем, что основной проблемой ВС США и других стран НАТО остаются высокая чувствительность к потерям личного состава вооруженных сил и неготовность населения этих стран к войне.

Снижение возможностей ведения гибридной войны обусловлено в значительной мере тем, что потенциал западной «пятой колонны» и связанных с ней слоев населения (так называемой гражданской армии) в основном подорван неудачами предшествующих лет, в результате чего эти силы были отчасти разгромлены (правоохранительными органами и спецслужбами), отчасти деморализованы, отчасти утратили дееспособность, будучи отстраненными от рычагов влияния на ситуацию в стране пребывания.

Напрашивается вывод о том, что Запад, включая США, вынужден переходить к геополитической обороне. Объективная реальность заставляет действовать в соответствии с возможностями. При этом ЕС, оказавшись в кризисной ситуации, вызванной изменениями американской геополитики, в том числе и в отношении него, а также усилением центробежных тенденций, должен вообще свернуть активную геополитику как минимум на ближайшую перспективу.

АнтиНАТО

На этом фоне идут явные процессы не только экономической, но и военно-политической интеграции евразийского пространства. Важнейшими событиями стало включение в ШОС Пакистана и Ирана, а также принятие лидерами стран этой организации антитеррористической декларации, фактически являющейся первым шагом на пути превращения ШОС в военно-политический блок, где ведущую роль играют Россия и Китай. Более того, подписание этой декларации дает основания говорить, что организация уже отчасти трансформировалась в военно-политическую. Ведь совместная борьба с терроризмом требует особенно глубокого и тесного взаимодействия спецслужб и иных силовых структур разных государств. При этом, когда главным инструментом силовой геополитики Запада выступают именно гибридные войны, в которых иррегулярные, незаконные вооруженные формирования оказываются главной компонентой ведения таких войн, данное решение стран ШОС фактически означает их совместную борьбу против военного давления Запада и его союзников. Сегодня уже можно говорить о том, что Шанхайская организация превращается в глобальный центр силы, альтернативный НАТО. То есть возникает новая биполярность, ядром которой будет уже не идеологическое размежевание, а духовно-ценностное и геополитическое.

Это противостояние либеральных ценностей вседозволенности и традиционных оснований социального строительства, крайнего индивидуализма и коллективистского мировоззрения. В геополитическом отношении оформится классическое противостояние континентальной массы Евразии и охватывающего ее внешнего полумесяца морских пространств: теллурократии и талассократии. Зоной основного противоборства будет внутренний полумесяц промежуточной зоны – римланд. Это Северная Африка, Ближний и Средний Восток, Центральная и Юго-Восточная Азия, Азиатско-Тихоокеанский регион.

Основой мировой биполярности будет противостояние НАТО и ШОС, вокруг которых начнут строиться региональные содружества, формируемые на блоковой или двусторонней основе.

Пространственная структура мира будет иметь такой вид: ШОС, охваченная по периметру Запад – Юг – Восток враждебными ей политико-экономическими союзами – НАТО и восточными союзниками США в зоне Тихого океана. Но существует еще одна геополитическая организация держав, представляющая все активные незападные цивилизации: БРИКС. В отличие от ШОС, компактно охватывающей Евразийский континент, страны этой организации разделены океанами – Бразилия находится в Латинской Америке, а ЮАР – на юге Африки. Тем самым БРИКС разрушает целостность «петли анаконды» Запада и его союзников, охватывающей страны ШОС, лишая Запад возможности полноценно реализовывать эту глобальную стратегию. США к настоящему времени в значительной мере утратили контроль над своим «задним двором» – Латинской Америкой, а в Африку активно внедряется Китай, причем уже не только экономически, но и военно-стратегически.

Сложившаяся глобальная ситуация, наметившиеся тенденции и возможности сторон определяют их цели на ближайший период и в среднесрочной перспективе. Из характера действий прежде всего американской администрации просматриваются следующие основные цели геополитики США.

1. Закрепить геополитические успехи предыдущих лет в Восточной Европе развертыванием там группировок войск НАТО (в первую очередь американских), достаточных, чтобы при возникновении благоприятных условий была возможность применить их против России и ее союзников в оперативно приемлемые сроки после соответствующего наращивания боевого состава и численности.

2. Восстановить по возможности контроль над регионами, в которых он был ослаблен или потерян. В частности, создать по итогам войны в Сирии марионеточное государство как важнейший плацдарм американского влияния на прилегающие страны.

3. Ослабить, а по возможности разгромить Россию как главное и наиболее уязвимое звено в ШОС и БРИКС ведением против нее гибридной войны, важнейшим элементом которой будет «цветная революция».

Судя по характеру и интенсивности американских дипломатических, экономических и военных усилий, а также с учетом объективной роли регионов для геополитики США главными направлениями избраны евроатлантическое и тихоокеанское. Действия на них позволят воспрепятствовать или существенно затруднить России и Китаю масштабно проникать в ключевые зоны экономического развития планеты, зажав их в пределах Евразийского континента – апогей англосаксонской стратегии «Анаконды».

Однако и на других направлениях будут вестись интенсивные действия, причем порой намного более активно освещаемые в мировых СМИ, что может создать иллюзию, будто США основное внимание уделяют именно им. На латиноамериканском театре Штаты будут преследовать цели устранения от власти режимов, стремящихся вести самостоятельный политический курс и ориентирующихся на Россию или Китай, с заменой их на своих марионеток. Важнейшая задача – вырвать Бразилию из БРИКС (на этом направлении у США есть определенные успехи). Объектами первоочередного внимания Соединенных Штатов в этом регионе могут быть также Венесуэла, Куба, Никарагуа, Аргентина и Боливия.

На ближневосточном направлении, исходя из существующей в этом регионе расстановки сил и характера реально осуществляемых действий, США будут сосредоточивать усилия на создании в районах компактного проживания курдов марионеточного государства, а также на предотвращении дальнейшего дрейфа Турции в сторону России, не останавливаясь перед организацией покушений на Эрдогана и повторных попыток переворота.

В Африке основной задачей Запада, прежде всего США, станет сдерживание Китая, а также восстановление своего влияния там, где оно было утеряно в предшествующие годы, в частности в результате «арабской весны».

Исходя из наметившихся приоритетов Запада определяются цели геополитики ШОС, в первую очередь России и Китая. К числу важнейших из них, судя по характеру действий руководства наших стран, относятся:

парирование угроз внутренней безопасности, прежде всего нейтрализация попыток инициировать в России «цветную революцию», а в Китае – конфликт в Синьцзян-Уйгурском районе, предотвращение подобных инцидентов в других странах ШОС;
предупреждение и отражение различных форм агрессии, например гибридной, террористической, против союзных стран, прекращение на приемлемых условиях ведущихся военных конфликтов, в частности против Сирии и в Йемене;
расширение влияния в геополитически важных регионах, защита в них своих интересов.


На евро-атлантическом, тихоокеанском и восточноевропейском направлениях основные усилия будут направлены на недопущение изоляции ведущих стран ШОС – России и Китая. На восточноевропейском главная задача – срыв попыток дестабилизации внутриполитической ситуации в России, принятие мер дипломатического и военно-стратегического характера по предотвращению нарушения военно-стратегического баланса России и НАТО вблизи наших западных границ. На латиноамериканском направлении основные усилия будут направлены прежде всего на целостность БРИКС и поддержку дружественных режимов. В Африке страны ШОС, в первую очередь Китай, будут активно внедряться в экономику государств континента, закрепляя это военно-политическим проникновением, тесня США и другие страны Запада, а также их арабских союзников.

Таким образом, констатируем, что между ведущими странами Запада и ШОС сформировались устойчивые противоречия по всему миру. Они носят антагонистический характер и потому будут способствовать нарастанию военной конфликтности. Поскольку ни Китай, ни Россия, ни тем более какая-либо иная страна в одиночку не имеют шансов выдержать конкуренцию и прямое давление со стороны западной цивилизации и ее союзников, надо ожидать усиления интеграционных процессов на евразийском пространстве.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

997
Похожие новости
24 ноября 2017, 09:18
23 ноября 2017, 21:48
24 ноября 2017, 11:48
23 ноября 2017, 11:18
23 ноября 2017, 17:18
24 ноября 2017, 12:48
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
18 ноября 2017, 20:48
22 ноября 2017, 01:48
19 ноября 2017, 20:48
22 ноября 2017, 04:48
20 ноября 2017, 15:48
23 ноября 2017, 22:48
23 ноября 2017, 07:48