Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Переворот в Молдавии

Кишинев — Премьер-министр Молдавии расписался и принял присягу вместо президента. Конституционный суд принял поистине беспрецедентное решение: при наличии действующего президента теперь в стране возникает временно исполняющий обязанности президента. Причем, временно — не на время, а всего на одну подпись. Противостояние президента-социалиста Игоря Додона и правящей Демократической партии в лице шефов парламента и правительства обернулось очередным политическим кризисом, а победа в баталии, пусть и парадоксальным методом достигнутая, досталась проевропейским демократам. Глава государства обещает акции протеста.

Президент с кнопкой
Не подумайте — не с ядерной! Отныне у молдавского президента есть кнопка, которая позволяет его отключать. Точнее, переключать так, чтобы на его месте мог поработать другой президент, временный или по случаю. Или по необходимости. Например, сейчас им, согласно решению Конституционного суда Молдавии, выпало побыть премьер-министру Павлу Филипу. Непонятно? То уж больно дела невиданные, если со стороны оценить.
А вот внутри Молдавии особого изумления не наблюдается. Кто-то возмущен, что президента «щемят» — не ново!, а кто-то со всей убежденностью говорит, мол, правильно высшие судьи страны распорядились и на чем свет стоит бранит возмущающихся вместе с президентом. Только и всего. Будто бы, куда ни глянь в этом мире, какую республику ни возьми, везде и всюду в обиходе практика — по надобностям кабинета министров раздавать направо и налево должностные обязанности президента.
Молдавские политические реалии настолько полны противоречий и абсурдных ситуаций, что здесь впору говорить — не «гений, парадоксов друг», а «молдавская политика, парадоксов друг». Ставшее привычным противостояние президента и правительства берет начало в парадоксальном исходе парламентских выборов три года назад: социалисты обошли всех, взяли четверть мест в парламенте, но не только не смогли создать большинство с коммунистами, своими идейными единомышленниками, а даже хоть какого завалящего министерского кресла не получили. Пусть миноритарное большинство само по себе не уникально, в Молдавии его правление оказалось сопряжено со множеством скандалов.

Меньшинство — это сила!
Правящим меньшинством стали либерально-демократические силы, поддерживающие европейский и западный курс. Подчеркнем: молдавское общество на всех уровнях поровну разделено на сторонников ЕС, ожидающих шанса на лучшую жизнь из-за бугра на Западе, и «восточников», считающих Россию спасением от всех местных бед. Соответственно, всякая коллизия имеет здесь явственный геополитический подтекст. Особенно, если страной правят демократы-проевропейцы-проамериканцы при президенте-социалисте, который демонстрирует связи с Кремлем и за год уже полдюжины раз с Владимиром Путиным на соседних креслах восседал.
Парадоксальность и абсурдность перманентного конфликта «президент — правящая партия» бьет рекорды. Демократы отказываются идти навстречу любым идеям президента Игоря Додона. Глава государства, в свою очередь, отвергает и критикует чуть ни все подряд действия руководящего аппарата, состоящего сплошь из ставленников Демократической партии. Так как полновластным шефом этого формирования является наиболее влиятельный сегодня бизнесмен и политик Молдавии Влад Плахотнюк, то практически при любом политическом эксцессе противники олигарха поминают именно его да еще с определением вроде «с сомнительной репутацией».
В самом деле, антирейтинг Демократической партии и ее председателя в Молдавии достаточно велик, и отчасти он достался ей в наследство от всей проевропейской коалиции, вошедшей во власть после «революции» 7 апреля 2009 года. Тогда верховенство получила самая многочисленная и могущественная на тот момент среди «правых» западников Либерально-демократическая партия под руководством Влада Филата, оказавшегося позже, в 2015 году после массовых протестов, под арестом и отбывающего теперь тюремный срок. Кстати, нашумевшее «низвержение с Олимпа» конкурента Влада Плахотнюка в политике и бизнесе приписывали — трудно ли догадаться?— именно ему, первому олигарху.
Так оно или нет, но «обезглавленные» либерал-демократы у руля не удержались и благополучно сдали все свои позиции, включая солидную долю однопартийцев, коллегам по правящему альянсу — демократам. В последнее время рычаги власти выскользнули из рук и остававшегося до поры в силе другого участника правящего триумвирата: Либеральная партия, не самая многочисленная, но весьма активная и шумная, потеряла все министерские портфели, а заодно и очень ценного вице-председателя и, по совместительству, племянника председателя — мэр молдавской столицы Дорин Киртоакэ находится под следствием за коррупцию и, согласно прогнозам, имеет все шансы на отсидку.
Демократы, с изначально не самым мощным представительством в парламенте и с весьма скромной квотой на правительственные кресла, стали безраздельно правящей в Молдавии партией. В законодательном органе со спикером-демократом Андрианом Канду их ряды напрямую пополнили «перебежчики» из Либерально-демократической партии, а также неизменную лояльность им демонстрируют две отдельные группы — покинувшие экс-президента Владимира Воронина коммунисты и другие отколовшиеся либерал-демократы. Так что, практически любой законопроект от Демпартии оперативно получает одобрение парламента. Правительством руководит премьер-демократ Павел Филип, министры и замы так или иначе выдвинуты Демпартией. Последней «жемчужиной в короне» стал министр обороны.

Народ или парламент?
Год назад президентские выборы выиграл председатель Партии социалистов Игорь Додон. Хотя после выборов он недоуменно разводил руками, — за что, мол, его называют пророссийским политиком, именно восточный внешнеполитический вектор сыграл решающую роль в его электоральной победе. Да и могут ли быть на счет молдавского президента сомнения, если он ратует за вступление республики в ЕАЭС и то и дело гостит в Москве?
Одновременно правящая власть всячески и декларирует, и наглядно демонстрирует свою приверженность Брюсселю и Вашингтону: визиты премьера Филипа и его партийного босса Влада Плахотнюка совершаются сплошь в западном направлении, внутренняя политика делается по евро-образцам и указаниям. Стоит ли говорить об активном сближении с НАТО? Стоит, поскольку вокруг него беспрецедентный президентский скандал и завертелся.
Прежде обратим внимание на одну существенную деталь. Игорь Додон впервые за полтора десятилетия стал всенародно избранным президентом Молдавии. После конфликта 2000 года между парламентом и президентом, когда Петр Лучинский едва не разогнал законодательный орган, депутаты проголосовали за изменение Конституции и преобразование президентской республики в парламентскую. Среди сотни депутатов шли нешуточные баталии, но все же, ради сохранения демократии и устранения риска злоупотреблений со стороны президента, было решено сократить полномочия главы государства, свести его функцию к представительской и избирать в парламенте.
С такими урезанными, но не до конца, полномочиями парламентом был дважды избран в президенты коммунист Воронин. Кое-какие возможности он «временно» восстановил, кое-какие создал заново — вроде Центра по борьбе с коррупцией в личном своем подчинении. Это альтернативная силовая структура вне компетенций МВД, имеющая возможность расследовать любые коррупционные, и ранее — экономические, дела в разных сферах деятельности. А где же коррупции-то и экономических нарушений нынче не водится?
Когда после парадоксально длительных проволочек, граничащих с нарушением Конституции, при либерально-демократическом правлении парламент, наконец, избрал Николае Тимофти, не без оснований прозванный «немой уткой» президент практически не пытался использовать те полномочия, которые достались ему в наследство от Владимира Воронина. Только раз Тимофти взбунтовался, когда его пытались заставить утвердить кандидатуру Влада Плахотнюка на пост премьер-министра после ареста Влада Филата и отставки сформированного его сторонниками кабинета министров. Дело кончилось тогда «ночной» присягой правительства демократов под руководством Павла Филипа.
Вскоре Демпартия и — о диво! — Партия социалистов, придя к согласию, принялись продвигать идею возврата к всенародному голосованию за президента. Как ни странно, закон о прямых президентских выборах не в парламенте получил «путевку в жизнь», а в Конституционном суде (КС). Заметим: в Конституции Молдавии запись об избрании главы государства депутатами никак не изменилась. Столь мощное определяющее значение решений шести судей КС удивляло многих, тем более, что прецеденты случались и ранее.
Ранее в интервью haqqin.az экс-президент Владимир Воронин высказывал свое возмущение: зачем, мол, стране парламент, призванный принимать законы, править Конституцию и вершить судьбы страны, если все это нивелируется росчерком пера нескольких человек в консультативном изначально органе. В полном соответствии со своими заявлениями коммунисты всенародные президентские выборы 2016 года бойкотировали как незаконные и президента Додона не признали.

«Боевой пинг-понг»: президент против правящей партии
А выборы президента в Молдавии прошли по всем правилам, и Игорь Додон безоговорочно победил. Только вот парадокс: всенародно избранный президент полномочий получил в разы меньше, чем его предшественники парламентского производства. То есть, при наличии неотъемлемого признака президентской республики — прямого голосования за президента, ему достались представительские функции номинального главы парламентского государства. И процесс укорачивания поводка для президента продолжается с момента его избрания.
Так, ряд полномочий был решением парламента отнят у президента Молдавии еще до инаугурации Игоря Додона. Например, ему перестало принадлежать право назначения генпрокурора и личный контроль над Центром по борьбе с коррупцией. Дальше — больше. Отказ подписать какой-либо закон, принятый парламентом, вовсе не означает теперь исправление этого закона. Депутатам достаточно проголосовать за него еще раз, и президент по новому закону, принятому этими же депутатами, обязан подписать его вне зависимости от собственной позиции. То же относится и к назначениям высших госчиновников.
За прошедшие месяцы от Демпартии и ее сторонников поступил целый ряд непопулярных, а с точки зрения ряда экспертов, и сомнительных, законопроектов. Разумеется, в парламенте голосование по ним прошло без сучка и задоринки. Президент Додон их парламенту тотчас вернул. Парламент переголосовал, не удосуживаясь даже проконсультироваться с главой государства о возможных правках. Игорь Додон пообещал подпись не ставить в принципе. Скандал мог разразиться вокруг любого из этих документов, но апогеем оказалось назначение министра обороны.
Ни для кого не секрет, что правящие демократы ведут активную политику сближения с НАТО, а действующий президент Додон всячески противится данной инициативе и даже просил высоких чиновников Североатлантического альянса повременить с открытием офиса в Кишиневе. История и перспективы контактов Молдавия-НАТО заслуживает отдельного повествования, полного сюрпризов и скандальных деталей. Чего стоит одна высылка из Кишинева российских дипломатов, работавших с Приднестровьем, где, как известно, базируется российский военный контингент!
В Молдавии с декабря 2016 года министра обороны не было. Отставку последнего мощного оплота Либеральной партии, министра Анатола Шалару, Игорь Додон подписал с готовностью. Оборонное ведомство досталось либералам еще по квоте проевропейского альянса, и держались они за него до последнего. Все либеральные министры с нескрываемым энтузиазмом, доходящим до подобострастия, продвигали натовские идеи. Однако либералы к правящему большинству относиться перестали.
До конца лета кандидатур на данное кресло не предлагалось, и министерством обороны руководил замминистра Георгий Галбура. Хотя, как говорят компетентные специалисты, юридически для взаимодействия со структурами НАТО отсутствие назначенного министра роли не играет, но моральному климату такое обстоятельство вредит и доверие к стране может подпортить. А тут, вроде как, скоро офис НАТО открывать. Да кое-какие проекты с финансовыми поступлениями на подходе. Куда уж без министра-то! Стоило только демократам дать анонс о возможном представлении кандидатуры на пост главы оборонного ведомства, как президент Додон тут же заявил, что поддержит подписью только профессионала. Хватит, мол, нам гражданских, которые в военном деле не смыслят (намек на министров-либералов). Как знал…
А тут еще скандал в начале сентября вокруг отправки молдавских бойцов на учения НАТО «Rapid Trident 2017» в Львовскую область Украины. Игорь Додон вдруг, воспользовавшись правами верховного главнокомандующего, запретил военнослужащим ехать на учения. Никому и в голову не приходило, что символическое звание верховного главнокомандующего президент надумает реализовать столь практическим образом. Мало того, юристы и эксперты сошлись во мнении относительно выпадения данного инцидента из правового поля.
Правящие демократы в тот же день сориентировались и быстренько состряпали указ насчет отправки военных на учения. Правда, только к ночи. Но президент тоже не дремал и, видимо, в прямом смысле слова, поскольку синхронно настрочил свой указ, отменяющий указ правительства. Судите сами, какой указ кому не указ, но молдавский контингент из 57 военных на учения НАТО благополучно съездил.
Правительство в это время представило президенту кандидата в министры обороны — 32-летнего экономиста Еуджена Стурзу. Позже экс-министр внутренних дел времен Владимира Воронина, а ныне активист партии социалистов, Владимир Цуркан назвал ставленника демократов «грантовым мальчиком». Игорь Додон, естественно, такую кандидатуру не одобрил и предложил вместо молодого специалиста Стурзы генерала Виктора Гайчука, стоявшего во главе минобороны в период коммунистического правления.
В ответ премьер-министр Павел Филип при поддержке коллеги по Демпартии, спикера Андриана Канду, пообещал еще раз выставить того же кандидата: закон обязывает президента согласиться. Президент Додон, в свою очередь, пообещал назначение не утверждать и присягу Еуджена Стурзы не принимать. А на это уже никаких законных указаний не существует, кроме разве что политической гибкости и уважения.
В сентябре молдавский премьер вновь применил прежнюю палочку-выручалочку правящей власти и обратился в Конституционный суд. Игорь Додон недвусмысленно обвинил оппонентов в том, что они «изобретают процедуры для привлечения Конституционного суда в свои политические комбинации» и «состав Конституционного суда попробует исключить институт президента из процесса назначения министров и будет опять жонглировать законом в пользу правящей коалиции».
17 октября Конституционный суд Молдавии принял, вероятно, самое эпохальное и беспрецедентное решение. Тщательно изучив положения Конституции, судьи пришли к выводу, что президента можно периодически на время заменять, если он что-то не делает или делает вопреки регламенту. В Молдавии, конечно, удивились. Вопросов оказалось много. Такое явление, как ВрИО президента, при наличии живого президента возможно в случае, когда он, например, лежит в коме или совершил государственную измену. И уж, само собой, любопытно, на какой срок его предполагается подменять? На денек? На часок? Как оказалось, всего на одну подпись. Или, скажем, еще на одну, если понадобится. Или на процедуру, вроде принятия присяги.
Не вдаваясь в содержание реакции президента, представители правительства через день, 19 октября, снова направили петицию в Конституционный суд за решением процедурного вопроса, и в пятницу, 20 октября, к вечеру судьи озвучили всю схему действий. Они могли бы, наверное, справиться быстрее, но юридический советник президента Максим Лебединский в начале заседания потребовал отзыва всего состава суда на основании предполагаемых консультаций судей со спикером Андрианом Канду. Хочешь — не хочешь, а пришлось живописной группе в мантиях удалиться на совещание и официально отказать президентскому представителю. Спикер-то в процессе не участвует, стало быть, и беспристрастность судей к нему отношения не имеет.
Согласно новоиспеченному постановлению Конституционного суда премьер-министр Павел Филип вместо президента подписал назначение министра обороны. Правительство поторопило президента с передачей из его администрации документов кандидата, и уже во вторник 24 октября Еуджен Стурза присягнул тому же премьер-министру вместо президента.

«Народ безмолвствует»
Неловко, конечно, использовать столь знаменитую пушкинскую фразу, но неслыханный прецедент в истории не только молдавской, но и мировой политики сколько-нибудь бурной реакции в самой Молдавии не вызвал. Разумеется, пока шли препирательства «президент —правительство — Конституционный суд», и власть предержащие, и эксперты свои мнения высказывали. В качестве примера приведем полярные мнения двух экс-председателей Конституционного суда. Сходные комментарии и реакции звучат и от официальных структур, и от представителей общественности.
Недавно сдавший свой мандат Александру Тэнасе убежденно заявил о верной позиции бывших коллег и о неискренности президента Додона, который «лукавит», выражая несогласие с решением Конституционного суда: «Я абсолютно уверен, что он знает о том, что текст решения КС — конституционный. Это знает любой студент первого курса, который хотя бы ознакомился с конституционным правом».
Бывший главный судья Молдавии и предшественник Тэнасе, Думитру Пулбере, прокомментировал произошедшее так: «С 2011 года, когда Тэнасе был назначен главой КС, суд покорно исполнял все пожелания власти, которая подмяла под себя все госструктуры, в том числе силовые и судебные. Произошла узурпация власти — одно из самых тяжких уголовных преступлений, не имеющее срока давности».
Среди оппозиционных противников Додона в очередной раз возникли подозрения в тайном сговоре с лидером демократов Владом Плахотнюком — мол, в предвыборных целях им обоим выгодна пикантная ситуация, когда президент может остаться «чистеньким» и не подписывать непопулярные распоряжения правительства, а демократы будут вершить свои дела без помех. Причем, стороны демонстрируют преданность внешним партнерам: социалисты во главе с Игорем Додоном — Москве, демократы — Вашингтону и Брюсселю. Сам Додон ведь так и сказал: «Не сдамся и не подпишу ни один декрет, с которым не согласен. Пусть его подписывают Канду или Филип и берут на себя ответственность».
Хотя и президент, и сотрудники его администрации, и многочисленные эксперты употребили не новую для Молдавии фразу «узурпация власти», термин «государственный переворот» не прозвучал ни разу. Более того, в ответ на предположения о возможном импичменте спикер парламента Андриан Канду возмущенно заявил: «Все, что говорят об отстранении президента Додона, об ограничении его полномочий или препятствовании его деятельности — просто спекуляции».
Правда, между делом, спикер оговорился, что, согласно официальной процедуре, «референдум предполагает избирательную кампанию, которая подразумевает затраты для государства и многое другое». Да и выиграть референдум у Игоря Додона шансов предостаточно, а это, в свою очередь, власти точно не нужно. Плюс: возникает реальная предпосылка к усилению и расширению президентских полномочий, чем сейчас и так намерен заняться молдавский глава государства.
Еще до того, как премьер Филип вместо президента принял присягу нового министра обороны, Игорь Додон совершил два занятных действия. С выражениями сожаления, он подписал целый пакет спорных и весьма непопулярных законов, во второй раз переданных из парламента: например, изменения к Трудовому кодексу, уменьшающие защищенность наемных работников, или реформу Академии наук, здорово сужающую возможности этого учреждения. Также Игорь Додон опубликовал обращение к народу, в котором обвинил Конституционный суд в установлении конституционной нормы вместо интерпретации Конституции и напомнил об ответственности за злоупотребления. И опять слова об «узурпации власти». Только не вспомнил Игорь Додон, что получил свое избрание благодаря именно этому же Конституционному суду.
В своем обращение молдавский президент заклеймил «правящий режим», сделавший «все для уменьшения полномочий главы государства», и торжественно объявил: «Президентская форма правления — единственный шанс на будущее для Молдавии, и мы должны все вместе воспользоваться этим шансом. Заявляем о начале действий на уровне всего государства с целью поддержки президентской формы правления».
Как будет выглядеть эта президентская кампания, пока неизвестно, но Партия социалистов уже заявила о безоговорочной поддержке президента и готовности протестовать. Хотя ни взрыва общества, ни видимых приготовлений к нему на данный момент в Молдавии не наблюдается, одно оставшееся на фоне громких скандалов событие может его спровоцировать. Когда спикер пожурил президента за резкие слова в адрес конституционных судей, назвав их угрозой высшим служителям закона, словно в ответ на это в постановлении Суда появился пункт о необходимости введения уголовной ответственности за невыполнение его решений. Следом группа депутатов — те самые «неприсоединившиеся» выходцы из либерал-демократов — выступили именно с такой законодательной инициативой, недвусмысленно погрозив пальцем президенту.124

Конституционный суд Молдавии
Пока очередной скандальный кризис в Молдавии, по крайней мере, на официальном уровне можно считать завершенным. Выигрышный счет по-прежнему ведет правящая прозападная Демпартия. Ей сулят и другие дивиденды. Допустим, продвижение Влада Плахотнюка в премьер-министры. Куда теперь Додон денется? Подпишет! А не подпишет, так найдется замена — спикер Канду.
О плюсах для других политических деятелей, да и для народа, судить пока сложно. Но можно фантазировать. Быть может, Молдавия займет место в Книге Гиннеса: ИО президента на самый короткий срок. На подпись секунд 5 — 7 должно хватить с избытком! А если попытаться извлечь доход для страны? Аттракцион «Побудь президентом» — купивший по очень высокой цене билет ставит подпись под государственным документом. В Молдавии такое теперь реально…

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

981
Похожие новости
22 ноября 2017, 12:48
21 ноября 2017, 23:48
22 ноября 2017, 14:48
22 ноября 2017, 18:48
22 ноября 2017, 23:48
23 ноября 2017, 09:48
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
22 ноября 2017, 04:48
19 ноября 2017, 06:48
23 ноября 2017, 10:48
23 ноября 2017, 12:48
20 ноября 2017, 18:48
22 ноября 2017, 19:48
19 ноября 2017, 20:48