Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Parlamentní listy: Сирия и Израиль — это серьезно. Путин устоит

«Очень опасные сигналы». «Они преподносят себя не как избранный народ, а как избранное государство, которое может творить, что захочет. Я говорю это, опасаясь за судьбу Израиля и Европы», — так поведение Израиля в Сирии комментирует профессор Оскар Крейчи. В связи с договором о создании демилитаризованной зоны для разоружения и вывода повстанцев он говорит о химической атаке. А что можно ожидать от американского президента? «Белому дому нужен импульс. Трудно предсказать, будут ли это действия против Китая или бесчинства на Ближнем Востоке. Вполне возможно, что еще до выборов в США мы станем свидетелями какой-нибудь масштабной театральной акции», — утверждает политолог, который обращает внимание на две параллельные формы глобализации. Он также комментирует выборы в России и массовые демонстрации «Путин устоит, но вопрос устоит ли Дмитрий Медведев».
Parlamentní listy.cz: Недавно был сбит российский самолет-разведчик. Сирийские правительственные силы перепутали его с израильским истребителем. На борту самолета находилось 15 человек, и все они погибли. Россия обвиняет в случившемся Израиль и в ответ собирается поставить Сирии ЗРК С-300. Они охладят горячие головы, как процитировало агентство ČTK российского министра обороны, и повысят боеспособность системы ПВО. Российские планы сразу же раскритиковал советник Белого дома по безопасности Джон Болтон. По его словам, поставка спровоцирует обострение ситуации. Что вы думаете об этом инциденте, и какими будут его последствия?
— Оскар Крейчи: Первый аспект, так скажем, организационно-технический. То, что совершили израильские самолеты и связанные с ними командиры на земле, можно охарактеризовать как непрофессиональный и безответственный поступок. С 2015 года между Россией и Израилем действует договор, предполагающий информирование о военных операциях на территории Сирии. Израильтяне предоставили информацию поздно и неверно. Самолет, который впоследствии был сбит, уже возвращался на базу после предупреждения о том, что израильтяне нанесут удар на севере, но на самом деле они напали на запад Сирии. То, что мы называем трагедией, стало причиной либо преступной халатности, либо непрофессионализма.
Второй, более общий вопрос, — поведение Израиля в Сирии, который ведет себя очень нагло. Его действия очень контрпродуктивны. Я бы сказал, что нынешнее правое правительство Израиля лишает Израиль союзников. Они преподносят себя не как избранный народ, а как избранное государство, которое может творить, что захочет. Я говорю это, опасаясь за судьбу Израиля и Европы. Подобное беспардонное поведение, которое демонстрирует израильское правое правительство, бесспорно, возрождает темную европейскую традицию. Это уже заметно и в Косово, и на Украине… Это очень опасные сигналы. Нужно, чтобы Израиль опомнился и вернулся к поведению нормального субъекта международного права.
Вы можете говорить конкретнее? В чем вы видите опасность, и почему сигналы опасны?
— Поведение Израиля, разумеется, приводит к сплачиванию мусульманских государств и движений против него. Снова поднимется палестинская антиизраильская волна. Израиль из-за своего поведения лишается одного из ключевых союзников — России. его поведение безответственно. Вы только представьте: россияне поставят в Сирию комплексы С-300… Россия уже давно обещала их Сирии, но потом отказалась от своих намерений по договоренности с Израилем. Сейчас мы наблюдаем, как растет напряженность, пока только в области техники, но за этим последуют военные и политические меры. Это нужно немедленно остановить. Нужно прекратить наглости, вести себя профессионально и видеть общего врага, не смешивать собственные частные интересы с общими и коллективно бороться с исламскими террористами.
Владимир Путин и Реджеп Эрдоган договорились о том, что с 15 октября в провинции Идлиб будет существовать демилитаризованная зона. Из нее, как процитировали СМИ российского президента, должны быть «выведены» исламистские радикалы, включая боевиков «Фронта ан-Нусра» (запрещен в России, прим. ред.). Вывести должны также вооружения всех воюющих группировок, оппозиционных Дамаску. Подчеркивается, что это не военная операция, но как на самом деле будут выводиться радикалы? Речь идет о последнем предупреждении или последнем шансе перед началом наступления?
— Ситуация очень сложная. Прежде всего нужно сказать, что в договоре, кроме России и Турции, участвует еще и Иран, такой же сильный игрок на сирийском поле боя, как и Турция. Именно против иранских отрядов направлены израильские удары в Сирии. Идлиб — особая внутренняя провинция на северо-западе Сирии. Она довольно небольшая (площадь — шесть тысяч квадратных километров). До войны там проживало почти 1,4 миллиона населения, а сегодня говорят о трех миллионах. До начала гражданской войны там жили в основном сунниты. Правительство в Дамаске считалось шиитским. В провинцию Идлиб перемещались повстанцы из других регионов после договоров с российскими солдатами об отходе. Таким образом старались избежать жестоким боев, в ходе которых пострадало бы мирное население. Идлиб — последнее место, куда отступали повстанцы, а теперь идти им некуда. Гуманитарные коридоры, которые создают российские военнослужащие для повстанцев, направлялись именно в Идлиб. Там находятся повстанцы самого разного сорта, в том числе «умеренные», которые убивают во имя сотрудничества с Западом, и фанатики, которые убивают во имя Аллаха. Как их отличить? Проблема.
Турки наладили с некоторыми группировками очень хорошую связь. Договор Москвы, Анкары и Тегерана звучит так: разоружить и вывести. Однако некоторые повстанцы уже дают понять, что, хоть и готовы к переговорам, не сдадут ни территорию, ни оружие. Ситуация крайне неприятная, но предсказуемая. Те, кто подписывал трехсторонний договор, должен был это предусмотреть. Что еще опасно в сложившейся ситуации? Некоторые группировки повстанцев умеют инсценировать химическую атаку. Существует весьма влиятельная группа людей на Западе, кто считает: раз Асад победил, нельзя, чтобы ему досталась функционирующая экономика и инфраструктура. И если кто-то опять разыграет перед нами химическую атаку в Идлибе, а потом Запад разбомбит важные сирийские объекты, то поставленная цель будет достигнута. Это самый трагический сценарий. А самый оптимистичный такой: туркам удастся убедить основные отряды повстанцев, и некоторые сложат оружие и уедут в Турцию. Мирному населению уже ничто не будет угрожать, и людям не придется бежать в Турцию. Напротив, она откроет границу для возвращения беженцев. Война закончится. Правда, одних такой вариант устраивает, а других нет.
В основном подчеркивают опасность гуманитарной катастрофы. В случае наступления правительственных войск, по данным ООН, к границе с Турцией, которая находится на северо-западе провинции Идлиб, может хлынуть до двух с половиной миллионов человек. Наиболее пессимистичные сценарии предполагают сотни тысячи погибших. Об этом настойчиво предупредил и президент Трамп…
— Создается демилитаризованная зона, а значит, из региона выводятся военные силы, чтобы предотвратить провокации и снизить риск внезапного конфликта. Российский самолет, сбитый недавно, вел мониторинг этой области.
А что касается гуманитарной катастрофы, то все это пропагандистские лозунги Запада. Трагедией является война, к началу которой многие западные державы приложили руку. Всегда, когда ведутся военные действия, случается гуманитарная катастрофа. Разница — только в пропаганде. Когда шли бои за Ракку, которую бомбардировали американцы, гуманитарные вопросы никого не интересовали. Либеральное понимание избирательной демократии представляет собой большую опасность для самой демократии. Если Запад боится гуманитарной катастрофы, то он должен повлиять на вооруженные группировки в Идлибе, которые сам же и вооружал, и заставить их сложить оружие и убраться, например, в Турцию. Вот как можно предотвратить гуманитарную катастрофу, а не удерживать последний анклав повстанцев, чтобы они оставались в Сирии как можно дольше, как гноящийся нарыв. Пусть Запад помогает Турции, Ирану и России решить проблему так, как они предлагают: разоружить и вывести.
Сейчас проходит заседание Генеральной ассамблеи ООН. Президент Дональд Трамп уже встретился с Эммануэлем Макроном и побеседовал с ним о Сирии. Что можно ожидать от американского президента?
— Какая угроза? Вскоре в США состоятся выборы. По последним опросам, по всей стране с отрывом в восемь — двенадцать процентов ведут демократы. Белому дому нужен импульс. Трудно предсказать, будут ли это действия против Китая или бесчинства на Ближнем Востоке. Американская политика непоследовательна, спонтанна и театральна. Вполне возможно, что еще до выборов в США мы станем свидетелями какой-нибудь масштабной театральной акции.
Мы видим, как россияне сдружились с Китаем, как они договариваются о действиях в Сирии с Турцией и Ираном. С другой стороны — Соединенные Штаты и их союзники… Хотя и там, и там есть определенные разногласия. Насколько два мира отстранены друг друга? Опасно ли это для нас?
— Мир очень изменился и стал намного сложнее, чем 20 лет назад. В своих трудах о Китае Киссинджер подчеркивает разницу между западным и китайским мышлением. Нам есть чему поучиться у китайцев. Западные политики, видя проблему, предлагают одно решение и считают, что мир успокоится. Китайцы же убеждены, что когда одна проблема решена, встает другая. Геополитическая структура мира меняется. Запад ментально не готов принять ту роль, которую берет на себя Китай. Это очень грустно и опасно. На прошлое неделе Вашингтон ввел эмбарго против китайских компаний, импортирующих оружие в Китай, и запретил въезд в США главе одной из них. Тем самым США подтвердили свою неготовность адекватно воспринимать современный мир. Если мы будем вести себя таким образом, в мире появится две параллельные формы глобализации, которые могут вступить в конфликт.
Сегодня у Соединенных Штатов есть один незаменимый экспортный артикул — доллар. Все идет к тому, что в качестве международной валюты доллару найдется замена. Когда он рухнет: через десять, 15 или 50 лет, я не знаю. Но после этого Соединенные Штаты превратятся в рядовое государство, у которого некоторое время еще будет стратегическое оружие.
Сегодня с Китаем нельзя обращаться так, как с ним обращаются американцы. Это рискованно. Администрация Трампа щедро разбрасывается договорами, подписанными прошлыми правительствами. Это не только разлагает структуру мировой политической системы, которая сформировалась в последние десятилетия, но и делает США крайне ненадежным партнером. Какой договор с США завтра еще останется в силе? Данная проблема способствует росту хаоса и тому, что часть мира (Россия, Китай, Индия и Турция) отделяется. Так возникает параллельная глобализация, в условиях которой Запад по сути не будет играть никакой роли. Если рассмотреть все эмбарго, которые США вводили против Китая, то к чему они привели? Пекин планировал, что в первом полугодии текущего года рост ВВП достигнет 6,5 процентов, но, по последним данным, рост достиг 6,8 процентов. Напротив, стоимость барреля нефти подскочила до 81 доллара. Все это результат разрастания хаоса. Иными словами, каждое чешское домохозяйство пострадает от разрастающегося хаоса.
Правящая партия «Единая Россия» получила плохие новости из регионов о результатах голосования. Влияние оказала, несомненно, и пенсионная реформа, из-за которой люди массово вышли на улицы. Экономические результаты слабые, поэтому цены на нефть, которые наконец-то пошли вверх, кое-кого могут порадовать… Говорят о том, что против Владимира Путин могут выступить некоторые сильные фигуры из рядов российской элиты. Кто устоит, а кто нет?
— За неудачами на некоторых губернаторских выборах действительно стоит пенсионная реформа. Но отметьте, кто приходит на смену прокремлевским кандидатам. Все это левые кандидаты, прежде всего коммунисты и члены «Справедливой России». Иными словами, Владимир Путин расплачивается за пенсионную реформу и за уже давно растерявшего популярность премьера. Есть одно простое решение, которое, конечно, ему не по душе — заменить председателя правительства. Я не знаю, следили ли вы за кампанией коммунистов против пенсионной реформы, но с технической точки зрения она была великолепной. Я думал, что председатель коммунистов Геннадий Зюганов — престарелый политик, но он удивил меня содержанием выступлений и дикцией.
Само по себе проводить пенсионную реформу в период выборов — огромный риск. Путин устоит, но вопрос устоит ли Дмитрий Медведев.
В широком контексте особенно неприятным для Кремля стал проигрыш «Единой России» в Приморском крае, в регионе, который Путин совсем недавно посещал. Люди продолжают уезжать из этого региона, и там наблюдается демографический спад. Однако с точки зрения будущего это ключевой регион. В этом я вижу большую проблему России, дело тут не в выборах, а в общих настроениях в российском обществе и непонимании определенной частью российской политической элиты глобальных процессов. Путин добивается укрепления этих регионов с тех пор, как находится у власти, но пока успеха не достиг. Но я не думаю, что эти события как-то серьезно угрожают позиции Владимира Путина. Кроме того, рост цен на нефть создаст условия для определенной социальной подушки. Почти со стопроцентной уверенностью можно сказать, что Запад, несомненно, продолжит свои нападки на Россию, что только еще укрепит позиции Путина.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

920
Похожие новости
18 декабря 2018, 06:18
17 декабря 2018, 22:18
18 декабря 2018, 14:18
18 декабря 2018, 16:18
17 декабря 2018, 17:18
18 декабря 2018, 09:18
Новости партнеров
 
 
Выбор дня
18 декабря 2018, 21:18
19 декабря 2018, 00:03
19 декабря 2018, 00:03
19 декабря 2018, 01:48
18 декабря 2018, 22:48
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
15 декабря 2018, 11:18
18 декабря 2018, 11:18
12 декабря 2018, 19:18
15 декабря 2018, 17:18
16 декабря 2018, 09:18
13 декабря 2018, 17:18
15 декабря 2018, 20:18