Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Parlamentní listy: пугающее своеобразие предвыборной Украины

За месяц до президентских выборов обстановка на Украине обостряется. Нападения, угрозы, поджоги телевизионных студий. Отряды молодчиков, готовых без колебаний плеснуть вам в лицо кислотой. Необандеровцы, которые изгоняют исконную православную церковь из храмов и монастырей и насаждают там своих, не «пророссийских», людей. Миллионы единиц нелегального оружия. Тысячи бывших членов частных батальонов с пошатнувшейся психикой, которые остались без работы и едут в Западную Европу, включая, разумеется, Чешскую Республику. По словам бывшего украинского депутата от Партии регионов Елены Бондаренковой, эти люди представляют большую опасность. Без разбору запрещаются русскоязычные издания и вещание. Из радиоэфира одним махом убрали всю русскоязычную музыку. Составляются длинные списки якобы прокремлевских, а значит, вредных для нынешней национальной политики, людей. В списке оказался даже Гоголь!
Parlamentní listy: Как на Украине готовятся к президентским выборам, которые состоятся уже в конце марта?
Елена Бондаренкова: Те, кто в Евросоюзе, США или Канаде громче всех кричат о демократии, по поводу выборов говорят, что все в порядке. Но нужно понимать, что правил никаких нет. В мире царят двойные стандарты. Поэтому не стоит уделять внимание комментариям структур, которые теоретически должны помогать демократии на Украине, а на самом деле помогают узурпации власти.
К чему все это привело, и какие сегодня настроения на Украине? Люди настолько деморализованы, насколько устали верить в какие-то изменения, что готовы проголосовать за клоуна. Клоуна в самом низком понимании этого слова. У нас на выборах действительно баллотируется комик, клоун, который со своей группой ездит по Украине и устраивает представления. Его рейтинг среди избирателей очень динамично растет. Люди будут за него голосовать только потому, что они против всех политиков, которыми они сыты по горло. А тут появился комик, который еще не успел ничего сделать, и ему отдают свой голос.
— Кандидатов — уйма, но не станут ли они только фоном для нескольких избранных?
— Выборы на Украине почти безальтернативны. Зарегистрированы 44 кандидата, из которых 80% составляют те, кого мы называем «50 оттенков серого», то есть представлены все, начиная с ультраправых и заканчивая умеренными. Какой-то реальной идеологической или геополитической альтернативы им не существует.
А если и есть, то это оставшиеся 20% левых или левоцентристских кандидатов, которые тоже выдвинули свою кандидатуру. Но что с ними только не происходит! Противники срывают их встречи с избирателями, разгоняя людей! Их поливают всякими медицинскими препаратами, в том числе зеленкой. Если это вещество попадет в глаза, то можно ослепнуть, и, как правило, националисты метят именно в лицо. Или этих кандидатов просто избивают.
Предвыборная кампания подтверждает, что выборы нечестные. Но в докладах ОБСЕ ни о чем таком не пишут. Согласно им, все в порядке.
Сейчас у Украины не такой уж большой выбор. Мы либо выберем клоуна, что может повлечь за собой очередной экономический спад на Украине. Но хотя бы появится шанс на то, что нынешний режим не законсервируется.
— … или?
— Второй вариант хуже и заключается в том, что благодаря разного рода фальсификациям у власти останется Порошенко. Он преследует интересы транснациональных корпораций, которые хотят превратить Украину в аграрную страну, а также разместить там ракетные системы прямо у границ с Российской Федерацией. Это все, чего хотят эти силы. Уже сейчас Украина не является самостоятельной страной, и понятно, что подобные вопросы решать сама она не будет. Ясно, что есть две сверхдержавы, которые будут бороться друг с другом за судьбу Украины. Речь о Российской Федерации и Соединенных Штатах Америки. Если они будут оспаривать Украину, то эта страна будет экспортировать терроризм и насилие в Европу.
Уже сейчас понятно, что Украина буквально напичкана нелегальным оружием. По оценкам Министерства внутренних дел, в стране пять миллионов единиц нелегального оружия. Кроме того, на Украине есть бывшие боевики (около 350 тысяч человек), которые принимали участие в войне на востоке страны. У этих людей большие психологические проблемы, но помощи им никто не оказывает. Они представляют угрозу для безопасности общества и не только на Украине. Некоторые из них просто не умеют правильно обращаться с оружием и не думают о безопасности, поэтому каждый день мы читаем, что у кого-то взорвалась граната в общественном транспорте или в собственной квартире. Когда эти люди возвращаются с фронта, то не находят работы. И куда они едут? В Европу.
Весьма вероятно, что тот, кто привык решать свои проблемы с помощью силы и оружия, продолжит и в мирной жизни делать то же самое. Этим пользуются нынешняя власть националистов. Вы, конечно, слышали о Степане Бандере и его приверженцах. Это те люди, которые вырезали целые села евреев, поляков и чехов. Уже практически доведена до конца целенаправленная программа по реабилитации фашистских коллаборационистов. Украина возвращает к жизни те принципы, которые совершенно чужды Европейскому Союзу. Назрела острая проблема с правами человека.
— То, что Вы говорите, действительно вызывает беспокойство…
— В прошлом году украинский парламент принял закон, которым запретили получать среднее образование на родном языке. Это вопиющее нарушение основных прав, касающихся языка. Вопросы также вызывает создание так называемой автокефальной церкви, поскольку на церкви и монастыри совершаются нападения, происходят захваты, и вот так якобы формируется независимая церковь. Каноническая православная церковь преследуется. Для новой церкви новых храмов не строят. Вместо этого отбираются уже существующие храмы. Этим занимаются хулиганы и бандиты, которые вооружены дубинками и огнестрельным оружием. Они просто выгоняют верующих из церквей. «Теперь это наша церковь», — говорят они. Ни о какой демократии тут не идет и речи — это просто грабеж.
Все это происходит в последние пять лет, и разум отказывается в это верить.
— А какая ситуация сложилась в Закарпатской Украине, к которой у нас в силу исторических обстоятельств особенное отношение?
Предвыборная агитация на Украине
— Молодежь из Закарпатья, которая работает, например, у вас в Чехии, боится возвращаться домой и не хочет идти в армию. Это еще один регион с серьезнейшими проблемами, которые касаются языковой и этнической дискриминации. Там проживают большие диаспоры, говорящие на венгерском, румынском и русинском языке. Закон об образовании, о котором я уже упомянула, лишил детей из этих диаспор права получать среднее и высшее образование на родном для них языке. Люди утратили право на собственные радиостанции и телеканалы, на печатные издания, которые издавались на национальных языках. Представители этих диаспор не чувствуют себя полноправными членами украинского общества. То же касается армян, грузин, немцев и греков. Это крупнейшие меньшинства. Если учитывать все народности, проживающие на Украине, то их более 130. Так как себя могут чувствовать люди, подвергшиеся дискриминации? Отсюда — рост популярности сепаратистских объединений, которые призывают, например, присоединиться к Венгрии.
Из-за националистического режима на Украине страна теряет территории. Вам известно, что произошло в Крыму. Донбасс борется за отделение. Следующим на очереди может быть Закарпатье. Потом — Харьков или Одесса, поскольку там проживает много русскоязычных граждан. Политика унификации и насильственной украинизации привела к тому, что государство оказалось на грани развала. Государственный аппарат пытается предотвратить развал насилием и давлением.
Что касается европейских ценностей или, например, Европейской хартии о защите национальных меньшинств, то упомянутые факты являются прямым нарушением прав человека. Но проблема в том, что в правительстве сидят «сукины дети», которые выполняют заказ зарубежных центров. И им простят все. Украина должна стать тараном против России, и другой роли Украине ждать не приходится.
— А что Вы скажете о тех украинцах, которые живут за рубежом? Как правило, эмигранты и объединения соотечественников поддерживают свою родную страну. Или в вашем случае все иначе?
— Управлять Украиной из-за рубежа невозможно. Как только в России сформировалось бы некое объединение украинцев, им тут же заинтересовалось бы ФСБ. А если подобные объединения активизируются в США, ими занимается ФБР. У себя в стране они не позволяют украинцам заниматься украинской политикой. Украинцы должны быть верны той стране, гражданство которой приняли и которая приняла их самих.
Так что даже если украинцы, которые приняли американское гражданство, будут объединяться в какие-то группы, то они будут поддерживать, разумеется, политику Соединенных Штатов Америки и Госдепа. Мы видим, что объединения появились и на постсоветском пространстве, и в Канаде и США, но все это своего рода «прирученные» мировые конгрессы украинцев. И еще с 2002 года, когда Ющенко выдвинул свою кандидатуру на пост президента, всех их поддерживают только проамериканские силы.
В России подобных объединений, наверное, и не существует. Думаю, что подобные союзы украинцев за рубежом никогда не смогут помочь оппозиции на Украине и всегда будут следовать политике страны, в которой были созданы.
— Давайте вернемся к предвыборной борьбе. Скорее всего, она будет «по-украински чертовски острой», не так ли?
— У нас говорят, что есть одна партия власти, а все остальные — в тюрьме. К счастью, это еще не совсем так. Предпринимались попытки запретить Коммунистическую партию Украины. Разными методами партии мешали принимать участие в выборах. Она даже не может открыть свои отделения, потому что их тут же разнесут вдребезги. Были нападения и поджоги. За примером ходить далеко не надо: недавно завершилась регистрация кандидатов в президенты, и Симоненко (Петр Симоненко, генеральный секретарь Коммунистической партии Украины, родом из Донецка, а теперь живет в Киеве — прим. авт.) в регистрации отказали. Как может работать партия, если даже отделение свое она открыть не может?
Точно так же политические партии страдали в 2014, 2015 и последующие годы. Существовала Социалистическая партия Украины, которую обокрали, отняли у нее логотип и передали человеку, который ныне занимает пост министра внутренних дел. Теперь эта партия превратилась в послушную и карманную. Другая социалистическая партия «Союз левых сил» прекратила свое существование, когда ее представитель Василий Волга отправился в поездку по регионам. В Запорожье его избили так, что он чуть не лишился здоровья. Партию распустили. Осталась партия левоцентристского толка, которая представляет собой осколки бывшей Партии регионов и называется «Оппозиционный блок». Она пытается выживать, осторожно голосуя за предложения власти. У нее ничтожная фракция в парламенте, и ни на что повлиять она не может, потому что располагает менее чем 40 голосами. Ее альтернативные законопроекты, например о военном нейтралитете, никогда не пройдут.
— Какая ситуация сложилась в СМИ? Я предполагаю, что на них тоже очень сказалась предвыборная обстановка…
— Сразу же запретили российские телеканалы. Российские информационные агентства лишили возможности работать, а главу одного из них даже посадили. Его зовут Кирилл Вышинский. Власти потребовалось не только заставить молчать российские СМИ, но и вывести Украину и украинцев из поля русскоязычных СМИ. У нас появились черные списки книг, фильмов и неугодных деятелей искусств. В основном это актеры, режиссеры, музыканты. У нас запретили все русскоязычные социальные сети. В некоторых регионах запретили абсолютно всю русскую музыку. На региональных радиостанциях не услышать ни одной русскоязычной песни. Самое ужасное то, что в этих черных запретных списках оказались даже гении украинской литературы: Булгаков и Гоголь. Это все равно что в Чехии запретить Кафку…
Большую роль должна играть доступность СМИ для оппозиционных партий. Однако телеканалы и радиостанции боятся давать время этим партиям из-за страха потерять лицензию. А это вполне возможно, поскольку орган, которые следит за работой радиостанций и телеканалов, сформирован из друзей Порошенко. Вы спросите, а есть ли у оппозиции какие-то контрольные механизмы? Ведь есть закон об оппозиции. Но на него все плевали, и никто его не выполняет. В парламенте всегда существовал оппозиционный комитет по контролю над свободой слова. До прихода к власти Порошенко во главе этого комитета всегда стоял представитель оппозиции. Между партиями существовала договоренность о том, что этот комитет должна координировать оппозиция. А иначе как бороться с цензурой. В 2014 году, когда власть легитимизировала себя с помощью внеочередных парламентских выборов, впервые с 1991 года после распада Советского Союза во главе этого комитета появились представители власти. То есть они контролируют сами себя и утверждают, что у нас все «окей». Прекрасно.
И еще один момент. Кажется, что нечто подобное в 21 веке в Европе просто невозможно. На Украине никогда не существовало министерства пропаганды, а теперь оно есть. Его создали в декабре 2014 года, и называется оно великолепно — Министерство информации. Это министерство, которое занимается травлей и преследованием СМИ, чья позиция отличается от позиции власти. Они там решают, как кого называть. Для них мы все агенты Кремля. Если ты против войны, ты предатель, а значит, не имеешь права участвовать в теле- и радиопередачах. Если провести исследование контента, то выяснится, что до 90% вещания проправительственное. Оппозиции остаются осколки. И если какая-то радиостанция поступит иначе, то у нее просто отберут лицензию
Акции националистов в Киеве
Или тебя изобьют или подожгут. Такой случай уже был: на один телеканал пришли националисты с зажигательной смесью и устроили пожар. Так случилось с телеканалом «Интер». Это один из самых популярных телеканалов. Когда происходят такие нападения, мы знаем виновных, потому что их снимают камеры. Но ни один не понес ответственности. Никого не посадили и за убийство журналиста или за погром в редакции. Никого не задержали за поджог. Никто не осужден. Даже штрафа никто не заплатил за преследование журналистов. Так же двух националистов обвинили в убийстве журналиста Олеся Бузины, но их без зазрения совести отпустили, а их единомышленники бесстыдно приветствовали их с цветами в руках у здания суда. Они спокойно ходят по улицам, живут у себя дома. И им осталось только дождаться, когда умрет мать-старушка Бузины, и тогда уже никто не будет добиваться справедливости.
То же произошло в случае журналиста Павла Шеремета, которого взорвали. Кто-то подложил ему бомбу под автомобиль. Случаются нападения и на других журналистов. Никого не наказывают.
Единственный шанс выжить — столкнуть друг с другом отдельные ведомства. У Службы безопасности есть свои так называемые прикормленные националисты, и такими же «своими» располагает Министерство внутренних дел. А эти два ведомства соперничают. И если ты дружишь с одними, то когда другие натравят на тебя своих холуев, то «свои» тебя защитят. У государства нет больше права на насилие. Оно было потеряно уже давно — на Майдане. Частные армии и вооруженные отряды спокойно могут конкурировать с силами служб безопасности и полиции.
Закон об амнистии, который приняли сразу после майдана, сразу снял со всех участников переворота уголовную ответственность за тяжелейшие преступления (вплоть до измены родине). 20 февраля на Майдане велась стрельба. 21 февраля случился переворот, а 23 февраля уже утвердили этот закон.
— Как Вы оцениваете шансы бывшего премьера «златовласки» Юлии Тимошенко?
— Сейчас у Тимошенко большие шансы, хотя несколько процентов у нее отобрал упомянутый комик Зеленский. Если Петр Порошенко не пройдет во второй тур, мы, несомненно, будем следить за борьбой этой женщины и комика.
Фирмы и предприятия поддержат любого кандидата, который будет продвигать интересы промышленности. И такой кандидат есть. Это Александр Вилкул. Его проблема в том, что он поздно начал предвыборную кампанию (полтора месяца назад). Даже если он не победит на президентских выборах, для него они будут хорошей подготовкой к парламентским выборам. И я уверена, что он сформирует весьма сильную партию. В отличие от других кандидатов, вся промышленная элита, собственники крупных заводов пускают Вилкула на свои предприятия для встреч с избирателями. Конечно, государственные заводы — исключение. Национальный бизнес хочет видеть этого человека своим президентом. Он мог бы повести страну к процветанию.
— В конце я, конечно, не могу не спросить, что Вы думаете о личности Михаила Горбачева?
— Если пользоваться юридической терминологией, то он изменник родины. По моему личному мнению, он Иуда, который заработал свои 30 сребреников.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

Загрузка...


Загрузка...
887
Похожие новости
24 марта 2019, 19:48
23 марта 2019, 16:48
23 марта 2019, 21:48
24 марта 2019, 16:48
24 марта 2019, 01:48
23 марта 2019, 15:48
Новости партнеров

 
 
Новости СМИ

Новости партнеров
 
Новости СМИ
Популярные новости
21 марта 2019, 21:48
21 марта 2019, 20:48
18 марта 2019, 21:48
19 марта 2019, 04:48
24 марта 2019, 15:48
22 марта 2019, 14:48
19 марта 2019, 13:48