Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Пальмирой пожертвовали ради полного освобождения Алеппо

Освобождение Алеппо сейчас широко обсуждается всей мировой общественностью, и не всегда в положительном ключе. Но как бы то ни было, обстоятельства в этом мегаполисе сложились удачно для правительственных сил, и военное счастье на стороне Дамаска, а значит, и России. Стремительность развития событий на этом участке фронта поражает. Еще во вторник утром поступала информация о ходе боя за район Салахеддин площадью не более 3 кв. км, который удерживала группа непримиримых исламистов. А к вечеру пришло сообщение о том, что последние боевики готовы сложить оружие и уже достигнута договоренность о прекращении огня. Правительство, в свою очередь, предоставило боевикам возможность покинуть Алеппо вместе с семьями. К полудню среды ситуация резко обострилась. Джихадисты нарушили договоренность и открыли огонь. Бой за оставшийся в их руках пятачок земли возобновился. По сообщениям Российского центра примирения враждующих сторон, к указанной дате из восточных районов города было эвакуировано более 110 тыс. мирных жителей, в том числе около 45 тыс. детей. В настоящий момент многие из них получили возможность вернуться в свои дома. Люди, пережившие ужасы войны, с ликованием восприняли весть об освобождении города, они вышли на улицы, чтобы отпраздновать победу.


На фоне стремительно развивающихся событий представитель Сирийской арабской армии (САА) сделал заявление для прессы: «Армия начала зачищать последний оплот террористов в квартале Салахеддин. Боевики ведут ответный огонь и пытаются использовать минометы. Однако полное освобождение Алеппо может произойти в ближайшее время, о чем будет официально объявлено».

Еще продолжался бой с кучкой непримиримых боевиков, гремели выстрелы и рвались снаряды, а российские саперы уже вовсю работали по обезвреживанию фугасов, мин и неразорвавшихся боеприпасов, оставленных боевиками в освобожденных районах города.


К сожалению, столь радостный для жителей Алеппо и сирийцев, сторонников президента Асада, момент был омрачен несколькими негативными событиями. Обвинения во всех грехах с новой силой зазвучали из Вашингтона. Ложку дегтя в бочку меда подкинул на этот раз и лично генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, официально заявив о своей обеспокоенности по поводу поступающей из Алеппо неподтвержденной информации о зверствах сирийских военных по отношению к мирному населению. Назывались и цифры – по информации западных СМИ, сирийскими военными и поддерживающими их партизанами были расстреляны 82 местных жителя, в том числе женщины и дети. Кроме того, Запад неизменно продолжает сетовать, что никак не может убедить Москву и Дамаск «вести себя благоразумно по отношению к боевикам, воюющим в Алеппо», требуя объявления очередной гуманитарной паузы. На что представитель Минобороны РФ генерал майор Конашенков резонно заметил: «Террористы не должны иметь малейшей возможности для передышки, которую они всегда используют для перегруппировки и нанесения внезапных ударов».

ПАЛЬМИРА

Очень горькой пилюлей, на фоне успеха в Алеппо, стала потеря Пальмиры. Как бы это ни звучало банально, отвечать на извечные русские вопросы «кто виноват» и «что делать» все же придется. Что сразу бросается в глаза? Командование САА и российский Генштаб не могли не осознавать, что Пальмира всегда, с момента ее освобождения, находилась под угрозой нового захвата. На это указывала конфигурация линии соприкосновения правительственных сил и вооруженных формирований «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России). И то, что город находится в глубине оперативного выступа, глубоко уходящего в районы, контролируемые исламистами, и с трех сторон окружен неприятелем, – очевидность, которую не могли не учитывать сирийские и российские военачальники. Сходящиеся удары противника с севера и юга в направлении трассы, соединяющей город с центром провинции Хомс, могли привести к окружению пальмирского гарнизона и образованию котла. И эта очевидность требовала мер по комплексной подготовке Пальмиры к обороне, поскольку нападение противника, учитывая сложившуюся обстановку, стоило ожидать. Город для него был во всех отношениях лакомым кусочком, и новое наступление исламистов с целью его захвата было лишь вопросом времени. К этому участку сирийского театра военных действий стоило с особым вниманием относиться в первую очередь разведке. Что из необходимых для предотвращения катастрофы действий было сделано? Практически ничего.

Сразу же после падения Пальмиры военный эксперт Виктор Литовкин в комментарии для «НВО» не стеснялся в выражениях, описывая ситуацию. По его мнению, все внимание российского Генштаба и сирийского командования было приковано к Алеппо, а о Пальмире просто забыли. Ее оборона была целиком доверена САА, что было серьезной ошибкой. Всегда надо учитывать специфику сирийских военных и не оставлять их без присмотра. Как показывает опыт, их стойкость весьма эфемерна – и трех дней не продержались, обороняя населенный пункт. Им в пример можно поставить боевиков-исламистов, которые годами воюют, удерживая за собой городские кварталы.

Сирийское командование подготовкой города к обороне не занималось. И это учитывая, что Пальмира находилась на самом кончике выступа, глубоко вклинившегося в подконтрольные ИГ территории. И всегда с момента освобождения этого города была опасность, что исламисты вернут его в свои руки. Вот и выходит, что очередной захват ими Пальмиры был лишь вопросом времени. Нехватка живой силы в рядах САА и союзников – факт известный, но никто из сирийского командования даже не задумался о создании ополчения или отрядов самообороны из местного населения Тадмора. По мнению Литовкина, российская воздушная и космическая разведки также оказались не на высоте. Исламисты собирали силы под Пальмирой не один день. Как можно было не обратить внимания на передвижение отрядов противника в определенном направлении, на концентрацию их в непосредственной близости от города? При наличии своевременных разведданных авиация имела возможность нанести упреждающие удары и предотвратить случившееся. Как говорится, с Генштаба Сирии взятки гладки, но нельзя оставить без внимания явный просчет в работе советников.

Литовкин также подчеркнул, что возвращение Пальмиры под контроль сирийского правительства является вопросом престижа для России. Сомнений в необходимости отвоевать город назад быть не может. Но надо учесть тот факт, что в военном плане важнее сейчас закончить операцию в Алеппо, а с Пальмирой все же стоит подождать.

По мнению Литовкина, вопрос нехватки живой силы в рядах САА и союзников должен решаться не РФ. Пополнение армии может осуществляться Дамаском из своих ресурсов, из Ирана, Ирака за счет «Хезболлы», хазарейцев, но ни в коем случае нельзя вводить части российских Сухопутных войск в эту страну. Эксперт сказал: «Сирия важна для России, Москва рассчитывает на сотрудничество с этой страной и сохранение своих военных баз на ее территории. Но нельзя допустить превращения Сирии во второй Афганистан».

Эксперт раскритиковал продолжительные гуманитарные паузы, возникающие под давлением Запада. По его мнению, чтобы закончить войну, нужно «прекратить прогибаться перед Вашингтоном и вносить изменения в планирование военных действий в Сирии с поправкой на окрики из-за океана, а воевать до победы, без остановок, играющих на руку врагу».

ЦЕПОЧКА СОБЫТИЙ

На вопрос, как смогла разведка проморгать передвижение сил противника на пустынной местности и сосредоточение их как минимум в трех местах для броска на Пальмиру и трассу, соединяющую ее с Хомсом, ответить сложно. И почему с началом наступления исламистов не последовало необходимых ответных действий со стороны командования САА и российских ВКС, понять тем более невозможно.

Вечером 7 декабря на позиции правительственных войск у поселка Хувейсис (примерно в 90 км на северо-запад от Пальмиры) ворвались несколько автомобилей, груженых взрывчаткой, водители-самоубийцы исполнили свой долг, прогремели мощнейшие взрывы, вслед за которыми в атаку пошли исламисты силами до батальона пехоты, при поддержке артиллерии, танков и внедорожников, оснащенных крупнокалиберными пулеметами. И это был лишь первый эшелон террористов. Овладев первым пунктом, боевики продолжили наступление в двух направлениях – на юго-восток, в сторону северных окраин Пальмиры, и на юг, чтобы овладеть высотами, господствующими над единственной трассой, идущей на запад. Одновременно они атаковали сирийских военных в районе населенного пункта Каср Аль-Халабат (примерно в 18 км на юго-запад от Пальмиры), добившись здесь успеха, они продолжили наступление в северо-восточном направлении, чтобы оседлать цепь вершин, расположенных южнее Пальмиры, и трассы, соединяющей ее с Хомсом.

Уже на этом этапе можно было сделать вывод о серьезности возникающей ситуации. Было ясно, что противник стремится взять город в кольцо, но почему-то экстренных действий на предотвращение грядущей катастрофы со стороны командования САА не последовало. На следующий день боевики уже ворвались в пригороды. Все, что смогли придумать военачальники, – начать экстренную эвакуацию мирного населения, это известно из официальной информации, что происходило в действительности – сказать сложно. На следующий день в наступление пошли силы боевиков, ранее сосредоточившиеся в районе Арака (примерно в 30 км восточнее Пальмиры), в западном направлении вдоль трассы, ведущей из Дэйр-Эз-Зора. Эта группировка взломала оборону правительственных войск и ворвалась в город с востока. Исламисты массированно использовали свое главное оружие – «шахид-автомобили» и невзирая на потери стремились, во чтобы то ни стало занять жилые кварталы Тадмора, зная, что авиация не будет их бомбить, опасаясь жертв среди мирного населения.

Следующие два дня, 9 и 10 декабря, бои шли в городе и на его окраинах, можно сказать, с переменным успехом, но было очевидно, что противник имеет большой перевес над правительственными войсками в численности и боеспособности и теснит последние по всем пунктам. Позже пресс-служба Минобороны РФ сообщила, что исламистам удалось собрать под Пальмирой более 5 тыс. бойцов. (Опять же вопрос к разведке. Как можно было не заметить такое скопление сил?) В ночь с 10 на 11 декабря боевая авиация сирийских ВВС и российских ВКС нанесла несколько мощных ударов по джихадистам. В авианалетах участвовали Ту-22МС, по некоторым объектам удары наносились крылатыми ракетами «Калибр», кроме того, чтобы остановить стремительное наступление противника, было задействовано более 20 боевых вертолетов. Это позволило обороняющейся стороне местами успешно контратаковать игиловцев, но развить этот успех правительственные силы не смогли, к исходу 11 декабря их, как пробку из бутылки, выбили из города. Есть информация, что на некоторых участках отступление сирийских войск напоминало паническое бегство. По неподтвержденным данным, исламисты захватили склады с амуницией, стрелковым оружием и боеприпасами (что предназначались для наступления на Дейр-эз-Зор, намеченного на кампанию 2017 года), различную бронетехнику и автомобили (до 30 единиц), несколько гаубиц Д-20 и одну машину РСЗО «Град» и пр. Washington Post высказала предположение, что исламистам досталась зенитная ракетная установка С-125 (ИГ удалось овладеть базой сирийских ПВО Мухаджарах). Сирийцы понесли серьезные потери убитыми, ранеными и пленными. Во вторник исламисты объявили о казни 45 сирийских военнослужащих, попавших в плен при отступлении из Пальмиры.

На следующий день исламисты уже атаковали позиции сирийцев в непосредственной близости от военного аэродрома сирийских ВВС Тиас (Т-4), потеря которого для Дамаска недопустима. И наконец, по сообщениям от 13 декабря, стало известно, что правительственным войскам удалось отбросить исламистов от военной авиабазы. Для усиления своих войск, обороняющих аэродром, правительство направило значительные силы, в их составе полк «Голан» и батальон «Щит Каламуна». Костяком этих сил являются подразделения, сформированные из представителей племен, населяющих горные районы провинции Дамаск.

Многие военные специалисты, оценивая высокое искусство действий формирований ИГ при захвате Пальмиры, предположили, что эта операция была спланирована и проведена при помощи западных военных советников.

ВОЗМОЖНОСТЬ РЕВАНША

С потерей Пальмиры последовало множество громких заявлений со стороны сирийских официальных лиц (но не от Башара Асада). В частности, губернатор Хомса предрек скорое освобождение Пальмиры, но насколько оно будет скорым – лишь время покажет. Также было заявлено, что с окончанием операции в Алеппо значительные силы будут переброшены в провинцию Хомс все с той же целью. Учитывая информацию о подготовке контрнаступления на Алеппо сил так называемой умеренной оппозиции, для чего исламисты собирают мощный кулак в провинции Идлиб, можно сказать, что Пальмиру освободят не скоро. Кроме того, в самом Алеппо предстоит провести немало работы по зачистке города от остатков бандформирований, что может потребовать достаточно долгого времени и немалых сил. Дело всегда нужно доводить до конца.

Бывший командующий ВДВ генерал-полковник в отставке Георгий Шпак считает, что «у боевиков в Алеппо остаются оборонительные сооружения, траншеи, подвалы, подземные ходы, выкурить их оттуда будет сложно, поработать в Алеппо еще придется капитально, город возьмут, но его придется зачищать, с этим можно ковыряться до весны». Также он заметил, что когда-нибудь «Пальмиру освободят, вне всякого сомнения, хотя у нее скорее символическое, а не стратегическое значение».

Джихадисты сейчас активизировались в других пунктах театра военных действий, вновь вспыхнули бои в Дэйр-эз-Зоре и пригородах Дамаска (Барда и Карьятай). Сирийское командование вряд ли сможет отвлечь войска из Восточной Гуты, где продолжаются кровопролитные бои с формированиями ИГ. Самой страшной ошибкой в сложившейся ситуации было бы распыление сил. Для достижения стратегических преимуществ часто приходится чем-то жертвовать. В войне престиж не является базовой целью, краеугольный камень всех решений – здравый смысл.

В конечном счете первостепенными задачами военных действий являются уничтожение армии противника и сохранение своих войск. А захват или удержание территорий и населенных пунктов относятся к второстепенным задачам, которые исполняются исходя из соображений целесообразности. Именно по этим соображениям вопрос о том, отвоевывать Пальмиру вновь или нет, должен быть снят с повестки дня. Учитывая положение этого города, можно сделать вывод, что после нового освобождения он опять будет находиться в глубине оперативного выступа и опасность его захвата силами ИГ сохранится. Придется постоянно отвлекать войска на оборону этого населенного пункта, не представляющего ценности в военном отношении.

ВЕРНЕМСЯ В АЛЕППО

В сирийской эпопее не последнюю роль играет война информационная. Освобождение Алеппо позволяет Москве и Дамаску развить успех в этом направлении. Минобороны РФ получило новые сведения и наглядные доказательства лживости обвинений в военных преступлениях со стороны Запада. Глава российской военной пресс-службы генерал-майор Конашенков обратил внимание, что в ходе операции в мегаполисе не было обнаружено так называемых местных советов оппозиции, во всяком случае, местные жители ничего о них не слышали. Все, с чем столкнулись люди во времена всевластия джихадистов, это были: «только голод и тотальный террор со стороны боевиков за любые попытки выразить недовольство или покинуть анклав».

Также было выявлено, что все якобы документальные видеоматериалы о российских бомбардировках и расстрелах, уносящих жизни мирного населения, являются постановочными, они снимались специальными телегруппами с использованием статистов. Вся устная информация на эту же тему лжива от первого до последнего слова.

В настоящее время в Алеппо работают российские саперы из Международного противоминного центра. Исследуя школы и больницы, которые, по информации западных СМИ, были подвергнуты авианалетам российских ВКС или сирийских ВВС, они пришли к выводу, что ни один из указанных объектов не функционировал «при боевиках по своему прямому назначению, все они использовались как штабы, шариатские суды, пункты сосредоточения боевиков, склады боеприпасов или цеха по производству самодельных ракет».

Офицеры из Центра примирения также подключены к работе по выявлению фактов фальсификации информации, поступающей из районов, где ведутся или велись боевые действия. Все вновь полученные данные без искажения предоставляются средствам массовой информации, в том числе и западным.

Конашенков, в свою очередь, заявил о безучастии Запада в гуманитарной помощи сирийцам, он заявил: «Все наши обращения к западным коллегам и международным организациям направить обещанную ими гуманитарную помощь вырвавшимся из террористического анклава Алеппо мирным жителям так и остались без ответа. Вместо помощи сирийцам – молчание или отговорки об «угрозах безопасности». Хотя ранее для направления помощи в подконтрольные террористам восточные районы Алеппо никакие опасности никого в Лондоне, Париже, Берлине и Вашингтоне почему-то не пугали».

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

1043
Похожие новости
20 июля 2017, 11:48
19 июля 2017, 10:48
20 июля 2017, 19:48
21 июля 2017, 00:48
20 июля 2017, 16:18
21 июля 2017, 15:18
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
21 июля 2017, 23:18
19 июля 2017, 22:18
20 июля 2017, 11:18
16 июля 2017, 00:48
20 июля 2017, 14:18
19 июля 2017, 01:18
19 июля 2017, 14:18