Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Новая украинская церковь: на грани краха (Вести)

Филарет заявил в интервью на ТВ, что Киевский патриархат существует, чем поверг в шок ряд экспертов и политиков. С ноября прошлого года Киевский патриархат считали распущенным. «Киевский патриархат не ликвидирован. Это хотят представить как то, что он ликвидирован. Ликвидировать Киевский патриархат может тот, кто его создал», — заявил бывший глава Украинской православной церкви Киевского патриархата (УПЦ КП).
А накануне в интернете показали приглашения на встречу иерархов ПЦУ за подписью Филарета, сделанные на бланках Киевского патриархата. Филарет приглашал духовенство собраться «для братской беседы». Эксперты полагают, что во время этой беседы Филарет хочет поднять вопрос о восстановлении УПЦ КП, которую он и возглавит. С формальной точки зрения у Филарета на то есть все возможности. «Все зависит от того, произошла ли юридическая перерегистрация Киевского патриархата как структурной части ПЦУ. Насколько я следила по началу года, этого не произошло. Юридически они продолжают быть Киевским патриархатом», — отмечает политолог Елена Дьяченко.
Шок у экспертов и политиков вызван тем, что на данный момент УПЦ КП считается основой и фундаментом нового религиозного объединения — Поместной церкви Украины (ПЦУ), предстоятелем которой является не Филарет, а митрополит Епифаний. УПЦ КП никогда не признавали в православном мире. Да и христианском вообще. Например, папа Римский Иоанн Павел II во время визита в Украину (в 2001 году) не захотел встречаться с представителями УПЦ КП именно по этой причине. В отличии от УПЦ КП новая церковь — ПЦУ — имеет шанс быть признанной в православном мире, ведь томос (документ о самоуправлении) эта церковь получила от Вселенского патриарха Варфоломея.
Но если УПЦ КП будет восстановлена, у ПЦУ начнутся проблемы. У новой церкви останется минимум приходов. Эта церковь будет дискредитирована и внутри Украины, и за ее пределами. Православный раскол умножится — вместо двух церквей, как сейчас, появится три. А именно Украинская православная церковь (она на данный момент единственная, полностью признанная в христианском мире), уже упомянутые ПЦУ и УПЦ КП.
Причем, если Филарету удастся восстановить свой Киевский патриархат, еще одна церковь, влившаяся в ПЦУ — малочисленная (и тоже непризнанная) Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ) скорее всего захочет последовать примеру УПЦ КП и тоже восстановит автономию. Тогда православных церквей в Украине станет уже четыре.
Одним словом, решение Филарета — это будет своего рода «поместный православный Чернобыль» для всех, кто поверил в томос и ПЦУ. А таких немало.
Зачем Филарет это делает?
Филарет в украинском обществе десятилетиями считался отцом «независимой от Москвы» православной церкви. Пусть даже непризнанной в христианском мире. Украинская власть относилась к УПЦ КП с уважением. У этой церкви было много прихожан, особенно много — в центре и на западе страны. Также у УПЦ КП была мощная поддержка за границей, среди украинской диаспоры. Филарет считает, что этот — достаточно высокий статус церкви — его персональное достижение. Но когда шел процесс получения томоса, Филарета, по сути, задвинули на задний план.
У ПЦУ другой предстоятель — Епифаний. Мало того, что Епифаний невысокого мнения о Филарете, так вдобавок еще и молод, представитель иной формации духовенства и ориентирован на иные ценности. По этим причинам у них не получилось договориться. Сам Епифаний и не скрывает, что с Филаретом у него взаимопонимания нет. На «братскую беседу» к «киевскому патриарху» Филарет Епифания не пригласил. Митрополит Епифаний даже признал, что с Филаретом ему ни разу не доводилось вместе служить службу.
По данным «Вестей», Филарета отстранили от управления новой церковью по инициативе Вселенского патриарха. Причина — Варфоломей хочет держать церковь под максимальным контролем, а Филарет слишком властный и автономный руководитель, вдобавок, наполовину церковник, а наполовину политик. Поэтому Вселенский патриарх захотел назначения более сговорчивого и менее опытного главы для ПЦУ. Формально же Филарету отказали в руководстве ПЦУ по двум причинам.
Первая, создавая свою непризнанную УПЦ КП, он фактически устроил раскол. В православном мире его считают раскольником, и Вселенский патриарх должен был принимать это во внимание. Кроме того, Филарет много лет жил в гражданском браке с женщиной, приняв ранее обет монашества. И это тоже хорошо известно в церковных кругах. Аргументы серьезные. Пока шел процесс получения томоса, возражений против них не нашлось ни у политиков, ни у представителей церкви. Смолчал тогда и сам Филарет.
В ПЦУ Филарета называют «почетным патриархом», но это лишь формальное звание — а больше никакой власти у него не осталось. Томос был политической инициативой и продвигал его лично Порошенко. Возражать «почетный патриарх» ему не решился. Но еще до того, как проиграть выборы, Порошенко утратил интерес к поместной церкви. Ведь большого политического рейтинга этот проект ему не дал. Именно поэтому сейчас Филарет начал восстанавливать свою церковь, пусть даже это грозит крахом проекту ПЦУ.
Кто послушается «дважды раскольника» Филарета?
К расколам Филарету не привыкать. Точно так же — не моргнув глазом — он отрекся в начале 90-х от Украинской православной церкви. За это Русская православная церковь предала Филарета анафеме. Причем, случилось это несмотря на то, что в конце 80-х Филарета называли одним из возможных преемников патриарха Московского и Всея Руси Пимена.
После смерти Пимена в 1990 году, Филарет был назначен патриаршим местоблюстителем, однако патриархом РПЦ не стал. Есть мнение, что по этой причине он и пошел тогда на раскол. А значит, второго раскола Филарет тоже не испугается. Вопрос в том, пойдут ли за ним церковники новосозданной церкви? Не побоятся ли опозориться в глазах паствы со своими интригами?
Тут есть два важных момента. Первый, у Филарета огромный авторитет среди духовенства бывшей УПЦ КП. Большую часть митрополитов и архиепископов этой церкви Филарет лично рукополагал в сан, а с духовной точки зрения это важно. Сейчас все эти иерархи испытывают давление со стороны «молодой команды реформаторов» из ПЦУ во главе с Епифанием. Им некомфортно, они скучают по «старым-добрым временам» патриаршества Филарета. Поэтому скорее всего они инициативу возрождения УПЦ КП поддержат. Тем более, убедить свою паству о необходимости возвращения в УПЦ КП все они смогут. Будут опираться на духовный авторитет.
Вторая причина — деньги. И она катастрофическая для поместной церкви. Дело в том, что Вселенский патриарх вовсе не бескорыстно предоставил томос. Он постарался сделать так, чтобы существенная часть средств от новой церкви поступала на Фанар. Особо показательно в этом смысле переподчинение заграничных приходов (ранее относившихся к УПЦ КП и УАПЦ) непосредственно Вселенскому патриархату. Власти над ними у ПЦУ больше нет. Заграничные приходы за счет пожертвований диаспоры были очень существенной поддержкой и для УПЦ КП, и для УАПЦ. Без них новая церковь обеднела. Филарет несомненно заберет себе назад все заграничные приходы, а также перераспределит денежные потоки внутри страны так, как это было раньше. То есть, верхушка восстановленного Киевского патриархата будет богатеть. И это вторая причина, по которой Филарета ждет поддержка.
Почему возвращение иностранных приходов в УПЦ КП будет катастрофой для поместной церкви? В тексте томоса специально записано, что новая церковь лишается иностранных приходов. Они переходят в управление Вселенского патриархата. Если Филарет просто воссоздаст УПЦ КП, то это будет, конечно, печальная новость для поместной церкви, но существованию ПЦУ она не угрожает. Просто непризнанные православные структуры расколются еще больше.
Если же Филарет заберет себе назад иностранные приходы, то это будет нарушением томоса — и патриарх Варфоломей может забрать его назад. Причем, не исключено, что Варфоломей этим правом воспользуется, поскольку с одной стороны он испытывает давление со стороны США, но с другой — на него давят представители других православных церквей, которые в большинстве не поддерживают инициативу томоса ПЦУ, опасаясь широкого раскола в православном мире.
Прецеденты были. Так, в 1999 году Вселенский патриарх своим томосом принял под омофор Архиепископию русских приходов в Западной Европе, признав за ней права широкой автономии. А в 2018 году Варфоломей II эту структуру распустил, приказав ей влиться в одну из митрополий Вселенского патриархата. «Томос дал — томос взял», — пошутил по этому поводу протодиакон Русской православной церкви Андрей Кураев, известный популяризатор православия. Так что угроза потери томоса совершенно реальна. Многие от этого вздохнут с облегчением.
Насколько все серьезно?
Все очень серьезно. По сути, Киевский патриархат уже начал кампанию по своему восстановлению — и в медиапространстве нагнетает негатив по отношению к Епифанию. Поводом, как ни парадоксально, стала новость 9 мая — о том, что Епифаний встретился с предстоятелем Украинской православной церкви, митрополитом Онуфрием. Главы церквей обменялись рукопожатиями.
«Гордыня и кураторы разжигают ненависть к Человеку, который построил независимую от Москвы Православную церковь и дал Думенко (Епифаний, предстоятель ПЦУ, — «Вести») все. Более того, через журналистов, которые все время отмечались приверженностью к УПЦ МП, распускают разные слухи и нелепицы про своего духовного отца — патриарха Филарета. А патриарх хочет одного — единства. Чтобы все архиереи впервые после томоса собрались вместе возле мощей Макария и помолились за Украину (речь об упомянутой ранее братской беседе, инициированной Филаретом, — «Вести»). Нет, это, оказывается, беда! У Епифания истерика. Пена идет изо рта. Наверное, земля Думенко — МПшник Онуфрий Березовский (предстоятель Украинской православной церкви, митрополит Онуфрий, — «Вести») лишь хлопает в ладоши: давай, Сережа (Сергей Думенко, митрополит Епифаний, предстоятель ПЦУ, — «Вести»), топчись по этому бандеровцу Филарету больше, Москва тебя оценит, не даром ты молишься за российского патриарха Кирилла Гундяева, а украинского патриарха Филарета на поминаешь. Я думал, что видел все. Но такой низости, подлости еще не видел. Москве не нужен Онуфрий с Агафангелами (подразумевается, очевидно, митрополит Одесский и Измаильский УПЦ Агафангел, последовательно критиковавший томос и православный раскол, — «Вести»), все сделает Епифаний», — пишет на своей странице журналист Юрий Дорошенко, который считаются неофициальным спикером Филарета (Дорошенко написал про главу УПЦ КП книгу «Несокрушимый строитель Украинской Церкви»).
Вопрос теперь лишь в том, какую цель в действительности преследует Филарет: собирается ли он на самом деле возобновить УПЦ КП или просто угрожает, чтобы выторговать себе у Епифания статус, деньги и реальную власть.
«При подготовке к объединительному собору между архиереями было обговорено-голосовать за вл. Епифания потому, что управлять церковью будут двое — патриарх и предстоятель (до кончины патриарха). Было обещано это положение внести отдельной временной главой в устав церкви, который, устав, примет поместный собор, собранный после получения томоса. Если бы этого обещания не было, вл. Епифаний не был бы предстоятелем. Значит, был просто обман участников собора. А разве при обмане действует благодать св. Духа? Слышал и такое мнение — якобы предстоятель ведет себя таким образом потому, что на него оказывается большое «давление». Правда, не пойму, с какой стороны. Но, если это и так, то на то он и соглашался стать предстоятелем, чтобы при нужде не только быть твердым в отстаивании божией правды, но и быть готовым за это положить и жизнь. Если таких сил у него нет или не было, то тогда не нужно было соглашаться или, если сейчас это понял, то — сейчас отказаться от предстоятельства. В церкви началась большая смута. И виновник ее — сам предстоятель, его неумелые и неумные и неблагочестивые действия. А нам предлагают выбирать — помалкивать и смотреть как патриарха втаптывают в землю. Или — если будешь об этом говорить — то получить ярлык смутьяна или карьериста», — заявляет митрополит Белгородский и Обоянский ПЦУ Иоасаф, намекая как раз на вариант перераспределения статусов внутри ПЦУ, без раскола.
Но и в первом, и во втором случае над проектом поместной церкви нависла угроза. В случае «мягкого» переворота Филарет подчинит себе структуру, и шанса на признание этой церкви в православном мире не останется (с учетом его сомнительной персоны).
Что может предпринять поместная церковь в ответ?
Разумеется, Епифаний и другие сторонники ПЦУ понимают, что у них проблемы. «Если допустить вариант восстановления УПЦ КП, то Сережа (Сергей Думенко, владыка Епифаний, предстоятель ПЦУ, — «Вести») окажется главой несуществующей структуры. Ну, или крошечного раскола. Нет, даже не так: раскольчика, который назовется далее СЦУ или примет другое название. Ведь если будет реставрация УПЦ КП, о чем я писал еще в январе, то УАПЦ тут же тоже отвалится и Сережа окажется командиром над несколькими иерерхами и не известно вообще, командиром ли», ­- пишет по этому поводу публицист, эксперт по вопросам православия Александр Вознесенский.
По его мнению, рукопожатие глав УПЦ и ПЦУ 9 мая для Епифания представлялся своего рода символическим актом. Главы двух «легальных» православных церквей общаются на равных. С Филаретом так за руку никто не здоровался. Правда, эффект оказался несколько иным.
«Сережа (Епифаний, — «Вести»), вполне возможно, ищет куда бежать, если Филарет всех задавит (ведь в УПЦ КП ему жизни не будет, а СЦУ будет настолько крошечной и беспомощной, что не долго будет жить без связей, финансов и проч.). Так что может мы еще увидим интересную комедию с крокодильими слезами и рассказами о том, что на самом деле он всегда в душе чувствовал уважение к митрополиту Онуфрию, но злой Филарет не давал ему этого озвучить. Мы уже наблюдаем чудеса эквилибристики как Сережа ловко переобувается в воздухе и, несмотря на недавние заявления о том, что с Онуфрием невозможно договариваться, сделал такую счастливую физиономию как будто ждал момента встречи с владыкой Онуфрием всю свою жизнь», — отмечает Александр Вознесенский.
Также в Фейсбуке начался сбор подписей в защиту поместной церкви. «Далеко не все хотят построения Церкви на новых принципах — кому-то хотелось бы, чтобы все было «как раньше». Но не выйдет — не вливают новое вино в старые мехи. ПЦУ, которая объединяет все православные церкви Украины — той мечтой, которой они сами готовы приобщиться к единству — является новой Церковью, и она лишь встала на путь долгого и нелегкого развития», — пишут инициаторы акции.
Но решающую роль в создавшейся ситуации может сыграть тайная дипломатия. Госдеп США поддерживает поместную церковь — и не поддержит Филарета и других потенциальных раскольников. «Вести» уже неоднократно писали, как интенсивно работает американская дипломатия в этом направлении и почему США заинтересованы в ПЦУ. Разумеется, американцы будут давить на Филарета. Но тут не все однозначно.
Во время первого раскола и появления УПЦ КП, на Филарета точно так же давили из России. Однако киевский патриарх показал, насколько он устойчив к давлению. Прогнется ли перед американцами — большой вопрос.
«У американцев стандартный подход к подобным проблемам: начнут дело о коррупции, арестуют счета человека за границей, отменят визу, выпишут ордер на арест в США. Филарет в США не поедет, зарубежные счета у него, может, и есть, но куда больше — внутренних украинских и в любом случае власть его волнует больше, чем деньги. Он духовное лицо. На него будет очень трудно давить», — комментирует источник «Вестей» в дипломатических кругах.
«Исход в борьбе с Госдепом может быть и не в пользу Филарета. Но если он вступает в эту борьбу в таком неюном возрасте, значит, понимает все риски», — отмечает политолог Елена Дьяченко.
Одним словом, расстановка сил такова, что победителя пока определить сложно. Ясно лишь, что даже если раскола не будет, новорожденная Поместная церковь Украины уже переживает серьезнейший кризис.
Почему только созданная религиозная структура так быстро оказалась на грани краха из-за внутренних противоречий? Решение создать поместную церковь было чисто политическим. Порошенко хотел прослыть объединителем православия — и на этой волне выиграть выборы.
По этой причине он всячески «продвигал» идею томоса. Он даже договорился, чтобы Вселенский патриарх вписал в текст томоса его фамилию. Второй силой, добивавшейся создания ПЦУ, был Госдеп США. Причины «Вести» также уже обсудили.
Но настоящая церковь создается совсем иначе. Вера — не политика, и чтобы родилась новая церковь требуется инициатива верующих. В украинских реалиях суть в том, что когда православные верующие будут готовы к настоящему объединению, церкви объединятся на самом деле — и это будет прочное единство, которое не удастся разрушить интригами и внутренними разборками.
«ПЦУ — это абсолютно искусственно сконструированное объединение, которое должно было выполнять две цели — для внутренней повестки помогать избирательной компании Петра Порошенко. Но рейдерский захват храмов канонической Украинской православной церкви, на которую рассчитывал Порошенко, не пошел так гладко. И для внешней повестки, но мировое православие не признало эту структуру. Поэтому сейчас она не является ни церковью, ни тем более православной — в полном смысле этого слова — организацией. Это просто религиозное объединение», — отмечает Елена Дьяченко.
Церковь, созданная по политическим мотивам, да еще и таким сиюминутным, как выборы, нежизнеспособна. И даже если ПЦУ переживет нынешний кризис, перспективы ее сомнительны. Это важный урок, который стоит выучить тем политикам, которые и дальше намерены заигрывать с Богом ради рейтинга.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

Загрузка...


Загрузка...
917
Похожие новости
13 сентября 2019, 14:18
13 сентября 2019, 15:33
13 сентября 2019, 16:48
14 сентября 2019, 14:03
14 сентября 2019, 12:48
15 сентября 2019, 10:03
Новости партнеров

 
 
Новости СМИ

Новости партнеров
 
Новости СМИ
Популярные новости
11 сентября 2019, 08:33
09 сентября 2019, 12:48
12 сентября 2019, 12:03
08 сентября 2019, 13:03
13 сентября 2019, 14:18
12 сентября 2019, 00:48
14 сентября 2019, 12:48