Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

«Неправильные» турбины в Крыму и прочие неприятности

700px;



И вот случилось то, что так давно должно было случиться: произошёл громадный скандал вокруг турбин якобы производства Сименс. Почему автору доставляет особое удовольствие именно эта тема — он как бы ждал подобного скандала. В силу наличия определённого опыта работы именно с немецкими поставщиками. Странное дело — люди не любят просчитывать «партию» на несколько ходов вперёд. Они видят то, что они видят, и при этом искренне надеются на светлое и безоблачное будущее.

Беда в том, что когда это самое будущее наступает, то зачастую оно не бывает ни светлым, ни безоблачным. Внезапно так, и так вот брутально. Плотная экономическая кооперация с германскими производителями оборудования идёт достаточно давно (Сименс, так он первый раз заходил к нам ещё в мрачную эпоху царизма — ещё при Николае Первом (!), Божиею милостию Императоре всероссийском). И каждый раз так или иначе в дело вмешивается политика, вот и сейчас она вмешалась в безоблачный процесс перевооружения российской энергетики на новые мощные турбины производства замечательной фирмы Сименс.



Ни в коей мере не собираюсь проводить «журналистское расследование» и доискиваться, кто прав в этой истории и насколько, — подобными «расследованиями» пресса сейчас переполнена. Лично для меня интересен следующий момент: фирма Сименс (в очередной раз) плотно заходит на российский рынок, внедряет свои технологии на российских заводах и становится как бы «внутрироссийской». Ну, а как же иначе? Как же иначе? Важнейшая отрасль российской национальной экономики — энергетика — тесно завязана именно на оборудование фирмы Сименс, а эта самая фирма получает весьма прибыльный рынок на многие десятилетия вперёд, и все довольны, и все счастливы.

Если бы не политика. Вот почему в начале статьи упоминались шахматы, шахматы — это как бы модель столкновения двух армий (в докомпьютерную эпоху ничего лучшего по факту не было). Так вот, абстрагируясь от конкретных политических разногласий и заморочек, мы можем чисто абстрактно рассмотреть тот самый «парадокс кривой глобализации».

То есть якобы — тот самый случай с Сименсом — это великолепный пример глобализации: зачем вам делать свои собственные турбины, если уже есть готовые турбины «от производителя». Смысл тратить лишние деньги и время, тем более что, как уже было сказано, мы живём в эпоху глобализации, а фирма Сименс всегда имела в России «особые условия»? В принципе, незачем (и это не ирония). Рынок тяжёлых турбин ограничен, а Россия не такая большая по населению страна, чтобы всё делать самостоятельно.

В общем и целом, глобализация имеет вполне очевидные положительные черты: если бы каждая отдельная страна сама по себе пыталась выпускать всё, ну почти всё необходимое для жизни, то мы бы жили гораздо беднее. Ещё раз: гораздо беднее. Тот, кто любит порассуждать об «опоре на собственные силы», не до конца понимает, чего это может стоить для национальной экономики и какой уровень жизни обеспечит подобный подход.

Так что да: кооперация выгодна. Нравится вам это или нет, но Рикардо был прав. Тут главное не оказаться в ситуации, когда ты выпускаешь только вино (товар с низкой прибавочной стоимостью), а твой «торговый партнёр» в основном сукно (товар с высокой прибавочной стоимостью). Подобное «международное разделение труда» привело к процветанию Британию и уничтожило Испанскую империю.

Нельзя идти по этой кривой дорожке. Высокий жизненный уровень требует высокой производительности труда (которая меряется удивительным образом в деньгах), таким образом, для хорошей и богатой жизни нужна высокая прибавочная стоимость производимых вами товаров. Иначе никак. То есть лучше делать турбины, а не фарфоровые куклы раскрашивать и не батат собирать.

Но в целом глобализация — это выгодно. Даже в случае Германия — Япония промышленная кооперация выгодна обеим промышленным державам. По отдельности они были бы более бедными и отсталыми: «Я гайки делаю, а ты для гаек делаешь болты…» С экономикой мы как бы разобрались, но тут в дело вступает политика. На экспорт тех самых высокотехнологичных товаров существуют серьёзные экспортные ограничения.

Опаньки, приехали. Вот недооценивают наши люди этот самый фактор, фактор «экспортных ограничений». То есть тот факт, что вы обо всём договорились с «надёжным немецким партнёром», ещё ничего не значит, и подписанный с «надёжным немецким партнёром» контракт абсолютно мало что значит. Потому что может быть отменён по чисто внутринемецким причинам.

То есть вроде бы фирма Сименс глобализирована (как и многие другие крупные немецкие компании), но, но по факту она живет по немецким законам и правилам. Нравится вам это или нет. Вот, как ни странно, для Китая это проблем не создаёт, а вот для России как раз создаёт. Большие проблемы. То есть «глобализированное» производство Сименс, перенесённое в Россию и, по сути дела, считающееся здесь «уже российским», внезапно начинает жить по чисто немецким законам.

700px;



То есть тут интересна чисто правовая коллизия: так как «добрые сименсы» делают свои турбины в России, то мы считаем их продукцию российской, с соответствующим отношением к турбинам и к произведшей их фирме Сименс. Потом внезапно, ключевое слово внезапно, обнаруживается, что предприятия, купленные фирмой Сименс в России, собираются жить по чисто немецким законам. Такое вот неожиданное последствие глобализации. Причём с точки зрения немцев — всё ОК и именно так всё и должно происходить.

То есть на самом деле вопрос гораздо более общий и серьёзный, чем отдельная ситуация с турбинами: мы (и наше любимое правительство) считаем, что раз немецкий производитель пришёл работать в Россию, то и жить он должен по российским законам. Это мы так считаем, у немцев (и не только у них) мнение на этот счёт своё. Причём им это кажется вполне понятным и логичным — приоритет немецкого законодательства над российским при работе в России. Настолько простым понятным и логичным, что они даже ничего «заранее» обсуждать не собираются.

И вот следуют эти «забавные» предложения о «выкупе турбин» Сименсом. Якобы это могло бы решить все и всяческие вопросы. А несерьёзно это и непрактично абсолютно. Потому что нарушает базовый смысл присутствия Сименса в России. В конце концов, если всё так брутально и конкретно, то нам было бы проще покупать сименсовские (и прочие) турбины за бугром за валюту и «не парить никому мозги».

Основная идея локализации Сименса в РФ как раз заключалась в том, что это будут наши, отечественные турбины. Тут для России вопрос был не столько экономический, сколько политический: пусть «добрые сименсы» зарабатывают столько, сколько смогут, главное, что Россия располагает производством тяжёлых турбин на своей территории. Вот что было главное.

И «добрые сименсы» заработали, вполне себе заработали на российском бескрайнем рынке, никто не жаловался. Вот только в «час Ч» выяснилось, что турбины, произведённые в России, руками российских специалистов, на предприятиях строго под российской юрисдикцией (никаких тебе гонконгов!), находятся в немецком правовом поле. Так вот внезапно и неожиданно.

Тут вопрос не в том, что сименсы плохие, недобрые и неблагодарные. Вопрос в самой принципиальной схеме работы с подобными высокотехнологичными компаниями в РФ. Логика ведь простая и правильная: зачем тратить годы и миллиарды на производство технически сложного товара, если его и без того готовы производить на вашей территории, фактически по полному циклу?

Сколько бы не кричали «ура-патриоты», что нам нужно делать всё самим от турбин до бобин, с этим никак нельзя согласиться. Есть экономические ограничения, и есть технологические. Страна с населением в 150 миллионов никак не может иметь толковых учёных и инженеров абсолютно по всем направлениям. Да и дорого делать своими руками абсолютно весь хай-тек.

Нет, когда мы только «качаем нефть и рубим лес», а весь хай-тек покупаем, то это плохо. Но и весь хай-тек мы делать не в состоянии даже в самом идеальном случае: это дорого и нерентабельно. Одна из причин низкого уровня жизни в позднем СССР — это «холодная торговая война» против него и то, что мы были вынуждены создавать «параллельную цивилизацию», имея ресурсов гораздо меньше, чем в основной.

Вот никак нельзя было без победы в Холодной войне обойти это самое ограничение. Вообще никак, будь ты хоть трижды гениальней Брежнева. И вот Холодная война закончилась (затихла на время?), понятно, не в нашу пользу, и вот добрые сименсы в который раз пришли в Россию. И начали производить здесь разные интересные ништяки, в том числе и турбины.

И всё было хорошо, и всё было здорово (и для нас, и для Сименс), пока не вернулся Крым и не ударили санкции. И возникший конфликт на самом деле гораздо серьёзней, чем думают многие, с «солидными европейскими фирмами» дел не имевшие. Конфликт весьма и весьма принципиален. То есть с точки зрения автора, мы тут с немецким бизнесом подошли, по сути, к «точке бифуркации». То есть о глобализации и интернационализации говорили очень долго, но в критический момент выясняется, что немецкий концерн будет строго следовать требованиям именно немецкого правительства, не пытаться искать компромисс и не пытаться усидеть на двух стульях, нет. Действовать строго по немецким законам.

Это просто прекрасно и даже великолепно, вот только это делает полностью невозможной деятельность Сименса как «стратегического партнёра России». То есть, если в случае конфликта по линии Москва-Берлин немецкий концерн полностью вписывается в этот конфликт на стороне своего родного «бундесрегирунг», то зачем он нам в РФ на особых условиях? Смысл в чём?

Ведь если «сколько Сименс не корми — он всё одно не на нас смотрит», то в чём, собственно говоря, «партнёрство»? Какая-то странная глобализация получается. Сколько нам говорили о том, что теперь уже сложно сказать, «чья» она — та или иная корпорация, настолько они «размазаны по планете». Да совсем не сложно. И весьма даже просто.

Нет, если кто насчёт банков в Крыму, то тут другое, ни один банк монополистом не является, и это не критично. А вот с тяжёлыми турбинами получилось именно так, и предприятия Сименс в России тут были как раз почти полными монополистами. И выясняется, что нельзя с завода, расположенного в РФ, поставить турбину на электростанцию, расположенную в РФ. Нельзя, запрещено, verboten. Согласно требованиям немецких законов и решениям немецкого правительства.

Но при чём тут российский завод и немецкие законы? — спросите вы. Хороший вопрос. Правильный. Беда сименсов (и иже с ним) состоит именно в их принципиальной неспособности работать на благо Государства российского. То есть до определённого момента они работают, а с определённого момента начинают вставлять палки в колёса и выдвигать ультиматумы.

Такая вот у нас петрушка получается. В ходе «турбинного скандала» звучали громкие требования о немедленном изгнании неблагодарных сименсов и таком же немедленном развёртывании производства собственных тяжёлых турбин. Реалистично, ничего не скажешь. Как известно, спешка и яркие эмоции в серьёзных делах только вредят, но никак не помогают.

Правительство той же Германии (как и правящие элиты) нацелено на жёсткое противостояние с Россией, и для них «неправильно поставленные турбины от Сименс» — это всего лишь средство политического давления на Россию. Кстати, это хороший аргумент против тех, кто десятилетиями агитирует за дружбу с Германией, — немцы используют абсолютно любую возможность, чтобы навредить России, от «допингового скандала» до «турбинного». Из любой антироссийской ситуации они стремятся выжать максимум.

Причём «на перспективу» никто из немецких политиков не работает и не стремится работать. Ещё раз: из любой ситуации они стремятся выжать максимум проблем для России прямо здесь и сейчас, при этом завтрашним днём никто особо не заморачивается. А у нас некие писатели-фантасты от политики всё рассуждают о неком совместном будущем и неком широком сотрудничестве в разных сферах.

Как ни странно, чтобы танцевать танго, нужны двое. Так вот немецкие политики как раз в данных совместных танцах участия принимать не желают. Что создаёт для условного сименса просто гигантские проблемы. Вся беда в том, что головной офис существует в немецком правовом поле, а российское подразделение, соответственно, в российском. И при жёстком несовпадении «заряда» этих двух полей коллизии могут быть просто устрашающие.

Российскому правительству не надо никого никуда изгонять, достаточно продолжать работать в текущем режиме и давать понять тем же сименсам, что от них по-прежнему ждут участия в решении энергетических проблем России. Не можете? Не готовы? «Ну тогда ой». Надо искать «альтернативные дорожки». Трагедия «добрых и честных сименсов» как раз в том, что немецкое правительство сделало ставку на экономический разгром России и ничего тут менять не собирается.

Экономические потери немецких концернов при этом не учитываются. И ситуация имеет тенденцию к замораживанию. Как тут будет выкручиваться Сименс в России, я даже не скажу, потому что не знаю. Весьма сложно ему будет выкрутиться. Ещё раз, на самом деле активное участие немецкого Сименса в российской энергетике — это было здорово и даже сверхперспективно с точки зрения развития и укрепления российско-германской дружбы и сотрудничества.

Беда в том, что немецких политиков ни дружба, ни сотрудничество с Россией не интересовали изначально. Поэтому интеграция Сименса в российскую экономику начинает использоваться весьма корявым образом: с целью создать этим русским побольше проблем. Экономические и репутационные потери немецких концернов (не только Сименса) при этом не рассматриваются никак). Вот характерный такой момент: нежелание работать на перспективу. В принципе по поведению наших европейских оппонентов достаточно легко понять как на самом деле они к нам относятся.

Так вот, исходя из этого самого их поведения вполне легко догадаться, что они практически всегда рассматривают возможность максимально жёсткого конфликта и разрыва отношений. Не случайно ведётся так называемая борьба за «энергонезависимость от России». Вот мы над этим смеёмся, а они это рассматривают вполне всерьёз, дело в том, что Россия для них враг и именно вследствие этого они не считают поставки энергоресурсов из нашей страны надёжными.

То есть конфликт с Россией для них данность, и они вполне серьёзно стремятся снизить любую зависимость от русских — есть у них в Европе такой мощный тренд. В принципе, если вы собираетесь вести с Россией непрекращающуюся холодную/экономическую войну, то даже американский сланцево-сжиженный газ — это не очень дорого.

Просто у нас постоянно считают деньги/стоимость газа, исходя из мирных условий рыночного обмена. А вот если глянуть на ситуацию с точки зрения жёсткой конфронтации… Потому что именно логикой конфронтации ситуация с Сименсом в России объясняется просто великолепно. С точки зрения конфронтации, деньги и репутация важны не так сильно. Важна победа.

Американский (и прочий) сжиженный газ должны помочь Европе выжить в случае прямого конфликта с Россией и полного прекращения поставок трубопроводного газа из РФ. Ту же самую логику мы наблюдаем в действиях вокруг Сименс, а ранее наблюдали в эпопее вокруг Мистралей. То есть финансовые/репутационные потери никого и ни от чего не останавливают в принципе. А то у нас всё в ужасе хватаются за сердце от мысли, сколько немцы и прочие европеоиды будут вынуждены переплачивать за сжиженный газ.

Да, в логике рынка — это абсурд, а вот в логике военно-политической конфронтации — это вполне нормально. То есть нам надо тоже менять с ними логику взаимодействия и исходить из того факта (подтверждённого санкциями), что мэйнстримом является не «дружба и экономическое сотрудничество», а нечто совсем иное.

Проблема в том, что мы своё мышление и свои ценности автоматически переносим на них — отсюда непонимание. Да, в Германии/Европе есть силы, заинтересованные в экономическом сотрудничестве с Россией и поисках взаимопонимания, но эти силы отнюдь не доминируют на европейском политическом поле, как показали последние три года.

Безусловно, конфронтация между Россией и Германией невыгодна ни той, ни другой стороне, но, к сожалению, две мировые войны немцев практически ничему не научили. С нашей точки зрения, они должны «осознать», что бизнес лучше войны… так вот они как-то не очень хотят, а мы не можем быть большими немцами, чем сами немцы.

Поэтому России, как ни странно, нужна «конфронтационная» стратегия. Наряду со «стратегией сотрудничества», безусловно. События с Мистралями и Сименсом показали, что «честный контракт» с западным производителем — это зачастую путь в тупик. Они этот контракт соблюдают, пока им выгодно, а потом — санкции…

То есть, по сути дела, промышленный шпионаж и «нелицензионные копии» — это зачастую более надёжный путь к достижению заветной цели (китайцы не дадут соврать). Но это требует и времени, и денег, и политической воли. Гораздо проще и приятней «официально» сотрудничать с «ведущим западным концерном», вот только потом можно оказаться у разбитого корыта. Да и добрых сименсов жалко — мечутся они туда-сюда, то зайдут, то выйдут, то опять зайдут…



Статьи из этой серии:
Честные, но наивные немцы
У немцев три проблемы с Россией

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

1009
Похожие новости
19 сентября 2017, 01:48
19 сентября 2017, 18:18
18 сентября 2017, 14:18
18 сентября 2017, 06:48
18 сентября 2017, 13:18
19 сентября 2017, 20:48
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
15 сентября 2017, 17:03
15 сентября 2017, 00:03
13 сентября 2017, 11:03
17 сентября 2017, 15:33
14 сентября 2017, 19:03
13 сентября 2017, 10:03
14 сентября 2017, 19:03