Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Немецкому журналисту закрыли въезд на Украину

Интервью с немецким корреспондентом в России Ульрихом Гайденом (Ulrich Heyden)
Он рассказывал в немецком Бундестаге о подавлении свободы слова на Украине и, кстати, упомянул о запрете на въезд туда репортеру Parlamentní listy. Опытного журналиста Ульриха Гайдена, который работал корреспондентом в России для нескольких немецких СМИ, в том числе Telepolis.de, берлинского der Freitag и Rubikon.news, тоже не пустили в страну с трезубцем на гербе.
Parlamentní listy: Можете ли Вы коротко рассказать о происходящем сейчас на Донбассе, откуда Вы недавно вернулись…
Гайден: Я вернулся из Донецкой области седьмого июня. Как раз в то время был нанесен сильный удар по городу Горловка. Но в Донецке было спокойно. Правда, несколько дней назад я прочитал об украинском нападении на позиции на юге Донецкой Народной Республики. Военные в Донецкой области ожидают масштабного удара от Украины во время чемпионата мира по футболу. Но простых людей уже ничто не беспокоит. Война идет там вот уже четыре года.
— Вы рассказывали об убийствах и арестах журналистов на Украине и отказе во въезде в страну иностранным корреспондентам на конференции «Права человека и свобода слова на Украине», организованной «Левой партией» в Федеральном Собрании Германии. Вы — член «Левой партии» или близки к иной немецкой политической партии?
— Для меня «Левая партия» — единственная партия в Германии, которая открыта для критической дискуссии об Украине. Возможно, на такую дискуссию решится и ультраправая «Альтернатива для Германии», но мне не нравится эта партия, и я не хочу иметь с ней ничего общего.
— Вы написали, что в 2016 году Вас не пустили на Украину по причине того, что Вы с российской стороны въезжали в Донецкую область. Но главная причина — Ваш фильм «Как молния» («Lauffeuer») о массовом убийстве в Одессе в 2014 году. Как Вы узнали о запрете на въезд?
— Немецкое Министерство иностранных дел, прежде запросив Киев, сообщило мне, что я не могу въехать на Украину, поскольку ездил в Донецк с российской, а не с украинской стороны. Но лично я думаю, что главной причиной был тот документальный фильм, а не визит в Донецк. В конце апреля 2016 года меня остановили в аэропорту Одессы. В паспорте, как и Вам, мне поставили красную печать, запрещающую въезд на Украину в течение пяти лет. На следующий день пограничники отправили меня обратно на самолете в Прагу, где я принял участие в двух встречах солидарности с теми, кто подвергается на Украине репрессиям. Одна из этих встреч прошла в центре Праги недалеко от Пражского града, а вторая — перед посольством Украины. Потом я поучаствовал в заседании дискуссионного клуба, которое снято на видео.
— Можете ли Вы рассказать о Вашем документальном фильме «Как молния»?
— В нем рассказывается обо всех основных событиях в Одессе второго мая 2014 года. Кроме того, предпринимается попытка назвать всех вероятных организаторов убийства как минимум 42 человек в Доме профсоюзов и всех тех, в чьих политических интересах было запугать пророссийских активистов в Одессе.
— Вы есть на сайте «Миротворец», точнее есть ли Ваше имя в сомнительном списке критиков киевского режима?
— В России «Миротворец» заблокирован. Однако я предполагаю, что мое имя там есть (портал Parlamentní listy в списке «Миротворца» имя Ульриха Гайдена не нашел — прим. авт.). Этот список напоминает мне времена маккартизма в США и фашистские методы.
— Как Вы относитесь к тому факту, что некоторые журналисты, чьи имена были в списке «Миротворца», убиты? И что Вы думаете об инсценированном убийстве российского журналиста Аркадия Бабченко?
— Я думаю, что «Миротворец» и Министерство внутренних дел Украины хотят уничтожить всех журналистов, вне зависимости от политической ориентации их редакций, их собственных воззрений и стран, из которых они происходят. Я шокирован тем, что Бабченко принял участие в подобной примитивной политической инсценировке, разочаровав своих либеральных друзей.
— Как Вы, с другой стороны, расцениваете убийства журналистов в России?
— Я сожалею о каждом убийстве журналиста, и неважно, в какой стране он погиб. Большое количество убитых журналистов в России и на Украине — следствие государственного коллапса 90-х. И это должно стать предостережением для Центральной Европы: вот что может произойти, если государственность распадется, а экономические и политические заинтересованные группировки начнут борьбу за власть.
— Мы оба — граждане Европейского Союза. Что Вы думаете о мнении, согласно которому мы — если говорить о работе — превратились в европейских граждан второго сорта, ведь украинцы могут ехать в Европейских Союз без виз, а мы на Украину — нет?
— Я согласен с этим мнением.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

743
Похожие новости
14 июля 2018, 21:03
16 июля 2018, 09:03
16 июля 2018, 21:03
15 июля 2018, 16:03
16 июля 2018, 17:03
15 июля 2018, 08:03
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
12 июля 2018, 09:48
12 июля 2018, 09:48
13 июля 2018, 14:48
10 июля 2018, 08:48
12 июля 2018, 20:48
14 июля 2018, 22:03
10 июля 2018, 14:48