Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Мнение: Геополитика и суверенитет

Леонид Савин

Под геополитикой понимают комплексную науку, которая исследует взаимосвязь географии и народонаселения в контексте применения военной силы и экономики. При этом учитываются религиозные, культурные, исторические и этнические факторы. В одних случаях этническое разнообразие может играть критический фактор для государства, в другом он незначительный. Аналогично, какая-либо страна может иметь титульную религию, а другая согласно Конституции, следовать свободе религиозного выбора граждан.

В случае России необходимо отметить ряд факторов, которые являются фундаментальными для суверенитета с точки зрения геополитики.

1. Россия является Хартлендом, находящемся в центре Евразии. При этом Россия принадлежит к сухопутному типу цивилизации. Антиподом России с точки зрения геополитики являются державы, относящиеся к морскому типу цивилизаций. Это Великобритания и Соединенные Штаты Америки. Исторические конфликты с этими странами лежат не столько в идеологической плоскости (как было в эпоху Холодной войны с разделением на социалистический и капиталистический лагеря в двуполярной мировой политической системе), сколько в цивилизационной. 

Тезис одного из «отцов-основателей» геополитики Хэлфорда Макиндера: «Тот, кто контролирует Восточную Европу, тот контролирует Хартленд, кто контролирует Хартленд, тот контролирует Мировой остров, кто контролирует Мировой Остров,  управляет всем миром». Позже эту формулу скорректировал американский геополитик Николас Спайкман, сказав, что важнее контролировать Римланд (береговую зону Евразии), так как интенсивная экономическая жизнь проходит именно там. Збигнев Бжезинский и другие современные американские политики неоднократно апеллируют к этим высказываниям, обосновывая американские интересы в Евразии, в том числе, применительно и к России.

Для обеспечения своих интересов Россия должна иметь буферные зоны и выходы к Римланду.

Этим объясняются исторические экспансии и попытки России выйти к различным морям: Северная война со Швецией при Петре Первом (а ранее при царе Иване Грозном), регулярные войны с Оттоманской Империей за контроль над Черным морем (и поиск выхода в Средиземное море), столкновения интересов России и Британии в Персии и т.д. 

Украина, Беларусь и Польша (при Российской Империи) исторически представляли буферную зону России на среднеевропейской равнине. В Центральной Азии это были степные просторы, а на Кавказе горные хребты. Чтобы обезопасить свои приграничные территории было необходимо установить контроль на определенную стратегическую глубину, предотвращающую возможность внезапной внешней угрозы. Данные факторами являлись классической формой стратегии столетиями раньше – в Древней Греции, Римской Империи, Персидской Империи и пр.

На данный момент непосредственной угрозой для России могут быть агрессивные действия соседних государств, а также расширение военно-политического блока НАТО. Эти факторы, дестабилизирующие буферную зону, и связанные с размещением иностранных военных баз у границ России, являются прямым вызовом национальной безопасности. Ответом на данные вызовы могут быть как симметричные, так и асимметричные решения. Первые связаны с установлением баланса на основе паритета – размещении военных баз, концентрации воинских контингентов на определенном участке, проведении маневров для демонстрации силы т.п. Вторые могут включать дипломатические меры, создание новых альянсов и блоков, экономические санкции в отношении тех стран, которые имеют зависимость от России.

При этом нужно учитывать возможность использования против России ложных стратегий, направленных на подрыв экономики. Провоцирование гонки вооружений, особенно в сфере, требующих больших расходов, специально организованная утечка информации о планах конкурентов и т.п. могут вынудить руководство России принимать неадекватные решения. Также давление на союзников России, которое может привести к негативным последствиям (например, денонсация договора о наличии военной базы и т.п.). Этот фактор может быть особенно чувствительным, если союзники относятся к зоне Римланд и вынуждены балансировать между сухопутными и морскими цивилизациями. Классическим примером может быть Турция, которая следует в фарватере США и является членом НАТО, но в культурно-цивилизационном отношении тяготеет к сухопутному массиву Евразии и потенциально может быть важным игроком Евразийского Союза.

2. Россия представляет собой поликонфессиональную и многоэтническую страну, разделенную на федеральные субъекты. Политическое единство всех административных субъектов, а также народов, проживающих в регионах, является необходимым условием для сохранения геополитического баланса и стабильности России. 

Этнические и религиозные конфликты, провоцирование радикального национализма, манипуляции в отношении политической элиты некоторых субъектов Российской Федерации могут не только ослабить суверенитет страны, но и представлять прямую угрозу целостности государства.

Распад СССР и Югославии являются демонстрацией того, как могут протекать подобные конфликты, когда единая страна распадается на составные части из-за этнических и религиозных отличий.

3. Любой суверенитет имеет несколько измерений, где двумя основополагающими факторами является принцип невмешательства во внутренние дела и международное признание государства. Создание правовых прецедентов (что является основой западной, т.е. международной правовой системы) может поступательно уменьшать роль государства, против которого инициирована кампания. В США в период правления президента Билла Клинтона была разработана концепция «Ответственность защищать», согласно которой суверенитет других стран может нарушаться извне, если внутри государства не уважаются права человека и демократические принципы. Факты показывают, что данная концепция применяется избирательно. США не проводили интервенции и не подстрекали к ним в отношении своих партнеров и сателлитов, хотя причины для вмешательства или давления были (Индонезия при режиме Сухарто, Чили при режиме Пиночета, Израиль, где систематически нарушаются права палестинцев). 

Кроме того, в США были выработаны концепции, направленные на пересмотр статуса суверенных государств. Среди них такие понятия как хрупкое государство, несостоявшееся государство, государство изгой, государство мошенник, слабое государство, ось зла и т.п.

Институциализация подобных терминов позволяет США устанавливать внешнее управление над многими государствами, если они признаны (для этого практически достаточно утверждения представителей Белого дома) недееспособными.

Очевидно, что против России сейчас намеренно разрабатываются методы, направленные на снижение правового статуса Российской Федерации на международной арене. Они обосновываются не только от лица официальных представительств ряда западных стран, но также лоббируются в наднациональных организациях, таких как ООН и структуры, в нее входящие (Всемирный банк, Всемирная Торговая Организация и пр.).

Вместе с этим манипулирование, направленное на действие ряда Законов Российской Федерации, также связано с приданием России статуса неполноценной страны, над которой необходимо установить «международную опеку».

Хотя гуманитарная интервенция по отношению к России вряд ли возможна по причине ядерного статуса и боеспособных вооруженных сил, подобные кампании могут негативно повлиять на имидж России, а лоббистские организации будут продолжать оказывать противодействие российским интересам во всех сферах жизнедеятельности – политической, экономической, культурной и пр.

4. Классическим методом ослабления суверенитета является государственный переворот.

Он может осуществляться как со стороны широких масс, так и небольшой группы людей, как правило, находящихся у власти. В первом случае причиной может быть общественное недовольство или планомерная подготовка массового протестного движения. Классические революции, как и различные методы ненасильственного сопротивления (получившие названия «цветных революций») представляют пример легализации государственного переворота, где узурпация власти провозглашается как достижение демократических идеалов от лица народа. Во втором случае власть переходит в руки небольшой группы людей путем узурпации ключевых позиций в исполнительной и законодательной власти. Это может быть спровоцировано массовыми беспорядками, как на Украине в феврале 2014 г., либо созданием коалиции, которая будет принимать законы в интересах внешних сил (Украина в 2014 г., Парагвай после парламентского переворота в 2012 г., Бразилия в 2016 г.).

В теории каждая операция вне зависимости от страны и ситуативных характеристик прорабатывается в несколько этапов: 1) оценка и анализ; 2) разработка стратегии; 3) выстраивание возможностей; 4) борьба; 5) завершение конфликта.

Противодействие таким операциям может осуществляться на каждом уровне соответственно: 1) снабжение противоположной стороны ложными и недостоверными сведениями; 2) предвосхищение стратегии и игра на опережение; 3) блокирование возможностей и использование внедренной кадровой агентуры в качестве оперативных исполнителей; 4) меры превентивного характера, переговоры и изменение целей борьбы; 5) завершение возможного конфликта в противоречии с целями другой стороны.

Поскольку в организации переворотов ключевыми факторами являются материальные и людские ресурсы, а также культурно-психологические манипуляции через различные средства коммуникации, контроль над этими факторами является важным элементом национальной безопасности.

5. Одним из фундаменталов геополитики является людское могущество (Man Power), т.е. показатели, связанные с народонаселением страны и его возможности активно участвовать в экономике. Страна с большой территорией и относительно небольшим населением может испытывать проблемы в обеспечении адекватной работы экономической машины государства по причине нехватки квалифицированных кадров и рабочих ресурсов. Проблема перенаселения также может иметь влияние на геополитический потенциал страны. Однако опыт Индии и Китая показывает, что регулирование демографии при высоком росте рождаемости в интересах государства возможно. Кроме того, в странах с большими показателями по народонаселению срабатывает закон больших чисел, согласно которому существует гораздо большая вероятность отбора квалифицированных кадров для научной и политической элиты общества.

В США проблемы нехватки кадров долгое время решали за счет притока мигрантов, а также вербовке научных кадров из-за рубежа. Следует признать, что частично интеллектуальный потенциал США поддерживался и за счет утечки мозгов из СССР и России. В 90-х гг. многие ученые вынуждены были покинуть страну из-за социально-экономических сложностей, которые напрямую отразились на их личной карьере. Часть из них получили стипендии от американских ВУЗов и исследовательских центров. Эта практика существует и до настоящего времени, хотя в гораздо меньших масштабах.

6. В последние двадцать лет существенное влияние на геополитическую мощь любой страны оказывают процессы глобализации. Это очень сложный феномен, который имеет много измерений.

Энтони Гидденс в работе «Ускользающий мир. Как глобализация меняет нашу жизнь» пишет, что глобализация связывает удаленные места таким образом, что локальные события формируют глобальные, и наоборот.

При этом западные эксперты считают, что именно Запад имеет приоритетное право направлять процессы глобализации и указывать, что нужно делать другим странам и народам.

Профессор военно-морского колледжа США Томас Барнетт считает, что страны либеральной демократии и промышленного капитализма создали условия для создания мировой сети, а отключенность ряда регионов от всемирной информационной сети создает определенные риски вследствие наличия у ряда стран и народов другого паттерна мышления, чем у центра мировой глобализации. Как следствие, нужно внедрить в эти страны политическую культуру, сходную со странами Запада.

Пол Кеннеди в статье «Трансатлантические отношения: три сценария» как один из вариантов развития рассматривает такой, о котором еще несколько лет назад американцы и подумать не могли: «Что если Россия, возродившаяся после периода кризиса и нестабильности, окажется недружественной и недемократической страной, которая будет вести себя агрессивно, стремясь взять реванш за якобы нанесенные ей обиды?». Он также признает, что некоторые действия США настроили остальной мир против них (военная операция в Ираке и др.), вследствие чего ослабли «прежние узы» между странами – членами НАТО. Европа и Америка, по мнению Пола Кеннеди, это «разные животные», сосуществующие в мировом пространстве, и настала пора это признать. 

Рост влияния транснациональных корпораций, рейтинговых агентств, венчурных фондов и т.п. также заметен в текущих глобализационных процессах. Заметна тенденция признания ряда частных компаний в качестве новых акторов международного права.

В частности, под эгидой ООН было проведено несколько крупных мероприятий с участием транснациональных корпораций. Нынешние дебаты о необходимости передачи функций ICANN к Международному Союзу Электросвязи также показывает зависимость мировых процессов от частных интересов. Роль частных военных компаний и неправительственных организаций в локальных конфликтах также свидетельствует об эрозии системы международной безопасности, сложившейся после Второй мировой войны.

В этих процессах глобализации также заметны усилия по узурпации геополитических возможностей других стран. С одной стороны, частные компании могут подрывать национальный суверенитет, а с другой некоторые государства используют новые возможности для установления своей гегемонии в отдельных странах и даже регионах, что приводит к ухудшению политического ландшафта. Как пример, можно привести деятельность компании Evian в Боливии, которая приватизировала ключевые источники питьевой воды, что, в результате вызвало скачок цен и росту инфекционных заболеваний. Американская компания Monsanto, которая производит генетически-модифицируемые овощи и фрукты, также известна попытками установления монополии в сельской промышленности многих стран. Группа фармацевтических компаний США, известных как Big Pharma, пытается установить контроль над мировым рынков медикаментов и диктовать свои цены потребителям, которые, часто, как правило, гораздо превышают цены аналогичной продукции конкурентов. 

Эти и другие прямые и косвенные эффекты глобализации не только изменяют определение государственного суверенитета, но и размывают его правовые, политические, экономические и др. основы. Особенно актуальным в  последнее время является феномен киберпространства в его различных проявлениях. В то время как Россия, Китай и ряд других стран настаивают на сохранении национального суверенитета над Интернет пространством в пределах государственных границ, другая группа стран под эгидой США пытаются институциализировать его глобальный характер, в то же время сохраняя либеральную культуру Интернет и контроль над его технологическими компонентами со стороны частных компаний, большинство из которых находятся на территории США.

Кроме того, глобализация и все большее влияние сетевой культуры приводит к изменению классических подходов к геополитике. Фундаменталы геополитики изменяются. Как и ранее, при освоении космического пространства, появилась новая категория космического могущества, сейчас киберпространство стало новой сферой противоборства. Это вынуждает пересматривать подходы, которые ранее считались единственно правильными и адекватными, и искать ответы на новые вызовы и угрозы в новых политических обстоятельствах.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

1038
Похожие новости
28 мая 2017, 05:48
27 мая 2017, 20:48
29 мая 2017, 16:48
28 мая 2017, 19:48
28 мая 2017, 10:48
28 мая 2017, 04:48
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
23 мая 2017, 13:48
24 мая 2017, 14:48
27 мая 2017, 18:48
24 мая 2017, 11:48
26 мая 2017, 07:48
23 мая 2017, 15:48
26 мая 2017, 12:48