Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Мифы о крепостном праве преследуют Россию и по сей день


Ровно 160 лет назад произошло одно из величайших событий в истории нашей страны – было отменено крепостное право. Почему крестьянская реформа Александра II оказалась на редкость успешной, что мешало осуществить ее до 1861 года и как возникли демагогические заявления о «рабской генетике русского народа»?

3 марта (по старому стилю 19 февраля) 1861 года император Александр II подписал документ, к которому русская история шла на протяжении всего XIX столетия – Манифест об отмене крепостного права. С этого дня закончилась вековая несправедливость, когда часть русского народа была ограничена в свободах, и началась одна из самых значительных реформ Александровской эпохи. Вскоре Манифест был зачитан во всех церквях России, а в качестве инструкции властям было опубликовано разъяснявшее его большое и подробное «Положение о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости». Крепостное право наконец-то исчезло, а главный вдохновитель реформы Александр II получил имя «Освободитель».

До этого дня русские императоры несколько раз подходили к столь грандиозной задаче, но всякий раз отступали – слишком сильно была вплетена крепостная зависимость в повседневную жизнь всего общества, слишком серьезно затрагивала она интересы и государства, и правящего сословия. Просвещенная правительница Екатерина II прекрасно осознавала все неудобства крепостного права и ту угрозу, которую оно создает для будущего страны. Но именно годы ее правления стали расцветом крепостничества, именно тогда появились его самые отталкивающие черты – свободная торговля крепостными и разлучение семей, массовый перевод крестьян-земледельцев в «дворовую» прислугу, значительный рост требований помещиков – которые порой ошибочно считают свойственными всей эпохе крепостного права. Опасаясь трогать привычный порядок, Екатерина II не только дала помещикам большую свободу в обращении с крестьянами, но и массово раздавала государственных крестьян, пожаловав дворянству около 800 тыс. душ.

Впрочем, уже ее сын и наследник Павел I начал решительную борьбу со злоупотреблениями: передача государственных крестьян в крепостное состояние значительно сократилась, законодательство начали упорядочивать. С целью уменьшения эксплуатации помещикам было указано использовать для барщины (работы на владельца) лишь три дня в неделю, в то время как раньше число барщинных дней могло доходить до шести, оставляя крестьянину совсем немного времени для обработки собственного участка земли.

Александр I уже всерьез был настроен на освобождение крестьянства. Передача государственных крестьян в частное пользование была полностью прекращена. Вышел «Указ о вольных хлебопашцах», в котором разъяснялся правовой процесс выкупа крестьян на волю. За годы правления императора почти 50 тыс. человек обрели свободу с помощью этого закона.

Началась работа над исследованием вариантов ликвидации крепостного права. Граф Аракчеев – виднейший сановник императора – подготовил подробный проект освобождения крестьян, который был подан на подпись Александру I в 1818 году. Документ был одобрен, но не осуществлен. Видя, что в стране началось брожение умов, сопровождаемое ростом тайных обществ, император не решился на столь радикальную реформу и ограничился экспериментом по освобождению крестьянства в Прибалтике, где реформа была осуществлена быстро и успешно.

К сожалению, за императором всегда стояла тень его отца, убитого заговорщиками. Александр I боялся, что резкие перемены в положении крестьянства вызовут такое недовольство помещиков, что он будет свергнут. Этому весьма способствовала деятельность будущих декабристов: желая провести в России реформы, на самом деле они напугали власть и затормозили реформирование на несколько десятилетий.

Следующий император Николай I все время своего правления посвятил решению крестьянского вопроса. Непрерывно работали комиссии, готовившие и обсуждавшие самые различные варианты освобождения крестьян, права крестьян закрепили на бумаге, закон защищал их от злоупотреблений помещиков. Количество крепостных за годы правления Николая I неуклонно сокращалось, дойдя в итоге до цифры менее 40% от числа крестьянства в стране.

Александр II приступил к реформе, уже имея огромный опыт, накопленный его отцом. Поэтому Манифест 1861 года был подготовлен столь быстро, а реформа оказалась очень успешной и была доведена до конца (чем отличаются совсем немногие реформы). Как ни удивительно, услугу императору-освободителю оказала Крымская война, которая стала большим потрясением для русского общества (впервые за более чем столетие русская армия не одержала убедительной победы над врагом, хотя и не была разбита) и продемонстрировала необходимость коренной реформы во всех областях государственной жизни.

Отмена крепостного права привела к очень быстрым и эффективным результатам. Освобожденное крестьянство дало многочисленные рабочие руки для создания русской промышленности, а годы правления Александра II стали временем небывалого экономического подъема, сопровождаемого появлением множества промышленных предприятий и активного строительства железных дорог. Доходы и уровень жизни трудового сословия – крестьянства и рабочих – резко выросли, в России появилось множество новых рабочих мест.

Несмотря на успехи, имелись у реформы и проблемы. Крестьянство было недовольно размерами земельных наделов, а до полного внесения выкупных платежей за землю бывшие крепостные считались «временнообязанными» и, получив личную свободу, продолжали выполнять барщину или платить оброк. Условия выкупа земли отличались большой гуманностью: стоимость наделов не могла устанавливаться произвольно, выше рыночной цены, ставка на государственный выкупной кредит составляла всего 5,6%, а пени и недоимки за платежи неоднократно и безвозмездно списывались – не сравнить, к примеру, с современным «ипотечным рабством», в которое попало множество наших современников. В результате к 1905 году почти все крестьяне уже внесли земельные платежи, а те, кто все еще не смог сделать это, были освобождены от долгов особым Манифестом Николая II.

Увы, будучи отмененным, крепостничество продолжает преследовать нас по сей день. Вспоминая о крепостном праве, важно понимать, что за последние двести лет оно превращено в клеймо, которое любят ставить на Россию и русский народ, приписывая власти неизменное стремление к угнетению, а народу – «извечные рабские чувства».

Однако крепостное право было исторически обусловленным явлением. При существовавших в XVII веке механизмах управления государством закрепощение крестьянства являлось самым эффективным средством управления, который был введен не по злому умыслу властей, а лишь по необходимости. Крепостничество не было уникальной русской особенностью. Его аналоги существовали в Центральной и Восточной Европе, в Азии, а избавление от них случилось примерно в тот же исторический период, что и освобождение русского крепостного крестьянства.

Крепостное право не нуждается в защите и оправдании, но точно так же не нуждается и в старательном очернении. Оно, как и любое ограничение свободы человека, – та часть истории, которой совсем не стоит гордиться и о которой стоит вспоминать с глубочайшим сожалением. Подобные досадные воспоминания есть у всякого народа, и Россия здесь совсем не уникальна. Но совершенно несправедливо говорить об особенной тирании и об особой жестокости русских порядков. Тем более что аморальность крепостничества прекрасно осознавали в России, где о необходимости отмены крепостного права говорилось как минимум с начала эпохи Просвещения в XVIII веке.

Особенные старания к приданию крепостному праву совершенно демонических черт приложили пропагандисты и историки советского периода, когда крепостничество должно было служить одним из главных объяснений причин Революции 1917 года. Требовалось выставить крепостное право столь плохим, что все те ужасные события, что происходили с Советской Россией в ХХ веке, должны были казаться незначительными и даже необходимыми. Пропаганда как бы говорила каждому советскому гражданину: «Да, сейчас есть множество проблем, жизнь бедная, так это потому что крестьян помещики угнетали, а Россия была отсталой страной. Но ты же не хочешь, чтобы вернулись эти страшные крепостники. Так что давай – не рассуждай, работай!» На фоне этих рассказов об «ужасах крепостничества» в эпоху коллективизации в социалистической деревне появилось «новое крепостное право», когда крестьяне получили новую барщину и лишились свободы передвижения. От его последствий страна избавилась лишь во второй половине ХХ века.

Была у подобной пропаганды и иная неприглядная сторона. В то время как во всем мире итогом постепенной демократизации общества стала не только эмансипация народа, но и распространение прав высшего сословия на все общество, в Советском Союзе аристократия – всеобщий пример для подражания – была целенаправленно уничтожена и вдобавок оклеветана именем потомственных рабовладельцев. Народу же в качестве образца был навязан самый низкий ориентир. Если любой англичанин без сомнения считает себя джентльменом, а поляк – шляхтичем (независимо от того, кто был у них в предках), то немалая часть постсоветских людней не ощущает никакой связи с русской элитой прошлого, повторяет «мы не баре» и ассоциирует себя не с верхушкой общества, а с его низами.

Отсюда происходит столь любимый всеми левацкими пропагандистами аргумент «вашего прадеда дворяне на конюшне пороли», который не стесняются использовать и в наши дни.

Хотя все страны в своем прошлом прошли через этап крепостничества, а то и рабовладения, в политической культуре, скажем, Италии никому не придет в голову рассказывать современным итальянцам, что все они потомки рабов, которых римляне жестоко наказывали за малейшие провинности. Напротив, если кому-нибудь из политиков или публицистов такое придет в голову, он будет подвергнут всеобщему осуждению. Так что итальянцы считают себя потомками гордых и свободных римлян, а не их рабов, хотя с точки зрения демографии это совсем не так.

Страны Европы, кажущиеся некоторым людям воплощением свободы, не слишком сильно отличались от наших обычаев. В большей части Центральной и Восточной Европы, например в Австрии, крепостное право было отменено лишь чуть раньше, чем в России – после революции 1848 года. А еще в XVIII веке в империи Габсбургов действовал совершенно изуверский обычай, дававший помещику право казнить своих крестьян. В самые худшие годы крепостничества в России дворянство не имело столь необъятных прав. В принадлежавшей сначала Турции, а затем Австро-Венгрии Боснии и Герцеговине крепостное право отменили лишь после Первой мировой войны. А в просвещенной Англии – оплоте либерализма – последние следы феодальной зависимости крестьян ликвидировали только в ходе земельной реформы 1925 года!

И наконец, нельзя не вспомнить про главное заблуждение, связанное с крепостным правом – его настойчивое именование «рабством». Но это совсем не так.

В Российской империи имущество и жизнь крестьянина защищались законом. Вплоть до 1765 года крестьяне могли свободно жаловаться на помещиков лично царю, а затем императору. Широко известный указ Екатерины II часто называют «указом о запрете крестьянам жаловаться на помещиков», но на самом деле запрещались лишь прямые жалобы императрице, а жалобы губернатору или наместнику не запрещались и оставались эффективным средством защиты прав крестьянства.

Не был крепостной и классическим «говорящим орудием», что как раз характерно для рабовладения, в том числе в его современном проявлении, имевшем место в XVII–XIX веках в США и американских колониях. Крестьянин обладал собственным имуществом и наделом земли. Многие крестьяне становились богатыми купцами или промышленниками. В отличие от раба, крепостной мог свободно вступать в брак, его дети были законны и наследовали его имущество. Жизнь, здоровье и имущество крепостных защищались законом, за преступления в отношении крепостных помещик отвечал перед государственным судом и мог даже лишиться своего имения, чему в истории России есть немало примеров.

Самое интересное же заключается в том, что не только крестьяне были зависимы от помещиков, но и дворянство несло определенные повинности по отношению к крепостным. Нельзя было морить крестьян голодом, в случае неурожая помещик был обязан помогать крепостным хлебом и посевным зерном. Домашнюю прислугу требовалось содержать за счет хозяина в старости, даже если эти люди уже не могли работать так, как раньше. После пожаров, бывших нередкими в русских деревнях, помещик должен был дать пострадавшим крестьянам лес на строительство нового дома. В России никогда не было ограничений на охоту и рыбную ловлю крестьян, хотя подобные меры вызывали ненависть простонародья еще в Средние века, что отражено, к примеру, в английских балладах о благородном разбойнике Робине Гуде.

Именно эта тесная связь крестьян и помещиков служит объяснением слов поэта Некрасова, писавшего: «Порвалась цепь великая, порвалась – расскочилася: одним концом по барину, другим по мужику». Множество проявлений недовольства крестьянства были связаны не с мифическими революционными настроениями, а с потерей привычного покровительства, на которое крестьянин мог рассчитывать в трудную минуту. Ведь, став свободным, он одновременно лишился защиты и отныне мог надеяться только на себя.

Впрочем, именно это ощущение свободы пробудило в русском крестьянстве огромную творческую энергию, которой мы в немалой степени обязаны стремительному росту экономики, что начался в России после великой реформы 1861 года.

Михаил Диунов

Фото: Художник А. Д. Кившенко

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

Загрузка...


Загрузка...
1212
Похожие новости
07 апреля 2021, 16:33
03 апреля 2021, 12:33
12 апреля 2021, 04:03
13 апреля 2021, 12:33
06 апреля 2021, 06:48
17 апреля 2021, 10:18
Новости партнеров

 
 
Новости СМИ

Новости партнеров
 
Новости СМИ
Популярные новости
12 апреля 2021, 10:18
13 апреля 2021, 17:33
14 апреля 2021, 16:03
17 апреля 2021, 22:48
15 апреля 2021, 09:33
12 апреля 2021, 10:18
13 апреля 2021, 23:48