Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Лоббизм в США и в России: чьи интересы нужно защищать?


Фото: Politrussia.com

Время от времени случается слышать мнение, что одним из методов борьбы с коррупцией могло бы стать узаконивание и законодательное регулирование лоббистской деятельности, а в качестве успешного примера приводят Штаты. К тому же тогда бы государство точно знало, кто и на какие решения пытается влиять: из тени были бы выведены не только денежные потоки, но и их источники. Однако опыт США в этой области настолько специфичен, что практически нигде более не получил распространения. Стоит ли думать, что он мог бы быть успешен у нас?

Для начала следует отметить, что даже в США лоббизм существует со значительными ограничениями, а в ряде штатов вообще запрещён полностью. Но главное, разумеется, что он разрешён на федеральном уровне, а крупнейшие корпорации, как правило, имеют интересы именно в принятии национальных законов и влиянии на федеральные органы власти, а не законов и власти штатов или муниципалитетов.

Основным преимуществом узаконенного лоббизма, если говорить о его плюсах, является открытость и прозрачность. Лоббист обязан указывать сведения о заказчике (его имя, адрес), срок найма, суммы гонораров и один раз в квартал предоставлять в Государственный департамент отчёт с указанием тех документов, которые он собирается лоббировать. Кроме того, согласно закону лоббист обязан по требованию должностного лица, к которому обращается, сообщить сведения о своей регистрации и данные о клиенте.

Всё это, конечно, звучит приятно и многообещающе, в любом случае намного лучше взяток. Но здесь возникает вопрос в том, насколько вообще сама система лоббирования в настоящее время возможна России, принесёт ли она пользу стране и в частности экономике, каковы будут последствия её введения.

И при ближайшем рассмотрении этого явления его будущее уже перестаёт казаться столь радужным.

Во-первых, лоббистские возможности сразу же и неизбежно упрутся в денежные возможности тех, кто захочет ими воспользоваться.

В нашем Отечестве, как известно, больше всего денег у банков и кредитно-финансовых учреждений, а также у представителей розничных товарных сетей и госкорпораций. То есть у тех представителей капитала, кому не только не следует давать дополнительные возможности влияния на принимаемые государством решения, но напротив – за кем впору ужесточать государственный контроль и рассматривать возможности увеличения налоговой нагрузки на них и повышения эффективности их работы.

Иными словами, допускать их к лоббированию – это всё равно что воплощать в жизнь стихи нашей всенародной известной поэтессы Евгении Васильевой: «Пусть богатые будут богаче». Едва ли это достойная цель.

Во-вторых, следует учитывать опыт этнических лобби в США, когда диаспоры и целые иностранные государства оплачивают принятие нужных решений.

Это тоже кажется, мягко говоря, нецелесообразным. В России только-только начали, наконец-то, давать по рукам представителям иностранных государств за вмешательство во внутренние дела – выявлять и регламентировать их деятельность, давать им неудобный статус иностранного агента. И причин отказываться от этого пока вроде не появилось. К тому же надо понимать, как остро стоит вопрос в российском обществе попытки нацменьшинств выбить себе какие-то особые права.

Официально появление «армянского лобби», «грузинского лобби», чеченского, таджикского и так далее едва ли будет оценено обществом.

Как говорили в советское время: «народ не поймёт». А в переводе на современный язык это будет гарантированный социальный взрыв, на волне которого немедленно станут мейнстримом все маргинальные в данный момент националистические движения. Короче говоря, тут не надо быть Нострадамусом, чтобы предсказать самые негативные последствия.

И самое главное, в-третьих, прямое копирование американской системы приведёт к тому, что те группы, которые как раз нуждаются в поддержке и дополнительных инструментах влияния на принимаемые государством решения, будут оттёрты от этого влияния ещё больше, чем сейчас.

По-хорошему, такие лоббистские возможности очень пригодились бы малому и среднему бизнесу России, особенно из сферы промышленности, сельского хозяйства, высокотехнологичного производства. Но именно их-то и задвинут окончательно за дальний край периферии «сытые коты» из банковской сферы, энергетики и ресурсодобычи.

Politrussia.com
Таким образом, вывод можно сделать следующий: затея с прямым копированием системы лоббизма по образу и подобию американской только усугубит те проблемы, которые сейчас стоят перед нашей экономикой и системой государственного управления и распределения ресурсов.

Возможно ли лоббирование по-русски?

В самой идее влияния на государство в принимаемых им решениях есть явно положительные моменты. Можно даже сказать – настоятельная потребность. Объясним на конкретном примере отечественного производителя продовольственных товаров.

Как выглядит процесс импортозамещения в реальной жизни? То же молоко по дороге от производителя до покупателя успевает подорожать в 10-13 раз: от примерно 5 рублей за литр до 50 и выше, порой и за 100 уходит. При этом производитель продукции, о котором якобы и должно заботится правительство, от этой наценки не получает ничего. И даже наоборот: зажатые в тиски запредельных требований крупнейших ритейлеров по снижению цены, многие производители попросту разоряются, уступая место на рынке менее качественным продуктам с использованием пальмового масла.

Итог очевиден: потребитель в проигрыше – ему продают продукт из некачественных или даже вредных ингредиентов. Вся система социальной поддержки в проигрыше – цены в розничных товарных сетях «съедают» все социальные усилия государства и попросту переводят их в карманы ретейлеров. Отечественный производитель тем более в проигрыше – его заставляют продавать по цене чуть ли не ниже себестоимости, что делает бизнес бесперспективным, и о развитии говорить не приходится.

А что же правительство? Оно и не думает ничего менять! Правительство всё устраивает в этой схеме. Оно же у нас либеральное, там же в финансовом блоке заправляют идейные последователи господ Гайдара и Кудрина, которые считают, что экономить надо на социальной поддержке, а тратить на банки и спекулянтов.

Касаемо тех же продовольственных товаров, Министерство финансов встанет горой в защиту ретейл-компаний по очень простой причине: они же входят в число крупнейших плательщиков по НДС! То есть, с точки зрения Минфина, именно перепродающие товары, а не их производители наполняют государственный бюджет, а всё остальное их и не беспокоит. То, в какой бараний рог скручивают ретейлеры отечественных производителей ради получения сверхприбылей, нисколько не волнует правительство – ведь с этих сверхприбылей платятся налоги, а следовательно, защищать будут именно их.

Финансовое "крыло" правительства, действующее по либеральным канонам, и так, по сути, уже является фактическими лоббистами тех, у кого денег куры не клюют.

Уже даже возникают подозрения, что безоговорочная поддержка наших банкиров, ретейлеров и прочих подобных господ осуществляется некоторыми членами кабинета не вполне бескорыстно. Впрочем, хочется надеется, что это не так.

Таким образом, если и ставить вопрос о создании некой структуры, которая имела бы сходные с лоббизмом функции, то начинать следует с того, чтобы определить список отраслей, которые категорически не будут иметь к ней доступа. Первым принципом работы этой структуры должно быть то, о чём постоянно говорит наш президент – адресность и избирательность.

Первым делом следует исключить из списка допущенных к механизму лоббирования всех банкиров, страховщиков, ретейлеров, телекоммуникационные компании и СМИ – эти ребята и без господдержки неплохо себя чувствуют. В лоббировании не нуждаются также энергетические компании: нефть и нефтепродукты вплоть до производства и продажи топлива, газовый монополист и атомная отрасль. В этих сферах немногочисленные частные компании и так живут хорошо, а государственным компаниям давать доступ к любым видам лоббирования – это вообще безумие: они и так аффилированы с государством плотнее некуда, их руководители имеют прямой доступ в самые высокие кабинеты. То же самое относится к остальным добывающим компаниям, плательщикам НДПИ.

Представители военно-промышленного комплекса также не нуждаются в новых лоббистах в правительстве - их представляет целое министерство во главе с Шойгу. Кстати, в связи с тем, что в российской оборонке в последнее время заметнее снижение качества продукции, так как производители всё больше ориентируются на экспорт, по принципу «главное – продать, а там пускай хоть развалится», - по этой причине уместнее озаботиться ужесточением госконтроля, особенно на стадии приёмки готовой продукции.

Politrussia.com
В принципе все госкомпании вообще следует также отлучить от возможности использовать лоббистские возможности. И всё по той же причине: они и так являются госкомпаниями, у них уже есть эти лоббистские возможности – возможности связи с государством и влияния на его решения.

Деятельность структуры, занимающейся лоббированием, было бы эффективнее всего привязать к парламенту Российской Федерации. Для этого есть целый ряд причин.

Во-первых, обычно запросы бизнеса или определённых групп населения сводятся к необходимости именно законодательных решений, что непосредственно ведёт на Охотный ряд.

Во-вторых, в российском государстве именно парламент обладает необходимой независимостью от правительства. Предвидя усмешки, обращаю внимание: реальные рычаги воздействия на Госдуму и Совет Федерации есть у президента, но не у премьера и не членов Кабинета министров. К тому же представители обеих парламентских палат обладают юридической неприкосновенностью.

Так что из трёх ветвей власти именно к законодательной логичнее всего прикрепить структуру по лоббированию.

Это единственный вариант для создания более-менее работающего противовеса правительству и тем неофициальным лоббистам, которые уже там засели. Подобный орган мог бы придать российскому парламентаризму дополнительное и весьма уместное содержание, которое, с одной стороны, приблизило бы его к реальной жизни в стране, а с другой – увеличило бы политический вес, что, скажем прямо, было бы не так уж и плохо.

О конкретных механизмах интеграции возможной лоббистской структуры с парламентом можно особенно не беспокоиться: уже сейчас существует целый ряд таких систем, когда государственные организации в рамках своих полномочий вообще фактически независимы, обладают обширными полномочиями, а отчитываются только перед Госдумой. Наиболее близкий пример в данном случае – Счётная палата Российской Федерации.

Только после создания такой структуры при парламенте можно говорить уже о лоббировании, при этом обязательно исключив финансовый аспект.

На первоначальном этапе не имеет смысла устраивать «гонку кошельков» и банковских счетов.

Свои потребности есть и у малого, и у среднего бизнеса, и у индивидуальных предпринимателей, и вообще у обычных, не деловых групп населения, финансовые возможности которых для лоббирования более чем ограничены, а потребность, наоборот, велика.

Работа этой потенциальной структуры должна быть прозрачной: любая поступающая заявка с просьбой о внесении изменений в законы, подзаконные акты, регламенты и служебные инструкции ведомств, включая, разумеется, обосновательную часть этого запроса, должна официально подаваться и немедленно публиковаться. Одной из проблем отечественного бизнеса является то, что о его проблемах не знают, не пишут и не говорят. Описанный выше механизм позволит не только вывести в публичное поле деятельность органов власти и их злоупотребления, но и одновременно с этим сразу же подавать внятную практическую инициативу о том, что именно и каким именно образом бизнес просит исправить ту или иную ситуацию.

Правильная система лоббирования - противовес скрытому лоббизму

Не стоит, конечно, предаваться иллюзиям – вес правительства намного превышает возможности потенциальной лоббистской структуры, да и в парламенте не так сложно создать противников для того, чтобы неугодная «сытым котам» инициатива не прошла. Но, по крайней мере, проблемные ситуации и реальная деятельность правительства, которая порою не отражает интересов населения, экономики, бизнеса и даже требований самого президента, – всё это будет вынесено на поверхность и станет поводом для обсуждения, а не будет тихо погибать в пыльных министерских кабинетах при полной неосведомлённости общества о том, какие именно приоритеты имеют некоторые блоки в нашем правительстве.

Описанная выше система до некоторой степени напоминает систему антилоббирования, а не лоббирования. Как уже сказано выше, лоббисты сырьевых корпораций, финансовых и некоторых прочих и так имеют неофициальных лоббистов во всех профильных министерствах чуть ли не в статусе руководителей или их заместителей.

Порочная система осталась в наследие ещё от ельцинской олигархической эпохи, и именно ей необходимо создать противовес, дать против неё оружие тем отраслям экономики, которые имеют наибольший приоритет в смысле перспективности, но задвинуты на задний план усилиями финансовых спекулянтов, которые выстраивают такие правила игры, при которых Россия становится страной «купи-продай», «займи-отдай» и «добудь-экспортируй», а не страной промышленного и высокотехнологичного производства и инновационной экономики, хотя все именно об этом неустанно говорят.

Так что необходимость в некоторых элементах лоббизма определённо есть. Вопрос в том, чтобы эти возможности были предоставлены тем, кто наиболее интересен для страны и её экономики с точки зрения перспективы, а не тем, кто интересен Министерству финансов с точки зрения хороших показателей по фискальным платежам.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

303
Похожие новости
09 декабря 2016, 08:18
08 декабря 2016, 14:18
08 декабря 2016, 15:18
09 декабря 2016, 10:18
08 декабря 2016, 21:18
08 декабря 2016, 22:18
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
 
Популярные новости
03 декабря 2016, 12:18
02 декабря 2016, 22:18
07 декабря 2016, 20:18
08 декабря 2016, 08:18
07 декабря 2016, 07:18
08 декабря 2016, 16:18
08 декабря 2016, 17:18