Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Кто начнет атомный Армагеддон

Проблема отказа некоторых членов мирового ядерного клуба от стратегии, исключающей возможность первыми наносить ядерные удары, уже много лет продолжает оставаться на повестке дня значительной части стран мирового сообщества, всеми силами пытающихся предотвратить атомный Армагеддон для жителей земли. В американской и международной прессе постоянно появляются рассуждения адептов и оппонентов данного аспекта ядерной политики США.

Последним из них стали заявления старшего аналитика фонда «Наследие» (Heritage Foundation) по обороне и политической стратегии, Микаэлы Додж, специализирующейся в вопросах противоракетной обороны, модернизации ядерного оружия и контроля вооружения. Свою статью ученая дама озаглавила достаточно эмоционально: «Некоторые плохие идеи, как зомби, никогда не умирают. Одной из них является идея реализации политики неприменения ядерного оружия первыми»

Фонд «Наследие» – это федеральный научно-исследовательский институт США, занимающимся широким спектром политических и оборонных исследований. Он считается одним из самых влиятельных консервативных научно-исследовательских организаций в Соединенных Штатах и всячески содействует сохранению установившихся принципов внешней политики Вашингтона. Руководство фонда декларирует идею построения статистической модели общества и обеспечения доступа к ней широкой американской и мировой общественности.



ЯДЕРНАЯ СТРАТЕГИЯ

Как уже отмечалось, в американских СМИ уже неоднократно публиковалось мнение экспертов по вопросу сохранения за Вашингтоном права на применение первым ядерного оружия и нанесения превентивного ядерного удара. В утверждениях Додж практически нет ничего нового. Она почти полностью повторяет уже много раз звучавшие заявления экспертов, выступающих против отказа от действующей ядерной стратегии США, в соответствии с которой Вашингтон может первым запустить свои ядерные МБР.

Однако рассмотреть аргументы специалиста представляется целесообразным уже только потому, что они не сопровождались, как это обычно делается в подобных публикациях, примечанием о том, что «мнение автора может не совпадать с мнением фонда». Поэтому вполне можно допустить, что ученая дама выразила не свое настроение, а официальную позицию руководства фонда по данному вопросу. «Наследие» является одним из весьма авторитетных мозговых трестов Америки, к мнению специалистов которого довольно основательно прислушиваются, а иногда и просто прямо следуют его установкам не только в Белом доме, но и в Конгрессе.

Как констатирует Додж, в настоящее время в США раздаются голоса о том, что Вашингтону необходимо объявить о следовании политике «неприменения ядерного оружия первым» (No First Use – NFU). Это означает, что США будут иметь право использования своего ядерного арсенала только в том случае, если по их территории будет нанесен ядерный удар. Сторонники внедрения в жизнь этой идеи твердо уверены в том, что неуклонное следование принципу «неприменения первым» станет важнейшим шагом на пути к созданию безъядерного мира. Однако, как утверждает эксперт, их оптимизм весьма далек от реальности. Отказ от применения первыми ядерного оружия сделает Америку и ее союзников только еще менее защищенными от жестоких и разрушительных атак.

По мнению мадам Додж, рассуждения о том, что единственной полезностью ядерного оружия является возможность его применения в качестве ответной меры только после нанесения ядерного удара по Америке, является ничем иным как отказом от исторического опыта. США в 1945 году применили ядерное оружие, чтобы положить конец самой разрушительной войне в истории современного человечества, и это им удалось.

Вторая мировая война велась с преимущественным использованием обычного вооружения. Весьма удобное предположение о том, что подобное опустошение земного пространства никогда больше не случится, утверждает специалист, «глупо и неблагоразумно». Если даже отбросить тот факт, что другие страны вряд ли поверят декларациям Вашингтона об отказе от применения первым ядерного оружия, мир без его существования совсем не станет лучше, чем тот, в котором мы проживаем сегодня и в котором существует большая ядерная неопределенность.

Политика неиспользования первым ядерного оружия нанесет большой ущерб безопасности союзников США, особенно тем, население которых живет в регионах с постоянно меняющимся уровнем угрозы. Южная Корея, Япония и европейские страны НАТО полностью полагаются на возможности Америки по сдерживанию потенциальных ядерных агрессоров. Они вовсе не хотят, чтобы их стерли с лица земли обычным или ядерным оружием. Если Америка окончательно признает, что ядерное вооружение поможет предотвратить крупномасштабную атаку с использованием обычных сил и средств, как это и показал опыт, обретенный в самом начале ядерной эпохи, то всякая попытка разрушения такого подхода, как непременного условия предотвращения новой мировой войны, не несет в себе никакого положительно заряда и вряд ли будет способствовать интенсификации усилий союзников США в поисках каких-то других мер по обеспечению собственной безопасности.

В августе прошлого года бывший заместитель генсека НАТО по вопросам оружия массового уничтожения и директор по ядерной политике Гай Робертс заявил, что, приняв доктрину неприменения ядерного оружия первыми, США и НАТО сделают «чрезвычайно опасный и безответственный поступок».

При сменявшей одна другую демократической и республиканской администрации Белого дома США придерживались политики сохранения за собой права нанесения ядерного удара первыми. Это было обосновано многими причинами, которые и сегодня полностью остаются актуальными. Если принять во внимание все негативные последствия для безопасности США таких факторов, как появление МБР и ядерных боеголовок у Северной Кореи, укрепление иранского режима, который получил от президента Обамы определенные денежные вливания, а также весьма интенсивную реализацию Пекином и Москвой программ модернизации ядерного вооружения, Белый дом «просто не может позволить себе следование такой плохой идее, как введение политики неприменения первыми ядерного оружия».

ИСТОРИЧЕСКИЙ ЭКСКУРС

Сегодня первой ядерной державой, безо всяких условий провозгласившей еще в 1964 году стратегию о неприменении ядерного оружия первыми, является Китай.

В июне 1982 года СССР подтвердил положение об оборонительном характере советской военной доктрины принятием обязательства о неприменении ядерного оружия первым, которое стало составной частью советской военной доктрины. В ней также отсутствовала концепция упреждающих ударов. Это обязательство было взято в одностороннем порядке и объявлено всему миру.

Правда, необходимо отметить, что 25 декабря 2014 года президент РФ Владимир Путин утвердил новую редакцию военной доктрины России, в которой указывалось, что «ядерное оружие будет оставаться важным фактором предотвращения возникновения ядерных военных конфликтов и военных конфликтов с применением обычных средств поражения (крупномасштабной войны, региональной войны)». Кроме того, там было сказано: «Российская Федерация оставляет за собой право применить ядерное оружие в ответ на применение против нее и (или) ее союзников ядерного и других видов оружия массового поражения, а также в случае агрессии против Российской Федерации с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства. Решение о применении ядерного оружия принимается президентом Российской Федерации». Таким образом, Кремль полностью отказался от заявлений партийных лидеров почившего Советского Союза.

Среди ядерных держав, не вступивших в Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), только Индия также объявила в 1998 году о строгой приверженности стратегии неприменения ядерного оружия первой. В 1994 году на Генеральной Ассамблее ООН Китай предложил остальным ядерным державам, подписавшим ДНЯО, проект договора о неприменении ядерного оружия первыми. Однако только Российская Федерация приняла это предложение и 4 сентября 1994 года заключила двустороннее соглашение с КНР. Согласно этой договоренности, ни одна из двух стран не имеет права применить ядерное оружие первой и нацеливать его друг на друга.

В последнем «Обзоре ядерных сил» США (Nuclear Posture Review), составленном по указанию бывшего тогда президентом США Барака Обамы и опубликованном в 2010 году, содержится утверждение о том, что «равно как и все остальные государства, США заинтересованы в том, чтобы почти 65-летний срок неприменения ядерного оружия был продлен навсегда». Тем не менее в обзор не были включены какие-либо предложения по систематизации в обязательном международном документе данной нормы, направленной против использования ядерного оружия.

В этом документе содержится следующее утверждение: «Принципиальная роль ядерного оружия США, которая будет сохраняться до тех пор, пока существует ядерное оружие, состоит в том, чтобы сдерживать ядерное нападение на США, их союзников и партнеров». В обзоре также сказано, что Соединенные Штаты воздержатся от использования ядерного оружия в ответ на химическое или биологическое нападение. Ядерная доктрина США включает и гарантии по отношению к другим государствам: «США не будут применять ядерное оружие или угрожать его применением против стран – участниц ДНЯО, не обладающих ядерным оружием и выполняющих свои обязательства по ядерному нераспространению». Кроме того, там говорится, что, хотя Соединенные Штаты «не готовы утвердить распространяющееся на все случаи правило, согласно которому сдерживание ядерного нападения является единственным назначением ядерного оружия, они будут работать над созданием условий, при которых такое правило может быть безопасно принято».

Вашингтон до настоящего времени продолжает выступать против решения ООН по обсуждению условий предложенной Индией конвенции о запрещении применения ядерного оружия или более комплексной конвенции, запрещающей угрозу использования и обладания ядерным оружием, а также обеспечивающей его уничтожение.

27 января 2017 года Трамп подписал приказ о проведении оценок текущих возможностей ядерных сил США и о формулировании предложений по их дальнейшему развитию. Этот приказ стал одним из первых указаний верховного главнокомандующего ВС Америки назначенному им министру обороны отставному генералу Корпуса морской пехоты (КМП) Джеймсу Мэттису.

Трамп поручил своему военному министру оценить положения нового «Обзора ядерных сил» и представить ему гарантии того, что стратегические ядерные силы Соединенных Штатов соответствуют современным требованием, технически находятся в дееспособном состоянии, соответствуют всем требованиям к гибкости их использования, сохраняют необходимый уровень боеготовности, укомплектованы в соответствии с установленной организационно-штатной структурой и могут в максимальной степени эффективно противодействовать любой угрозе XXI века. Это, как указал Трамп, необходимо и для того, чтобы убедить союзников США в мощи и надежности ядерной защиты их безопасности, обеспечиваемой Вашингтоном.

Какой политике будет следовать 45-й президент США, будет ясно только после того, как он утвердит разработанный под руководством министра обороны обзор. А этот труд военных специалистов Пентагона, учитывая сложность и многоаспектность решаемой задачи, может появиться на столе президента не ранее, чем в конце этого года, а может быть, и в чуть более отдаленный срок. Данный документ, срок действия которого, как правило, составляет от 5 до 10 лет, станет основой для разработки новой ядерной доктрины Вашингтона.

В течение своей предвыборной кампании и сразу же после занятия Белого дома Трамп неоднократно заявлял, что США необходимо повысить свой ядерный потенциал и быть готовыми к уничтожению любого противника, который будет угрожать их национальной безопасности. Еще не став президентом, в ходе одного из совещаний в предвыборном штабе Трамп неоднократно спрашивал своего советника по внешней политике: «Если у нас есть ядерное оружие, почему бы его не использовать?»

А совсем недавно президент США в предельно резкой форме отреагировал на угрозу руководства КНДР нанести удар по американской авиабазе на острове Гуам в Тихом океане. «Северной Корее лучше больше не угрожать США. Иначе ей придется столкнуться с таким огнем и яростью, каких мир еще не видел», – заявил Дональд Трамп в начале августа этого года журналистам. В ответ на просьбу представителей прессы пояснить, что означают слова «огонь и ярость», глава Белого дома ответил: «Я надеюсь, что они осознают в полной мере серьезность того, что я сказал, а я сказал это серьезно…Эти слова понять очень и очень просто». А госсекретарь США Рекс Тиллерсон во время посещения военной базы Гуам отметил, что Трамп отправил «убедительное сообщение Северной Корее на том языке, который поймет Ким Чен Ын, поскольку он, видимо, не понимает дипломатического языка».

Судя по всему, некоторые надежды, которые еще недавно бродили по Руси, на то, что с приходом к власти Дональда Трампа произойдут какие-то изменения во внешней политике Белого дома и, в частности, в ядерной политике, оказались совершенно напрасны. Новый президент еще более агрессивен, чем освободивший ему Овальный кабинет Барак Обама и его подружка, «большой друг России» Хиллари, сражавшаяся за президентское кресло.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

991
Похожие новости
16 ноября 2017, 15:48
17 ноября 2017, 18:48
16 ноября 2017, 01:48
17 ноября 2017, 08:48
16 ноября 2017, 18:48
16 ноября 2017, 06:48
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
17 ноября 2017, 23:48
16 ноября 2017, 13:48
14 ноября 2017, 17:48
14 ноября 2017, 22:48
15 ноября 2017, 15:48
16 ноября 2017, 06:48
11 ноября 2017, 11:48