Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Казахстан переводят на общий режим?


Назарбаев объявил о предстоящей конституционной реформе.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев хочет оставить после себя коллективное руководство страной. Но либерализации политической жизни можно не ждать: власть страны пуглива к любой свободе — и своей, и чужой.

Будут жить теперь по-новому

На минувшей неделе в Казахстане отметили 25-летие независимости страны. Ровно под этот праздник президент страны Нурсултан Назарбаев объявил о предстоящей конституционной реформе. Ее краткое содержание: в целом, людям нравится тотальная власть президента, но частью полномочий можно поделиться и с парламентом. «История независимости показывает, что успех строительства нового государства, реформ обеспечен, прежде всего, сильной президентской властью. Настало время рассмотреть вопрос перераспределения полномочий между президентом, правительством и парламентом. И специальная комиссия должна изучить эти вопросы и внести предложения по изменению соответствующих законов, а возможно, и Конституции», — заявил Назарбаев на торжественном приеме в Астане в честь Дня независимости 15 декабря.

Надо сказать, что Основной документ Казахстана достаточно привычен к изменениям. Нынешняя Конституция — вторая в стране: первую ввели в 1993 году, и там предполагалось как минимум равноправное властвование президента и парламента (тогда — Верховного Совета), а на деле Совет был даже главнее. Именно поэтому Назарбаев, как отмечает большинство и лояльных, и оппозиционных политиков того времени, распустил Верховный Совет и через всенародный референдум протолкнул новую версию Конституции: по ней он уже становился суперпрезидентом с неограниченными полномочиями и властью верховного арбитра над тремя другими ветвями.

 «Президент сказал, что идет кризис, нужны срочные экономические реформы и чтобы на время власть сосредоточилась в одних руках. Мы должны принять пакет срочных экономических мер, чтобы вывести страну из кризиса, говорил он. Это продлится недолго — так нас уверяли, — объясняет логику тогдашней всенародной поддержки нового формата правления политик Амиржан Косанов, бывший пресс-секретарь правительства. — Мы были согласны с тем, что реформы нужны — особенно после положительного опыта Прибалтики и Восточной Европы. Но мы-то не знали, что этот транзитный период будет длиться 21 год».

Со временем полномочия ветвей власти оставались только на бумаге, а Конституция все больше закрепляла роль Назарбаева в качестве полноправного властителя страны: в 2007-м поправки в Конституцию сняли любые ограничения на право Назарбаева избираться президентом страны снова и снова, а в 2010-м при помощи измененных конституционных законов за Назарбаевым был закреплен статус Елбасы — Лидера нации. Казалось бы, что еще нужно для счастья. Но в начале 2015 года, когда в Казахстане уже вовсю бушевал кризис, Назарбаев объявил о том, что стране снова необходимо меняться: он предложил план под названием «5 институциональных реформ», одной из которых было как раз постепенное перераспределение полномочий от президента к парламенту и правительству. В конце 2016 года казахстанский елбасы заговорил об этом предметно: создал комиссию и, по сути, анонсировал грядущие реформы.

Ритуальная услуга

Ждет ли Казахстан на самом деле изменение политического режима и демократизация страны? По мнению экспертов, опрошенных «Новой», заявления президента носят во многом ритуальный характер, хотя о необходимости перемен в казахстанской власти уже задумываются. «Мы же не живем в вакууме. Тот же Узбекистан [после избрания президентом Шавката Мирзиёева] начал говорить о выборности акимов (мэров и губернаторов. — В.П.). Дух времени заставляет менять как минимум риторику президента, — считает политический эксперт Айдос Сарым. — В целом, запрос на какие-то демократические реформы есть и внутри страны, но пока он еще не артикулирован, и власть сейчас пытается перехватить лозунги [у недовольных]».

Формально казахстанской власти, действительно, пора меняться: в уходящем году в стране прошли едва ли не крупнейшие за последнее десятилетие митинги протеста по всей республике: люди были недовольны тем, что государство собирается отдавать в аренду в частные руки казахстанскую землю. Так как эта инициатива уже больше десяти лет лоббируется самим Нурсултаном Назарбаевым, митинги были демонстративным выражением недоверия и самому президенту. В итоге на поправки к Земельному кодексу наложили вето аж до 2021 года, а стресс-тест казахстанская власть, по сути, провалила.

Другое дело, что декларируемые изменения в Конституции — это вовсе не попытка вернуть доверие населения, а попытка выстроить такую политическую систему, которая будет работать после ухода Назарбаева. «Нынешние полномочия, которые есть у президента, не осилит никто, кроме самого Назарбаева», — подчеркивает Айдос Сарым. Это означает, что будущий президент страны (а операции по транзиту власти и по поиску преемника — два самых обсуждаемых тренда в политике Казахстана 2016 года) в любом случае перестанет быть абсолютным лидером. «У Назарбаева есть цель — не оставить после себя сильного лидера, — уверен политик Петр Своик. — Нет ничего хуже для его семьи, чем приход нового президента с такими же полномочиями. Поэтому сейчас идет работа над переводом управления страной в коллективный формат. В планах Назарбаева сделать должность президента церемониальной, а реальную власть будет иметь парламент, контролируемый президентской партией «Нур Отан», где будут собраны все важные для Назарбаева фигуры».

Надо отметить, что о возможном усилении роли парламента в интервью казахстанской редакции радио «Свобода» высказывался и экс-советник президента страны Ермухамет Ертысбаев. «Второго Назарбаева не будет точно. Назарбаев это понимает и сам, поэтому объявил курс на президентско-парламентскую систему — для этих целей и [бывший руководитель Администрации президента] Нурлан Нигматулин отправлен туда, чтобы культивировать роль парламентаризма как такового», — заявил Ертысбаев. Нюанс лишь в том, будут ли нынешние поправки (если они вообще в итоге появятся) означать начало полного перехода на этот курс. Петр Своик, например, сомневается: «Это такой транзит транзита власти. Президент начал подготовительные работы, и парламенту дадут некие полномочия — например, по усилению роли в формировании правительства. Но финальная стадия реформ начнется тогда, когда наступит финал правления самого Назарбаева».

Аблязов и немного нервно

Есть, однако, и точка зрения, что Назарбаев вовсе не собирается ничего изменять, а все нынешние движения с Конституцией — это лишь попытка отвлечь население от ухудшения экономической ситуации в стране. «Дадут парламенту больше полномочий в социальной сфере и назначат ответственными за экономическое состояние страны, — прогнозирует бывший секретарь Совета безопасности страны Балташ Турсумбаев. — Это классическая схема «царь хороший, бояре плохие»: когда ситуация ухудшится еще, можно будет показать на парламент и сказать — «это все они». По мнению политика, если бы в полномочия парламента добавили возможность назначать глав силовых ведомств или судов, можно было бы говорить о каких-то позитивных сдвигах, а пока это — не более чем слова.

Как показал уходящий год, казахстанская верховная власть действительно не готова делиться подобными полномочиями с кем-либо еще. Суд по-прежнему остался полностью подконтролен негласному руководству из администрации президента, вследствие чего Казахстан увидел целую россыпь политически ангажированных приговоров: пивного олигарха Токтара Тулешова из Шымкента приговорили к 21 году заключения за «попытку госпереворота», гражданских активистов Макса Бокаева и Талгата Аяна посадили на пять лет каждого за организацию митингов (формально — за разжигание розни). Усиливаются репрессии в отношении журналистов: глава Союза журналистов и его сын осуждены на шесть и пять лет тюрьмы соответственно, а в стране обсуждаются поправки к законам, фактически уничтожающие расследовательскую журналистику в стране.

Вишенкой на торте тотального контроля власти над всем в Казахстане стало отключение 16 декабря — прямо в праздник независимости — почти всех социальных сетей в стране: недоступными около трех часов оставались «ВКонтакте», Facebook, Telegram, Instagram, а также Google и Youtube. Власти назвали происходящее «техническим сбоем», но именно в это время в интернете шла онлайн-трансляция интервью опального олигарха и противника Назарбаева — бизнесмена Мухтара Аблязова, которого суд во Франции на прошлой неделе унизительно для казахстанских властей отказался депортировать в Россию (откуда, как предполагалось, его передадут Казахстану, где у Аблязова врагов во власти — выше крыши).

И хотя публично было объявлено, что блок-аут сетей во время интервью — это просто совпадение, казахстанская общественность сделала свои выводы. А они для казахстанской власти неутешительны: пока в коридорах Акорды (резиденции президента) существует страх в отношении одного-единственного человека и пока власть не перестанет закручивать гайки по любому поводу и даже без него, нет разницы, какая конструкция и из скольких человек будет находиться на ее вершине. Коллективный страх — он, может, даже и опаснее.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

948
Похожие новости
26 марта 2017, 17:33
27 марта 2017, 05:33
27 марта 2017, 10:33
27 марта 2017, 16:33
26 марта 2017, 03:18
28 марта 2017, 00:33
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
 
Популярные новости
25 марта 2017, 13:48
22 марта 2017, 09:48
21 марта 2017, 18:18
26 марта 2017, 21:33
23 марта 2017, 19:48
24 марта 2017, 07:48
22 марта 2017, 08:33