Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Как мы с Жириновским ходили на рыбалку

- ...Только одно условие,- предупредил меня накануне Владимир Вольфович.- Озеро, удочка и - никакой политики! Рыба этого не любит.

Ну, пришлось согласиться. Для "не политического уик-энда" выбрали тенистый берег "Лагуны", что в окрестностях Каширки - излюбленное место устройства семейных рыбалок, в коих уже поднаторело Радио "Комсомольская правда".

"У каждого в детстве была своя речка"

Забрасываем удочки. ("Червячка-то насаживай ювелирно!"- наставляет Жириновский.) И я начинаю. Правда, издалека...

- В любой российской речке, в любом озере отражается Россия. Так у нас говорят, Владимир Вольфович.

- Думаю, это верное наблюдение.

- Поэтому и наши водоемы должны быть родными и чистыми. Ведь так?

- Конечно.

- Вот в Казахстане, где вы родились, у вас была речка?

- Да, была. В Казахстане самая большая река Или - сейчас там сделали Капчагайское море. Река впадает в озеро Балхаш, о котором мало кто знает, потому что особенность этого озера – оно наполовину соленое, наполовину пресное. И прямо в городе Алма-Ате протекают реки – Большая Алматинка и Малая Алматинка.

А потом по жизни мне приходилось бывать на всех больших реках России: Ока, Волга, КамаОбь, Иртыш – все реки, что протекают в нашей стране, я волей-неволей видел, приезжая в разные города. Вот река Томь – город Томск как раз на ней стоит.

В принципе - речка должна быть в детстве у каждого человека и в каждом населенном пункте. Мама всегда вспоминала деревню Лаушки. Это была Пензенская область, сейчас Мордовия. Рядом город Краснослободск. И река Мокша. Вот все ее, мамино, детство прошло на Мокше, они там купались, на лодке катались. Мама очень боялась… Плавать не умела и воды боялась.

- Вы-то, я знаю, хорошо плаваете.

- Да, но нас никто не учил. Сами научились, глядя друг на дружку. Мальчишки дворовые - мы летом идем на речку. Там делали искусственные запруды, образовывалась такая небольшая вода, и мы там учились купаться, потому что не глубоко.

- И рыбачили, конечно?

- Рыбачить мало приходилось. На рыбалку надо было ехать на реку Или. Одноклассник был, он с отцом ездил. Даже помню сейчас его фамилию –Леня Задерякин. У них имелся мотоцикл «Урал» с коляской, и отец был заядлый охотник и рыбак.

- А сейчас удается одному с удочкой посидеть на бережку или только когда журналисты позовут?

- С журналистами я с удовольствием порыбачу. А так - времени нет. Надо, чтобы рядом была зона рыбалки. Вот мы с вами решили ехать сюда, в "Лагуну"... На дорогу - час. Это для меня многовато. Рыбалка - да! Но и времени жалко!

- Да у вас же, кажется, клюет уже!

- За разговорами вот рыбу прозевали с вами. (Жириновский вытаскивает удочку с пустым крючком.) Рыбалка не терпит болтовни. Интервью... Но куда деваться?

Меняем наживку. Снова забрасывает удочки.

"Я всегда отдыхаю в России"

- А что? Сейчас и лето на дворе, и тепло. Это не то, что было, когда мы с вами коров доить ездили. Еще аж в ноябре 2007-го. Тогда метель была, но зато надои какие были, и какое сено.

- У меня корова в доме сейчас находится. Недавно приглашал к себе гостей, посмотреть животных, отдохнуть на свежем воздухе, на природе.

- Кстати, вот вы никогда за рубежом не отдыхаете, всегда - в России. Путин, Жириновский… Кто еще? Не так уж много политиков, которые не рвутся на турецкие берега.

- Вот не надо про политику и политиков - рыбу же испугаем, я ж предупреждал. А это полезно – отдыхать в своей зоне. Не меняется давление, температура, питание. Организм привык к этой воде. Когда ты уезжаешь в другое место, там вода чужая, и организм должен привыкнуть. Адаптация - несколько дней.

Любые переезды – это вред для человека. Поэтому надо жить, отдыхать в своей зоне. Дома отдыха есть, базы отдыха, пансионаты. Возьмите Алтай. Прекрасный курорт – Белокуриха. Там и ванны, и озера, и лес.

- Вы там были?

- Никак не доберусь. Уже аэропорт есть – Горно-Алтайск. Нормальный аэропорт, и до Белокурихи всего 100 километров. А раньше от Барнаула нужно было ехать 200 километрового. Но времени не хватает.

Я в Казахстане жил и много слышал про курорт Боровое. Но не получилось поехать, я из бедной семьи был, а на проезд нужны деньги, путевка. Не удалось.

А вот на озеро Иссык-Куль я ездил. Многие никогда в жизни не были. А это прекрасное озеро, теплое, лучше Черного моря, чистое, пляж песочный. Рядом деревни, полно русских живут, и местные киргизы все по-русски говорят. Пища наша практически – супы, борщи, бешбармак, жаркое и так далее.

- Бешбармак?

- Конечно, казахское национальное блюдо. Но все равно это все одна и та же национальная кухня – тесто, крупа, овощи, мясо, рыба, сыр. Как восточные сладости – мед, тесто, орехи. Что, у нас мед не едят, что ли, или орехи?

- Знаете, у Зюганова - пасека?

- Знаю, конечно. Он мне обещал медку. Да все не несет. Маленько жалко ему, наверное.

- А меня угощал!

- О, да мы снова - про политику. Так и без рыбы останетесь.

- Зато - с интервью буду. А вот в каких уголках нашей страны вы были, если взять от Калининграда до Владивостока?

- Я был везде. Калининград, Брянская область, Смоленск – там начинается Днепр, верховья его. Валдай – Волга начинается там. Ленинградская область, залив Финский, река Нева. Мурманск, студеное море наше Баренцево, озера. Архангельск, Вологда, Сыктывкар. Вот в Рязани недавно 18-й раз был.

- Они там считали или вы сами прикидываете?

- У нас же в ЛДПР орготдел есть. На каждый регион написана справочка, сколько раз я был, какие города посещал. То есть - везде я был, и везде старался, если бывает возможность, искупаться. Енисей, Красноярск. Я вошел в него – холодная вода, но ничего, искупался. Байкал...

"Доход от туризма - мизер: всего 1,5 %"

- Когда вы были в разных уголках, от Калининграда до Владивостока, вы с местными руководителями обсуждали проблему отдыха для местных жителей?

- Конечно. Всегда. Они - руководители - слабо еще ориентируются, что нужно для развития туризма. Условия есть, но еще не все прониклись. У нас по всей стране доход от туристической деятельности составляет всего 1,5%. Средний по миру – 10, бывает 20-30 %. Это очень перспективное направление хозяйственной деятельности, доходное, экологически чистое. Никаких выхлопных газов, загрязнения среды.

- Может, нужна какая-то программа государственная?

- Несколько университетов по туризму готовят специалистов. Но они в основном где-то растворяются, не работают по профессии. По-моему, из Калуги приезжали ко мне ребята. Тоже какой-то институт готовит туроператоров, экскурсоводов. Я им говорю: давайте возьмем и сделаем туризм на базе естественной деревни. Самая захудалая где-нибудь... Не фешенебельный 5-звездочный отель, а деревянные дома, избушка, лес, колодец, река, коромысло, ведро, вода, баня по-черному.

Вот в Новгороде я отдыхал, у ребят местных узнал, что у них есть баня по-черному. "Давай, веди!" - говорю. Вот я попарился.

- И как?

- Да отлично! Экзотика прямо! Нигде в мире нет такого!

Допустим, Иваново, Плес. Великолепные места, Левитан там создавал свои лучшие произведения. И также баня на берегу реки. Там я зимой тоже попарился.

То есть, для русского туризма нужно делать ставку на изюминку. Не отели огромные и дискотека шумная, а - деревня, лес, река, квас, окрошка.

Возьмите Золотое кольцо, Суздаль. Пиво-медовуха на базе меда. Великолепно! Напиток сладкий и чуть-чуть хмельной. Там же блины, там же сметана, огурчики, соленья все.

И стоят белые церкви, Суздальское княжество, ранняя средневековая Русь, есть что посмотреть. Столько мест везде. И иностранцы с удовольствием заплатят огромные деньги.

- Но наши-то люди за большие деньги на такое не поедут…

- Для наших это может быть дешевле. Меня пригласил на рыбалку губернатор Чукотки, был тогда Назаров Александр Дмитриевич. Невод запустили в Берингов пролив. По колено мы вошли в воду и тащим невод, как настоящие рыбаки, а там трепещется горбуша. На берег выловили ее. Палатки стоят, столы там, лучок, хлеб. И прямо ножом вспарываем брюхо, и теплая икра плюхается в тарелку. И прямо ложкой кушаете икру красную. Посолить только нужно.

Столько мест интересных! Вот конец России, Чукотка. Вон Остров Святого Лаврентия – уже Америка. В бинокль ты смотришь на Америку.

А Мурманск? Уходит ледокол, конечная точка – Северный полюс. Люди платят 30 тысяч долларов, чтобы доехать за неделю до Северного полюса, сойти с корабля, около этого штыря потанцевать, пофотографироваться, отметиться и обратно - на судно.

Был и я на Северном полюсе. Своими глазами видел - приплыл вот из Лондона огромный корабль – «Королева Мария». Так там стоит 30 тысяч долларов каюта первого класса, 5 дней. А здесь вы едете – Северный Ледовитый океан, тоже 30 тысяч долларов. Люди платят, очередь, не хватает этих ледоколов туристических.

То есть - надо экзотикой брать. На Северный полюс возят только русские ледоколы. Сейчас можно пустить такие туристические суда по Cеверному морскому пути.

"Мы стали слишком городскими"

- ... А теперь у вас точно клюет, Владимир Вольфович!

Но Жириновский и сам видит - его поплавок резко нырнул под воду.

- Тащите же!

- Погоди, пусть рыба получше крючок с наживкой заглотит! О, вот теперь можно.

Лидер ЛДПР ждет секунд 15, потом уверенно вытаскивает удочку. На крючке - изгибаясь и сверкая на солнце - сазан килограмма на три.

- Ура!

- Рано!

Жириновский и тут прав - у самого берега наша добыча соскакивает с крючка, и - снова в озеро.

- Надо же было сачком его, сачком! Гамов, где твой сачок? Срочно сачок для "Комсомолки"!

Приносят большой сак. Снова забрасываем удочки.

- Мы стали слишком городскими, - философски замечает мой напарник.

- Да уж...

- Та же оренбургская степь. Можно поставить юрты, какие-то кибитки. Там верблюды, овцы, кумыс. Это же благодать. И... степь звенит. Мое самое любимое место – это степь. Потому что с детства у меня было – степь, ковыль. Далеко-далеко, за горизонтом ничего не видно, только ровная поверхность. И звон – маленькие цикады что-то там верещат. А так - тихо, спокойно. На горизонте идут верблюды.

А можно забрести в тайгу, в глухомань, где вообще никого нет. Там есть лесные домики, ты можешь пожить в тайге.

- А как это все сделать?

- Укрепить руководство "Ростуризма". Сейчас там сидят чиновники - и все. Не хватает предприимчивости.

Кто такой предприниматель? Что-то сделать надо. По рукам бьют до сих пор, чиновники мешают. Покататься на лошади где? В кибитке, двуколке, телеге, как угодно. Люди хотят прокатиться. Но негде.

Вот конезавод под Москвой – Горки-10. Его почти разгромили. У меня рядом поле было, где они косили клевер, траву для лошадей. Кто-то выкупил, и конезавод потерял отличное поле. Для лошадей овес нужен. Ипподром должен быть в каждом городе. Просто катание на лошади - тройка удалая, зимой на санях. Представляете, сани, полозья по снегу, и - тройка! В тулупе сидит возница, и вы там в шубе своей, и гоните по лесной дороге. Заплатят огромные деньги за это. Если будет такой туристический маршрут. Медвежатину покушать, оленину.

- А своим, местным - дешево.

- Своим все дешево. Они сами это все будут обслуживать. И - вот вам внутренний туризм. За копейки в деревне примут. Никто же не едет. Надо ехать. Я в Курской области говорю своему депутату - от ЛДПР: найди деревушку, я хочу в деревне два часа побыть. Так он не может найти. Он на окраине города мне находит дом. В деревне никого нет, 5-6 дворов всего.

Стали слишком городскими...

Маме хотелось посетить родные Лаушки. Я был молодой тогда, 30 лет только. Я думаю: какие Лаушки, какая деревня? А теперь и я завидую тем, у кого в деревне родственники.

- Если сделать все то, о чем вы говорите, что предлагаете... Как это может повлиять на здоровье нации?

- Конечно, повлияет. Но сначала же надо предпринять ряд шагов в этом направлении.

Во-первых, должна быть мощная отрасль - "внутренняя туристическая". Это огромное количество рабочих мест, это возможности для отдыха и для проживания. Кто-то под влиянием туристических маршрутов вообще переедет на село. И за рубежом все стремятся выехать из большого города. У нас уже, слава богу, нет этой моды – в Москву! Я зову однопартийцев в столицу, даю служебную квартиру – не едут. В своих городах им лучше - родственники, семья, одноклассники, друзья, все им привычное: пейзаж, речь, лес, мост. А что в Москве? Летом - это же бетонный котел. Невозможно здесь жить.

- Стало быть, в провинции надо здравницы строить, открывать.

- Оздоровить население можно. И нужно. Олимпиада – хорошо, но это большой спорт. А надо, чтобы и в повседневной жизни физкультурой занимались. А как? За водой сходи в колодец, 10 литров с одной стороны, 10 литров с другой, коромысло: 20 литров. Вот ты несешь, в день 2-3 раза сходишь – это тебе и физкультура. Попахать в поле сохой.

- О, нет, Владимир Вольфович! Это уже хуже, это же работать надо.

- Все равно человек найдет занятие. Курицу или кролика поймать нужно, и обработать их, ощипать или шкуру снять, поехать продать ее. Для лошадей овса купить нужно – это все занятие. Человек занят, занят, занят... Он никогда не будет пить. А если и будет, то он сам приготовит самогоночку. Он никогда паленую водку не купит нигде. У меня тетка делала – только слива, ничего больше нет, ни спирта, ни сахара. И так умела делать, что ты выпьешь, голова свежая, чистая, но встанешь и идти не можешь.

- А рецепт не оставила?

- Не успеваем – умирают они. И бабушки наши, и рецепты... Мама очень хорошо делала кашу – пшенную с яйцом. Но сестры, ее дочери, не могут уже. Блинчики она жарила лучше всех.

Надо, чтобы родственники городских жителей оставались в деревнях, чтобы мы привозили к ним детей, внуков, и они все перенимали. Вот сырники только у нас делают. Я всегда скучаю по сырникам за границей. Оладушки только мы умеем хорошо делать. Пирожки. Что эти бургеры? Вся наша кухня хорошая. Окрошка, свекольник, фруктовый супчик. Наши кулинары, повара великолепно делают. Но пойдите в Москве - сейчас где-нибудь «Окрошечную» найдешь? «Супную»? «Пирожковую», «Блинную», «Пельменную»? Везде – бургеры, гамбургеры. Это что такое вообще, что мы позорим сами себя? Мы что, готовить не умеем?

А тем более - организовать туризм. Везде должна быть реклама: русская деревня, избушка на курьих ножках. И медведь там где-то в клетке сидит.

- Баба-Яга.

- Бабу-Ягу какую-то посадить, изобразить, какой-то там добрый молодец, какой-нибудь Дед Мороз, если зимой. Это огромная индустрия. Культура здесь, спорт, питание, демография, образ жизни, национальные обычаи. Все это - в туристической отрасли.

Я в раздумьях все время о развитии туристической отрасли. Прекрасная природа везде. А отрасли нет!

- А если бы - да создать, и здоровье народа будет укрепляться?

- Да! На природе, чистый воздух, обязательно движение будет. Лес это или река, человек двигается туда-сюда. И эмоции положительные. Поймал он рыбу, поймал ежика, птицу.

- Посмотрел, отпустил.

- Да. Дятел застучал где-то, волк завыл где-то там на пригорке, зарычал медведь, в деревне корова замычала, лошади ржут, овцы блеют, свиньи хрюкают...

- У вас своих животных-то в хозяйстве много?

- Все было у меня – свиньи, козы, овцы, корова сейчас, теленок, гуси, индюки, цесарки. Полный набор всего. И все мы используем для наблюдения, для изучения. У меня три медведя было. Я подарил в московский цирк, брянский, а еще один куда-то сбежал.

- Как?

- По деревьям ушел куда-то, – шутит Жириновский.

- Может быть, ему хорошо?

- Конечно, пусть гуляет.

"Почему все время хромает рыбная отрасль?"

- Владимир Вольфович, сидеть с удочкой на берегу и не поговорить о рыбной отрасли... Начальники там меняются.

- Постоянно!

- А проблем не становится меньше.

- Самая коррумпированная отрасль.

- Почему она хромает? Что нужно сделать?

- А началась криминализация рыбной отрасли еще при коммунистах. Тогда была фирма «Океан», и они клали в баночки икру, закатывали, а оклеивали, допустим, этикеткой «Бычки» или «Килька». Таким образом они отправляли за рубеж икру, зарабатывали деньги... А потом она была брошена, продали все траулерные суда китобойной флотилии. Все распродала продажная власть...

А сейчас восстанавливается она, отрасль, - но мешают чиновники. Допустим, легче продать в иностранный порт рыбу, чем в наш – налоги, формальности, оформление.

У нас много рыбы вылавливается, но она вся далека от потребителя. Дальний Восток – почти 10 тысяч километров, Мурманск далеко, даже Астрахань. А потребляют Москва, Петербург, центр Сибири и так далее.

Поэтому нужно больше вагонов-холодильников, рефрижераторов, чтобы гнать рыбу день и ночь. Самолетами можно перевозить. В каждом большом городе должен быть рыбный рынок и живая рыба, как в Токио, в 6 утра выложили на прилавки свежий улов – в 7 уже все распродали. В 8 утра все завтракают рыбой, выловленной ночью в Японском море. То же самое можем делать.

А пойдите в наши магазины – все замороженное. Мы в этом смысле самый несчастный народ. Мясо замороженное, рыба замороженная. А надо все парное кушать.

- Но народ не замороженный.

- Народ не замороженный, но он хочет питаться свежими продуктами. Надо навести порядок. Самый тяжелый закон был о рыбе, 20 лет не могли принять. 20 лет рыбная мафия мешала принять закон о рыболовстве.

- А теперь приняли?

- Приняли. Но сколько лет ушло.

- Он работает?

- Нет.

- Почему?

- Потому что они не привозят рыбу. Закон регулирует рыбу, выловленную у нас. Они не хотят везти ее, а продают все в иностранные порты, отдают японцам, корейцам.

- Давайте мы вместе с вами будем продвигать закон по вылову рыбы.

- Самое главное, чтобы законы действовали. Вот по земле закон мы приняли в 2013-м году – изымать землю, если она не обрабатывается. Ничего никто не делает, земля стоит брошенная, как и рыба брошенная.

Я приехал в Магадан. Рыбзавод. На берегу валяются тушки горбуши. В чем дело? Мощность завода – только икру забрать и ее переработать, а на рыбное мясо, на саму рыбу, на тушку мощности не хватает. Что это такое? То есть, вылавливаем много, а переработать не можем. Перерабатываем много, довезти не можем. Довезти можем, продать не можем. Продали – съесть не можем. Тут все проблемы нашей русской экономики и политики. Надо помогать рыбной отрасли.

"Надо больше рыболовам разрешать"

- Браконьерство – как с ним бороться?

- Это тоже проблема. Опять советская власть виновата. Одни запреты, только рыбные колхозы. И люди искали обходные пути все время, как бы половить рыбки.

Да если будет все развито и будут рабочие места, разве человек захочет быть браконьером, чтобы попасть на статью?

- Нет.

- Дайте людям возможность работать. Пусть они артели организовывают, пусть вылавливают рыбу, пусть спокойно продают. А мы запрещаем, запрещаем, запрещаем... Надо больше разрешать!

Он, то есть, рыбак, ловит рыбу, чтобы продать нам. Мы купим у него. И чем больше будет свободных рыбаков, тем дешевле будет рыба.

Или вот еще... Сейчас тонны икры уничтожает государство. Браконьерской. Разве можно так? Если разрешить ее реализацию - как говорится, без всяких рамок, порядка и законов - опять получится коррупция, опять деньги пойдут в карман посредникам. Вот проблема наша.

Так давайте - порядок, законные рамки, хозяина, подотчетного государству, а не посредника. Тогда и рыба – вещь полезная, вкусная, нужная, - будет не только в дорогих ресторанах и супермаркетах, а на обеденном столе простых граждан. Так же?

- Согласен.

* * *

...Наконец и наживка оказалась правильная, и подсечка лидера ЛДПР - крепкая и вовремя, и сачок корреспондента "Комсомолки " - подоспел в самый раз. И уже через час в нашем садке трепыхалось пять увесистых рыбин.

- Ну как - вы уловом довольны? - спрашивает Жириновский.

- А то! - в шутку заметил я. - Когда бы еще так - и порыбачил, и пофилософствовал вместе с вами на свежем воздухе.

Но Жириновский отреагировал серьезно:

- Я бы хотел вернуться к самому началу нашего разговора. Да, в любой российской речке, в любом озере отражается Россия - с ее мудростью, совестью, мечтами... Поэтому наши водоемы должны быть родными и чистыми. А это зависит только от нас с вами. Ведь так?

...И ПРО ЛЮБОВЬ

"Знакомства на природе честные, а браки - крепкие"

- Владимир Вольфович, у нас рыбалка в "Лагуне" - семейная, здесь много пар с детьми. Вообще - туризм российский, по идее, должен быть семейным в своей основе.

- Конечно. Чтобы вся семья поехала, это очень хорошо. Отец учит костер разжечь, сварить уху.

- Это же - когда пары вместе - и семьи укрепятся, и измен будет меньше.

- Да, это правильный образ жизни. У людей на природе полезные темы для разговоров, теплые отношения, взаимопомощь – кто-то пошел хворост собирать, кто-то костер разжигает, за водой отправился, этот чистит рыбу, та - картошку, овощи... Варят, смотрят, чтобы сварилось, посолить, перчик, накрывать стол – кирпичики какие-то, головешки, бревно, палатку они раскинули. Сколько там работы разной интересной! А еще люди смотрят, учатся.

- Бывает, и браки заключают после знакомства на природе.

- Конечно, это великолепная форма знакомства.

- То есть - не в кабаке где-то, не в клубе прокуренном.

- Да. Это ситуация, к жизни приближенная. Это возвращение в древние времена. Всегда у реки или в лесу племена стояли…

На природе и отношения чище. Кабак, ресторан – там все искусственное. А здесь люди просто друг друга видят, какая-то жизненная ситуация, о чем-то говорят, может быть, спорят, помогают в чем-то друг другу, подсказывают. И не торопятся. Может быть, полдня прошло, день, ночевка, еще день.

- И любовь на природе…

- Она зарождается там. Желательно, чтобы побольше была компания, разные пары какие-то образовались. Может быть, там где-то зарождается любовь, и люди потом создают семью.

- То есть на природе любовь чище?

- Конечно. Там же нет косметики, все в естественном виде. Там нет шикарных костюмов, платьев, там все, наоборот, походное такое. Там что-то порвалось, друг другу помогут подшить, дать запасную обувь. Там человеческие отношения. Это самое главное. Это очень важно, чтобы люди заприметили друг друга в обычной жизни, как она у них будет. Потому что очень многие браки распадаются…

- Потому что с вечера косметика, а он утром смотрит - это другая девушка.

- Да. Бывает и такое...

ПРИЯТНОГО АППЕТИТА!

Тройная уха от Жириновского

(Рецепт, записанный со слов Владимира Вольфовича.)

- Это уха, приготовленная на тройном бульоне.

Сперва отварите бульон из мелкой рыбы. Через некоторое время – тут нужно почувствовать момент – добавляется рыба покрупнее. А уж в конце самая благородная и вкусная.

Лучше всего для такого супа годится речная или озерная рыба, например, язь, щука, пескарь, судак, плотва, осетр. Подойдет и ерш, окунь, бирючки или уклейка.

Для вкуса можно добавить лимончик и немного щавеля, экзотичности вкусу придаст зубчик чеснока или кусочек соленого огурца. И притом - в ведре мы обычно такую уху варим.

- А почему именно в ведре-то?

- Легче ведро с собой везти.

- А головешку туда - в уху - надо? Из костра, чтобы костром пахло.

- Да ради бога. Придумывай все, что хочешь. Главное – перчик чтобы был.

- Черный?

- Черный. Он такой душистый.

И еще совет: вкуснее всего такую уху есть вприкуску с гренками - жарите черный хлеб здесь же, на костре и натираете чесноком.

Всем приятного аппетита!

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

500
Похожие новости
04 декабря 2016, 08:18
04 декабря 2016, 02:18
05 декабря 2016, 07:18
04 декабря 2016, 07:18
04 декабря 2016, 16:18
05 декабря 2016, 08:18
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
 
Популярные новости
30 ноября 2016, 19:18
29 ноября 2016, 16:03
30 ноября 2016, 17:18
04 декабря 2016, 11:18
29 ноября 2016, 12:03
03 декабря 2016, 17:18
02 декабря 2016, 15:18