Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Как мы дружили с Австрийской империей



«Ибо хотя во всех войнах своей истории австрийцы побеждали, после большинства этих войн им приходилось что-нибудь да уступать.» Роберт Музиль. «Человек без свойств»

Эта страна давным-давно исчезла с карты, и об её существовании знают в основном специалисты по истории, а между тем ещё в начале 20-го века это была одна из великих держав, определявших пути европейской политики (наряду с Германией, Россией, Францией и Британией). Да, это была в 1914 году «слабейшая из пяти», но тем не менее – великая европейская держава. После Первой мировой она навсегда исчезла с политической карты мира: слишком уж разные народы её населяли – немцы, чехи, венгры, хорваты, поляки, румыны, словаки и боснийцы. Даже следов не осталось на карте от её былого величия. Как ни странно, её распад не обеспечил её бывшим народам ни свободы, ни мира, ни благополучия, ни подлинной независимости. Такой вот забавный парадокс: Австрийская (позже двуединая Австро-Венгерская) империя обладала многочисленными и серьезными недостатками, о которых не устают говорить её критики, однако она обеспечивала своим народам «собственную», а не внешнюю систему управления. Все перечисленные народы могли любить или не любить официальную Вену, однако она обеспечивала им статус граждан великой империи, безопасность и независимость от других крупных игроков.



С падением Австро-Венгрии эти земли превратились в игрушку в руках оставшихся великих держав, и неважно уже, откуда шли приказы: из Лондона, Берлина, Москвы или Вашингтона. Факт в том, что бывшие народы некогда великой державы превратились после 1918 года в объекты мировой политики. Империи не стало и некому было остановить победное шествие Гитлера в Австрию и Чехию… Как показала вся дальнейшая политическая жизнь: не могло быть «маленькой, уютной, независимой Чехословакии». То же самое коснулось как Венгрии, так и Австрии… Так что «освобождение» 1918 года имело весьма и весьма неоднозначные последствия: почему, собственно говоря, жить по указке из Лондона, Парижа или Вашингтона лучше, чем выполнять команды из Вены? В чём тут свобода? И когда, собственно говоря, после 1918 года те же чехи были полностью свободны и независимы? Возможна ли «свобода» в принципе на этой несовершенной планете? Да, например, между немцами и чехами наблюдались очень сильные противоречия, это, безусловно, так. Но в парламенте у чехов было весьма значительное влияние, и это был последний раз, когда мнение чехов серьезно влияло на политику великой державы.



После 1918 их мнение было уже мало кому интересно: «невеликая» держава самостоятельной политики, как правило, не проводит. Этим и объясняется аншлюс 1938 года. Перефразируя известное выражение, можно сказать: «кто не хочет кормить свою империю, будет кормить чужую». Так вот, что касается «лоскутной империи» Франца-Иосифа – не всё было так плохо. Развивалась экономика, культура, промышленность. Страна, так или иначе, пыталась найти решение своим политическим проблемам. И одной из этих проблем была Россия и «славянский вопрос». Но, как ни странно, на протяжении большей части истории отношений Российской и Австрийской империй, эти отношения были достаточно неплохими. До Первой мировой войны, которая поставила точку в правлении Романовых и Габсбургов, Россия и Австрия ни разу всерьёз не воевали. Россия воевала с кем угодно: с Польшей, Швецией, Францией, Пруссией, Турцией или Англией. Но только не с Австрией. Более того, очень часто Россия и Австрия были союзниками. Например, война за польское наследство (1733-1735). Союзники. Война за австрийское наследство (1740-1748), тяжёлая и опасная для Австрии война – её хотели «поделить». Союзники. Для России участие в этой войне – во многом вопрос престижа, для Австрийской империи — вопрос выживания.



Восемнадцатый век был богат на большие войны: Семилетняя война, как её назвал Уинстон Черчилль, – «мировая война», война, которая шла и в Европе, и в Новом Свете, и в Индии, и на многих морях и океанах. В этой войне во многом определялось будущее человечества. Россия и Австрия – союзники (странный демарш Петра III оставим за кадром). Именно появление русских войск на театре военных действий спасло Австрию от разгрома. Кто теперь это помнит в Австрии? Но именно так оно и было! Российская армия и тут изменила ход истории. Армия Фридриха была великолепна, но русские обломали им весь праздник. За 200 лет до того самого 1945… Всё когда-то случается в первый раз… Так что берлинцам есть за что не любить Россию. Но мы сейчас не о Пруссии, а об российско-австрийских отношениях. Так вот, говоря о них, невозможно не упомянуть о войнах против Турции. Как-то забывается, что в 18-м веке в этих войнах Австрия была нашим союзником: 1735-1739 пятая русско-турецкая, Австрия наш союзник (правда, шустро вышла из войны, потеряв Белград). 1787-1792 седьмая русско-турецкая, Австрия наш союзник. В ходе этих войн Россия получила контроль над северным берегом Чёрного моря, одержав ряд блистательных побед на море и суше над османами. И граф Суворов там блеснул, и адмирал Ушаков… Австрия – союзник. Нет, безусловно, не из филантропических побуждений – Турция исторический враг Австрии в контроле над Юго-Восточной Европой. И тем не менее. Союзники.



Думается, все форумчане так или иначе читали «Войну и миръ» (после реформы письменности название вводит в заблуждение). Так вот, там много пишется о русской армии в Европе, и эта армия воевала бок о бок с союзниками. С австрийцами. Аустерлиц – битва трёх императоров. Так оно и было: с нашей стороны Александр I и австрийский император Франц II. Немного ранее: переход Суворова через Альпы и всё что с этим связано. Война с французами, и Австрия – союзник России. Вернее – Россия союзник Австрии, война шла далеко от наших границ. У графа Суворова тоже была итальянская кампания. У него вообще много чего было (кстати, есть один мелкий проходимец, пишущий под таким псевдонимом и издающий под ним книги в России, что как-то неправильно). Так вот, вся серия войн с революционной/наполеоновской Францией – Россия союзник Австрии. Так было. Можно сказать, что именно разгром Великой армии Наполеона в России спас независимость Австрии (как впрочем, и Пруссии). Та самая кампания 12-го года спасла не только Россию. Она изменила ход европейской истории, позволив Берлину и Вене вернуть статус великих держав.



Можно вспомнить, что Австрийская империя много раз пыталась воевать с Наполеоном, и каждый раз терпела по итогам поражение. И с каждым таким поражением положение Вены становилось всё более и более тяжёлым. Была проведена даже реформа армии, но она не помогла. Вернее, помогла, но не до конца, не настолько, чтобы начать достойно воевать с французами. Никакой американской морской пехоты тогда ещё не было, и высаживать на пляжах Нормандии было некого. Британская армия традиционно была весьма малочисленна и занималась загадочными эволюциями на Пиренейском полуострове. Так что единственная надежда оставалась на Русскую императорскую армию. Она и не подкачала.

Как известно, после войны состоялся так называемый Венский конгресс, который и определил будущее Европы после Наполеона и на всю первую половину XIX-го века (как минимум!). Так вот, никаких шансов на Венский конгресс без разгрома Наполеона в России не было. Веллингтон под Ватерлоо «бил по хвостам», в 1815 году шансов на победу у Наполеона не было никаких — против него была вся Европа. Победа Наполеона при Ватерлоо дала бы ему несколько дополнительных месяцев у власти, не более. «Великая Армия» была уничтожена в России. У нас очень много обсуждают влияние этой победы на судьбы России, но гораздо меньше говорят о её влиянии на судьбы Европы.

Так что в 1812 году решалась не только судьба Москвы, но и судьба Вены. История, конечно, не имеет сослагательного наклонения, но не имеет и некой «генеральной линии». Нет какого-то варианта развития событий, который «был заложен изначально». История — это не кинофильм, и проиграй Кутузов летом 1812-го, вся мировая история пошла бы совсем иначе. Для России, скорее всего, этот вариант был бы куда хуже, но для Австрии он был бы просто катастрофичен — её просто бы урезали, почти как после ПМВ. И она просто перестала бы быть великой державой уже тогда, в начале XIX-го века, то есть на сто лет раньше, чем в реальности. Однако разгром Наполеона в России позволил всё вернуть «взад». И Австрийская империя снова стала великой державой с самостоятельной внешней политикой. Надо добавить, что уже после разгрома Наполеона в России русская армия двинулась в Европу его добивать, хотя были варианты. И, скорее всего, без Заграничного похода русской армии Наполеон бы усидел. Просто потому, что толковый был полководец и государственный деятель. И никаких обязательств перед Европой у России не было и быть не могло. Однако Битва народов под Лейпцигом и триумфальное вступление в Париж.



А что было потом? А потом много что было: «Священный союз» и всё что с ним связано. Надо признать, что выдающаяся роль Меттерниха в определении европейской политики в первой половине XIX-го века (от Венского конгресса и до революции 1848 года) могла существовать только при силовой поддержке России. Австрийская империя была, безусловно, замечательным государством (рекомендуется, например, книга «Корни и Корона»), но она не была экономическим или военным лидером в XIX-м веке и, безусловно, нуждалась в силовой поддержке извне. Как это ни обидно звучит для австрийских патриотов (включая одного малоизвестного живописца).



Австрийская империя теряла свои возможности и своё влияние. И тут было сложно что-то поделать. Особенно ярко это проявилось в момент кризиса 1848 года: да, революционные веяния имели место и во Франции, и в германских землях. Но Австрия встала на грань катастрофы: венгерское восстание стремительно разрасталось, и подавить его за счёт внутренних ресурсов империи было невозможно. Ситуацию и империю Габсбургов спас русский экспедиционный корпус генерала Паскевича. Ведь русские были союзниками Австрии, историческими союзниками… И вскоре, наконец, у Австрии появилась возможность отплатить России добром за добро: началась Крымская война.

И Австрия, безусловно, отплатила России за всё то хорошее, что было. Некоторые (в том числе Вики) приводят это как пример «прагматичной политики». Весьма сложно сказать: разрыв отношений с Россией, а разрыв был полным и бесповоротным (русские не любят предателей), поставил империю в весьма сложное положение — потеряв русского союзника, Вена не приобрела, да и не могла приобрести замену России в Париже или Лондоне. А политическое давление в Европе нарастало. И закипел тут славный бой у Сольферино, кровь лилась потоком, как из бочки винной…



По итогам кампании 1859 года (австро-итало-французская война) французы и итальянцы вышибли австрийцев из Ломбардии… Такие дела, никто не виноват. И кстати да, когда французы с итальянцами били австрийцев, в Германии и даже в Пруссии (!) поднялась мощная волна сочувствия к австрийским братьям. Братские чувства — они такие братские, их никакой политикой не перешибёшь. Далее, пруссаки побили австрийцев у Садовой/Кёнигграца и империя буквально впала в ничтожество (Италия отгрызла Венецию!). После разгрома Пруссией с союзниками империи Наполеона III–го мысли о реванше пришлось оставить. И, в конце концов, по итогам Австро-Венгрия (как результат Садовой — Австро-Венгрия) стала по сути дела вассалом Германской империи. А ведь теоретически — это была всё ещё великая держава.



Потом вступление в Первую мировую вместе с Германией и Османской империей… Потом Брусиловский прорыв и катастрофа 1918-го года. И нет больше империи. Кстати, Адольф Гитлер как раз являлся продуктом распада этой самой империи, в своих мемуарах он подробно описывал и крайне тяжело переживал кризис любимого отечества. Даже для него (упёртого немецкого патриота) кризис Австрии был абсолютно очевиден ещё задолго до июля 1914 года. В России Гитлера почему-то рассматривают в основном как немца, в чём, безусловно, есть определённая доля истины: он был общенемецким патриотом и воевать он предпочёл именно в германской, а не в австрийской армии. Всё так, но как человек и политик он во многом продукт не растущей Германской империи, а распадающейся Австрийской. Оттуда, кстати, идёт его ненависть к «понаехавшим» в Вену чехам и евреям…

Таким образом, решение австрийского императора Франца-Иосифа (того самого!) выступить дипломатически против России в ходе Крымской войны имело весьма далеко идущие и неоднозначные последствия для его империи и её граждан. Да пожалуй, и для всей Европы это самое решение имело весьма и весьма неоднозначные последствия: именно разлад Санкт-Петербурга с Веной и Парижем обеспечил стремительный взлёт Пруссии! Ни в 1866, ни в 1870-м Россия не вмешалась. Активное же участие России в данных событиях могло всё, буквально всё изменить. И история века двадцатого могла пойти совсем иначе.

Но в текущей реальности, оказавшись на краю пропасти, французы и австрийцы с удивлением обнаруживали, что спасать их некому. Более того, Наполеон III так вёл внешнюю политику, что полный разгром и унижение Франции были крайне выгодны России. Но французам это стало понятно только после Седана. Франция тем не менее обладала каким-то запасом прочности и могла «перезагрузиться» и начать новую войну с Германией (в союзе с Россией!). Австрия же после разгрома под Садовой, по сути, закончилась как подлинная великая держава. Закончилась навсегда.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

1052
Похожие новости
22 сентября 2017, 20:18
23 сентября 2017, 19:48
22 сентября 2017, 23:18
22 сентября 2017, 16:18
22 сентября 2017, 09:48
23 сентября 2017, 09:48
Новости партнеров
 
 
Выбор дня
24 сентября 2017, 00:48
24 сентября 2017, 00:48
23 сентября 2017, 21:48
23 сентября 2017, 22:48
23 сентября 2017, 21:48
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
17 сентября 2017, 07:03
21 сентября 2017, 07:48
21 сентября 2017, 07:48
21 сентября 2017, 17:48
19 сентября 2017, 20:48
19 сентября 2017, 16:48
18 сентября 2017, 23:48