Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Исповедь АТОшника-дезертира

Мне светила статья 307 часть 1 уголовного кодекса Украины. Жизнь в Украине никогда особо легкой не была, приходилось крутиться. Потом грянул Майдан. Новые власти, новые порядки, на горизонте маячила совершенно новая, свободная жизнь.

Костры Майдана потухли. Юго-Восток взбунтовался. Там всегда жило менталитетом одно лишь русское население, там и родного языка не услышать. По телевидению показывали, как бандиты под «колорадскими» триколорами захватывали здание облсовета Донецка. Так говорил диктор. С этого началась война, или точнее АТО.

 


Потом была первая волна мобилизации, и меня в ней не было. Я был лишь в четвертой - пошел добровольцем. Так я хотел избежать срока. Кто будет думать о моем уголовном деле, когда я буду там? Ходили разговоры, что им там долго не продержаться против нас, что они уже на грани истощения и вот-вот должны сдаться.

Меня прикрепили к артиллерийскому расчету наводчиком. Пытался объяснить комиссии, что в жизни не имел опыта подобной деятельности. Мне сказали, что на месте все покажут и расскажут. Дескать, на фронте полно квалифицированных инструкторов, которые способны сделать настоящего убийцу из любой обезьяны в кратчайшие сроки.

И тогда началась череда разочарований в бравых ВСУ времен послемайданных…

Нам выдали зимнюю форму ВСУ – потёртую и сильно изношенную. В правом берце сбоку была дыра ближе к подошве. Сказали, что в части выдадут новые. Не выдали! Затем всучили ПМ, автомат не дали – сказали, что и этого достаточно для наводчика.


Меня и еще целую группу новобранцев привезли в небольшой населенный пункт. После того, как спустились с борта машины, нас всех выстроили и распределили по расчетам. Всего их было три. Три пушки Д-30. Батарея. Обещали какое-то обучение, инструкторов.+

Но где инструкторы? Где новая форма?

Вместо этого, командир расчета вяло показал, где и что крутить-вертеть. На вопрос как рассчитывать координаты он буркнул мол, город в той стороне, бери любой угол и стреляй. По его словам окраины сплошь были заняты войсками России.

Никакой части, понятно, там не было. Расположение находилось в чьем-то старом деревенском доме.

Берцы на ногах были далеко не у всех, а точнее только у меня и у других новобранцев. «Деды» из прикрытия тут же разжились обновками, сменив кроссовки на относительно свеженькие ботинки, отобранные у новичков. Заряжающий моего орудия Миша был и вовсе в дырявых кедах, перемотанных изолентой и каким-то тряпьем. Сказал – так теплее.



Первая неделя пролетела быстро. Мы лихо выпускали снаряд за снарядом в сторону неприятеля. Припасы подошли к концу, причем все. Машины с продовольствием и снарядами обещали по радио со дня на день. Но их не было. Зато была водка.

Вообще пили часто. От скуки или уже от безысходности. Из штаба приходили сообщения, что не могут прислать конвой с припасами. К нашему расположению не подойти. Не знаю, где там у них было не подойти, но вокруг нас было тихо. Грохотали только наши орудия.

В очередной раз поехали на УАЗике в соседнюю деревню. На въезде встретили людей в черной форме без всяких опознавательных знаков. Похожи на «Правый Сектор», но кто их знает. Из близлежащей хаты вышли еще трое. Что-то несли тяжелое, бросили куда-то под забор. Наверное, мертвого сепаратиста. Хотя откуда им тут взяться, тут же территория ВСУ, но тогда я об этом не задумался. Командир вернулся в машину, сказал, что ничего тут больше нет, и велел разворачиваться.


Однажды старослужащие приволокли трех деревенских мужиков. Обычные такие представители сельской «интеллигенции». Сказали комбату, что поймали сепаратистов-шпионов. Потом допрашивали их. Одного привязали к старому мотоциклу за ноги и проволокли. Двоих просто избили.
Шел уже второй месяц моей службы на фронте. Никаких припасов так и не привезли. Обходились тем, что «реквизировали на нужды армии» у местных жителей деревень. Не одному мне уже вешаться хотелось от этого всеобъемлющего уныния. Бывшие новобранцы из группы прикрытия давно уже заматерели и начали воровать или насильно экспроприировать продукты. Артиллеристы продолжали лупить просто по городу, а не по российским оккупантам.
Мы просто заливались водкой, спиртом или самогоном и стреляли. Почти два месяца не меняли место дислокации. В конце концов, сказали, что мы должны отступить. Ополченцы предприняли контрнаступление по нашему направлению. Нас накрыли минометным огнем.


Раненых никто не подбирал. Их просто оставляли или добивали, даже если и ранения были не серьезными. Всем вокруг было все равно. Все, кто смог, просто разбежались по сторонам. Я тоже. Я не знал, куда мне идти и что делать. Было решено идти к российской границе. Я подумал, что уж лучше к этим, чем назад в засаду.

 


Вероятно, что я уже числился погибшим. Был реальный шанс свалить из зоны АТО, да еще и с Украины вдобавок.

Через несколько дней я дошел до российской границы. Все снаряжение, оружие, шевроны и погоны я бросил еще на украинской территории. Повезло, на патрули не нарвался. Так несколько недель в соседнем населенном пункте жил и работал за еду, местные вопросы не задавали, знали, что через границу бегут из Украины беженцы к родственникам в Россию.

Сейчас живу в Кургане. Всем новым знакомым говорю, что с Донбасса, на заработки приехал. Не могу же им сказать, что я герой АТО. Хороши герои.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

1614
Похожие новости
23 ноября 2016, 17:40
23 ноября 2016, 19:00
23 ноября 2016, 16:20
29 ноября 2016, 23:03
02 декабря 2016, 17:18
29 ноября 2016, 12:03
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
 
Популярные новости
01 декабря 2016, 13:18
01 декабря 2016, 17:18
05 декабря 2016, 11:18
05 декабря 2016, 08:18
02 декабря 2016, 12:18
30 ноября 2016, 17:18
30 ноября 2016, 08:18