Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Гроссмейстер сражений


Беседа с писателем, лауреатом Государственной премии РФ им. Маршала Советского Союза Г.К. Жукова в области литературы и искусства, заслуженным работником культуры Николаем Карташовым.

Ирина ПИЧУГИНА. Николай Александрович, вы написали книгу о талантливом полководце Великой Отечественной, мастере контратак и неординарных решений, Герое Советского Союза генерале армии Николае Фёдоровиче Ватутине. Ваше произведение воздаёт должное этому выдающемуся военачальнику, находившемуся многие годы несколько не в фокусе общественного внимания. А между тем с его именем связаны победы Красной Армии под Сталинградом и на Курской дуге, при форсировании Днепра, а также освобождение Киева.

Николай КАРТАШОВ. Нечасто у нас вспоминали и генерала армии Ивана Даниловича Черняховского, и Маршала Советского Союза Фёдора Ивановича Толбухина. Они, как и Ватутин, тоже командовали фронтами и рано ушли из жизни. Молодой, успешный полководец Черняховский погиб от шального осколка незадолго до Победы, в феврале 1945-го. Один из самых бережливых полководцев, отец солдату Толбухин умер вскоре после войны от тяжёлой болезни. Даже маршал Победы Георгий Константинович Жуков находился некоторое время в забвении.

На слуху же были те военачальники, которые находились в здравии, которых часто видели на трибунах и парадах, на партийных съездах и слётах молодёжи. Большинство из них написали мемуары, тем самым поведав о своём боевом пути, проведённых военных операциях и выигранных битвах. Во многом благодаря этому (а мемуарная литература в послевоенные и последующие годы была востребована) имена большинства полководцев и военачальников хорошо знали в нашей стране. И это нормально, так и должно быть. Уверен, был бы жив Николай Фёдорович, его имя тоже было бы, как вы сказали, в фокусе общественного внимания. Поэтому о нём мы можем теперь судить только опосредованно, через документы или воспоминания других. Но тем ценнее для нас тот факт, что все оказываются единодушны в высокой оценке личности Ватутина, его профессиональной подготовке, широте и нестандартности военного мышления, безграничной трудоспособности, ответственности и беззаветного служения Родине.

Ирина ПИЧУГИНА. Вы затронули тему мемуаров. Что в них написали о Ватутине хорошо знавшие его Г.К. Жуков, А.М. Василевский, К.К. Рокоссовский, другие военачальники и полководцы?

Николай КАРТАШОВ. Ни одного худого слова они о нём не сказали. Я, кстати, взял эпиграфом к своей книге слова маршала Александра Михайловича Василевского, которые хочу процитировать: «Есть имена, произнося которые, мы должны снимать шапку. Ватутин, Черняховский, Ефремов, Карбышев, Панфилов… Это подлинные герои войны».

Вообще, работая над книгой, я перечитал множество мемуаров, воспоминаний людей, которые в той или иной обстановке пересекались с Николаем Фёдоровичем. Можно сказать, от солдата и до маршала. И написали они только хорошее. В то же время я не нашёл ни одной строчки о своём герое в мемуарах маршала И.С. Конева, хотя они и учились вместе, и воевали рядом… Замечу, между Ватутиным и Коневым были непростые отношения.

Ирина ПИЧУГИНА. Ватутин с детства собирался стать военным?

Николай КАРТАШОВ. Думаю, что нет. Он родился в 1901 году в многодетной крестьянской семье (четыре брата и четыре сестры) села Чепухино Валуйского уезда Воронежской губернии (теперь Валуйский городской округ Белгородской области): церковно-приходская школа, земское училище. А вот коммерческое училище окончить не удалось: на четвёртом курсе, в 1917 году, прекратили выплату стипендий, и Николаю пришлось возвращаться в село. Односельчане назначили его землемером, то есть по всем канонам он должен был трудиться на родной земле. Однако хочу заметить, что все учителя, которым довелось обучать Николая, отмечали его необыкновенную жажду знаний, усидчивость и понятливость. Везде он был первым учеником. Склонность его к математическому мышлению отточила логику и умение анализа-синтеза, что впоследствии выработало из Ватутина незаменимого работника штаба. В своих руках, вернее, голове, он увязывал все нити событий и выдавал безошибочные прогнозы и решения.

Ирина ПИЧУГИНА. Когда же он ступил на военную стезю?

Николай КАРТАШОВ. Всё началось с обычного призыва на службу в Красную Армию в апреле 1920 года. Боевое крещение Ватутин получил в схватках с махновцами под Луганском. А в октябре того же года произошёл коренной поворот в его жизни: он решил стать кадровым военным. Его как наиболее подготовленного и одного из самых грамотных бойцов зачислили на пехотные Полтавские курсы красных командиров. К слову сказать, не проходило недели, чтобы курсантов не поднимали по тревоге. Каждая такая тревога означала: где-то рядом с городом или в ближних уездах опять действует очередная банда. В один из дней махновцы перехватили продовольственный обоз, который сопровождали десять курсантов школы, в которой учился Ватутин. Бандиты шашками изрубили весь караул, а затем, вытащив из мешков продукты, сложили туда обезображенные трупы и отправили этот страшный груз к воротам школы. К одному из мешков была приколота кровью написанная записка: «Получите своих петушков» (петушками называли в те годы молодых красных командиров). Не хочется проводить аналогии, но никуда от них не деться. Разве сейчас не так же поступают с нашими пленными солдатами и офицерами бандиты из так называемых националистических батальонов?!

После окончания учёбы Ватутин служил в войсках. Потом опять «грыз гранит военной науки» в Киевской высшей объединённой школе командиров РККА им. С.С. Каменева. Прежде здесь размещалось Киевское пехотное военное училище. В своё время юнкером этого училища был Николай Булгаков, брат писателя, послуживший прототипом Николки из романа "Белая гвардия". Ещё раньше, в конце XIX века, здесь овладевал военной наукой один из организаторов Белого движения А.И. Деникин. Теперь же судьба привела Ватутина учиться в этих стенах.

Ирина ПИЧУГИНА. Можно ли утверждать, что Ватутин получил блестящее военное образование, лучшее, что было возможно в СССР до войны? По завету Суворова: «Генералу необходимо образовывать себя науками»?

Николай КАРТАШОВ. Точно так. Именно военное образование переместило Николая Фёдоровича в высшие эшелоны управления войсками. С августа 1926 года по июнь 1929 года он учился уже в Военной академии имени М.В. Фрунзе, которая дала ему широкую военную подготовку тактического и оперативного масштаба и довольно значительную ориентировку в области стратегии. Многие однокашники Ватутина стали в будущем известными полководцами. Вот лишь несколько имён: М.В. Захаров, впоследствии маршал Советского Союза, дважды Герой Советского Союза, начальник Генерального штаба; В.И. Чуйков, впоследствии маршал Советского Союза, дважды Герой Советского Союза, полководец, который отстоял Сталинград; М.В. Кирпонос, впоследствии генерал-полковник, командующий Юго-Западным фронтом, Герой Советского Союза; В.Я. Колпакчи, впоследствии генерал армии, командующий Бакинским военным округом, Герой Советского Союза.

Ирина ПИЧУГИНА. А кто из преподавателей имел наибольшее влияние на становление Ватутина как полководца?

Николай КАРТАШОВ. Во время учёбы Ватутина в академии в её стенах трудились такие блестящие военные теоретики как А.А. Свечин, В.Ф. Новицкий, Д.М. Карбышев, В.К. Триандафиллов, В.Д. Грендаль... Их отличали высокая эрудиция, оригинальность мышления, хорошо знали они и штабную работу. Это было важно вдвойне, поскольку в первые годы советской власти составление документов в Красной Армии многие «командиры-революционеры» считали чуть ли не пережитком. Особенно большое влияние на Ватутина оказали В.К. Триандафиллов, которого ещё называют «отцом советского оперативного искусства», будущий начальник Оперативного управления РККА, и Д.М. Карбышев, крупнейший специалист военно-инженерного дела. В будущем – генерал-лейтенант и Герой Советского Союза. Отсутствие шаблонности, самостоятельность мышления и чёткий расчёт — привитые учителями качества — всегда отличали действия Ватутина во всей его службе.

Ирина ПИЧУГИНА. Ватутин же окончил и вновь созданную тогда Академию Генерального штаба, тем самым покорив вершину военного образования СССР?

Николай КАРТАШОВ. Для Николая Фёдоровича планировались два года обучения в Академии Генерального штаба с 1936 по 1938 год. Однако вследствие чисток 1937 года в войсках не хватало кадров. Поэтому после окончания первого курса ему было предписано незамедлительно убыть в столицу Украины и вступить в должность заместителя начальника штаба Киевского особого военного округа. Тем не менее Ватутин названное учебное заведение окончил. 11 августа 1938 года за научную работу под руководством Д.М. Карбышева по теме «Роль укреплённых районов в современной войне» комбригу Ватутину были присвоены все права окончивших академию.

Ирина ПИЧУГИНА. Можно ли сказать, что таланты и способности Ватутина превратили его в некоторого рода «палочку-выручалочку», которую бросали на закрытие «узких мест», не давая ему довершать начатое?

Николай КАРТАШОВ. Не совсем так. Человек военный, он ехал туда, куда направляла его Родина — будь то Северо-Кавказский, Сибирский или Киевский военные округа. И везде Ватутин выполнял возложенные на него задачи с чувством большой ответственности. Назначение его начальником Оперативного управления, заместителем начальника Генерального штаба РККА, а затем первым заместителем начальника Генерального штаба — это свидетельство того, что он стал высочайшим профессионалом, умеющим планировать, анализировать, принимать нестандартные и оптимальные решения. Без всякого преувеличения Николай Фёдорович являлся в тот период одним из самых высокообразованных работников Генштаба. Прибавлю к этому слова Жукова, который сказал, что Ватутин обладал «широтой стратегического мышления».

Ирина ПИЧУГИНА. Тогда как же вышло, что 22 июня 1941 года Красная Армия оказалась не готова к войне? Отчего штабной талант Ватутина «дал промашку»? Не угадал направление главного удара немцев?

Николай КАРТАШОВ. Если бы принятие решений зависело только от него, то, возможно, начало войны было бы иным. Генштаб днями и ночами напряжённо трудился над подготовкой плана сосредоточения и развёртывания вооружённых сил по отражению возможной агрессии. В генштабовском обиходе он назывался оперпланом. Работа над ним велась много месяцев. Непосредственно руководил подготовкой плана начальник Генерального штаба Маршал Советского Союза Б.М. Шапошников. Основные идеи этого масштабного плана, безусловно, принадлежали Шапошникову. Но завершавшие работу над ним Н.Ф. Ватутин, А.М. Василевский, В.Д. Иванов, А.Ф. Анисов, другие генералы и офицеры также внесли много дельных и конкретных предложений. Уже к концу августа 1940 года план был практически готов.

Однако произошёл неожиданный для всех перевод Шапошникова с поста начальника Генерального штаба на должность заместителя наркома обороны по строительству оборонительных сооружений и укрепрайонов. Для Ватутина и всех остальных руководящих работников Генштаба причина перемещения Шапошникова на другую должность была не совсем понятной. Каждый хорошо знал, какую огромную роль играл Борис Михайлович в жизни Генерального штаба. Как никто другой он обладал всеми необходимыми качествами для работы там, и прежде всего — глубоким знанием военного дела, огромным трудолюбием и высоким чувством ответственности. Благодаря Шапошникову, и это было всем известно, Генеральный штаб стал подлинным центром руководства военным планированием, боевой и оперативной подготовкой Красной Армии.

А что уж было говорить о человеческих качествах Шапошникова! Его личный пример влиял на всех, кто с ним работал. Вежливость, скромность, тактичность, дисциплинированность и предельная исполнительность — всё это воспитывало у его подчинённых чувство собственного достоинства, ответственность, высокую культуру поведения. Однако после неудач в советско-финляндской войне И.В. Сталин переместил Шапошникова. Назначил вместо него генерала армии К.А. Мерецкова.

Докладывать детище Шапошникова, оперплан, выпало Мерецкову и Ватутину. Суть оперплана состояла в том, что направлением главного удара противника считалось Западное (на Москву). Вся работа (штабная и практическая) велась в этом направлении. Как теперь мы знаем, план Генштабом был разработан абсолютно верно, направление удара предугадано… Но Сталин не согласился с докладчиками и велел план переработать с учётом вероятного главного удара противника на Юго-Западном направлении. Это была и ошибка, и основа неудач РККА в 1941 году…

21 июня 1941 года Тимошенко, Жуков и Ватутин прибыли в Кремль с детальной и неотложной директивой о приведении войск приграничных округов в полную боевую готовность. Она была отправлена в войска за несколько часов до начала фашистской агрессии, но было уже поздно…

Ирина ПИЧУГИНА. Вы говорите о таланте Ватутина как штабного офицера. О его способности составлять планы кампаний, так сказать, в теории… Можно вспомнить жёсткое высказывание Суворова: «В кабинете врут, а в поле – бьют».

Николай КАРТАШОВ. Тут я вынужден не согласиться с вами. В качестве довода приведу слова маршала Василевского: «…важнейшие задания, которые возлагали на генерала Ватутина ГКО и Верховное Главнокомандование при подготовке и проведении крупнейших военных операций, как правило, выполнялись отлично. Он умел решительно сосредоточивать силы и средства на главном направлении, наращивать усилия и внезапно наносить мощные удары во фланг и в тыл вражеским группировкам, искусно применять крупные массы танков для развития наступления в оперативную глубину, организовывать прочное взаимодействие родов войск и видов вооружённых сил, надёжно поддерживать непрерывное и твёрдое управление войсками».

А я продолжу: несколько раз русский генерал Ватутин, крестьянский сын, стратегически одерживал верх над выходцем из семьи потомственных прусских офицеров, прямым потомком 16 генералов, Эрихом фон Манштейном. Когда в неразберихе 1941 года Ватутин был взят из Генштаба на фронт и назначен начштаба Северо-Западного фронта, то ему удалось навести там порядок и восстановить управление войсками. Более того, с 14 по 18 июля 1941 года Ватутин подготовил и осуществил под городом Сольцы мощный контрудар по флангам и тылам прорвавшегося к Новгороду LVI (56-го) моторизованного корпуса Манштейна. Удар был настолько неожиданным и хорошо подготовленным, что противник первое время был буквально парализован. И это лишь один пример из многих.

Ирина ПИЧУГИНА. Можно ли сказать, что это было чистым везением?

Николай КАРТАШОВ. Чистым везением, как вы говорите, было то, что снаряд разорвался прямо перед «виллисом» Ватутина, никого не задев. Чистое везение и то, что около дома, где был штаб фронта, упала тяжёлая авиабомба, когда Ватутин говорил по телефону. Взрывом вынесло окно с рамой, осколки изрешетили всё в помещении, кроме самого Николая Фёдоровича. Это — везение.

А успехи всех воинских соединений, которыми командовал Ватутин – это, как говорил Суворов: «Раз везенье, два везенье, помилуй Бог, надобно и уменье!» Так вот, Ватутин везде это умение проявлял. Что подтверждено многочисленными воспоминаниями знавших его генералов.

Посмотрите, как события развивались дальше. В мае 1942 года его отзывают в Москву, назначают заместителем начальника Генштаба по Дальнему Востоку. Однако Василевский, на тот момент начальник Генштаба, поручал Ватутину планирование наступательных и оборонительных операций на различных направлениях советско-германского фронта.

Но Николай Фёдорович и тут взял в свои руки судьбу. Произошёл беспрецедентный случай. На докладе у Сталина Ватутин в присутствии Василевского неожиданно для обоих попросил назначить его, Ватутина, командующим войсками Воронежского фронта. Обратившись к Верховному главнокомандующему, он сказал: «Товарищ Сталин! Назначьте меня командующим!»

И Сталин, и Василевский были просто ошеломлены. Скрепя сердце, Василевский, осознавая, что лишается своего заместителя, тем не менее его поддержал. И время, и место неожиданной просьбы были Николаем Фёдоровичем тщательно спланированы. Какое тут везение? Чистое умение.

А что скажете по поводу другого нестандартного, но психологически верного приёма Ватутина, уже командующего Юго-Западным фронтом, вынудившего противника к капитуляции? По приказу Ватутина всю ночь перед Распопинской линией обороны румынских войск по кругу двигалась колонна автомашин и танков, сопровождаемая рёвом тракторов, создавая при этом иллюзию прибытия крупных механизированных сил. Утром противник прислал парламентёров. В ночь на 24 декабря 1942 года в плен сдались 27 тысяч солдат и офицеров, нам досталось много вооружения и военного имущества. Интересно отметить, что против почти 30 тысяч румын с нашей стороны действовало только 10 тысяч бойцов и командиров.

Ирина ПИЧУГИНА. В октябре 1942 года Ватутин стал командующим войсками Юго-Западного фронта. А в марте 1943 года он, уже генерал армии, назначен вновь командующим войсками Воронежского фронта (с октября 1943 года – 1-го Украинского). Какие военные операции того времени, разработанные или осуществлённые Ватутиным, наиболее значимы?

Николай КАРТАШОВ. В качестве командующего Воронежским фронтом в 1942 году он удерживал в районе Воронежа до 20 дивизий противника: итальянцев, венгров, немцев. Беспокоящими атаками и постоянными наступательными действиями фронт Ватутина не только не давал фашистам снять и перебросить свои силы к Сталинграду, но и оттягивал на себя те дополнительные дивизии, которые, иначе, отправились бы на помощь войскам Паулюса. 22 октября 1942 года Николай Фёдорович назначается командующим войсками Юго-Западного фронта, а 23 ноября 1942 года наступающие войска Юго-Западного и Сталинградского фронтов замкнули кольцо вокруг Сталинградской группировки немецких войск. В котле, как известно, оказались 22 дивизии и 160 отдельных частей 6-й и 4-й танковых немецких армий численностью свыше 300 тысяч человек.

Тем временем дела у Воронежского фронта, куда был назначен новый командующий — генерал-полковник Ф.И. Голиков, были неважные. Гитлеровцы наступали. Представитель Ставки, Жуков, взял тогда командование на себя. Но «горячему» фронту требовался новый командующий. Им опять стал Ватутин. Он принял «свой» фронт 21 марта 1943 года. И 5 июля 1943 года именно его Воронежский фронт принял на себя беспрецедентный по мощи основной удар гитлеровских войск операции "Цитадель". Удар наносил «старый знакомый» Ватутина — Манштейн, основой стратегии которого всегда было нанесение мощнейшего танкового удара для прорыва обороны противника и ввод в прорыв мотострелковых частей. Воронежский фронт противостоял наступлению самых отборных частей «панцирваффе». По 6-й и 7-й гвардейским армиям фронта 5 июля немцы нанесли удар пятью корпусами, в числе которых были: 2-й танковый корпус СС, 3-й и 48-й танковые корпуса, а по обороне Центрального фронта – только тремя корпусами. Самое страшное и масштабное танковое сражение под Прохоровкой началось 12 июля на участке, также обороняемом Воронежским фронтом. Итоги сражения на Курской дуге всем известны. Становой хребет фашистского вермахта был сломлен. А дальше было освобождение левобережной Украины и Киева… И здесь вновь отличились войска Ватутина, которого по праву тогда называли «генералом наступления», «генералом победы». А гитлеровские военачальники, испытавшие силу ватутинских ударов, окрестили его гроссмейстером.

Ирина ПИЧУГИНА. Когда мы говорим о генералах Великой Отечественной войны, на ум приходит стереотип: высокий, громогласный, мужественный и твёрдый, мыслящий категориями батальонов или армий. Таков ли был Ватутин?

Николай КАРТАШОВ. Мужественный, твёрдый – да. Но не совсем в том смысле, в каком вы упоминаете. Внешне Николай Фёдорович был невысок ростом, с округлым лицом, мягким выражением в глазах. Разговаривал тихим голосом и предпочитал убеждать и объяснять, а не «метать громы и молнии». Умел слушать и слышать подчинённого. Твёрдость же Ватутина проявлялась в умении выдержать ту линию, которая казалась ему оптимально правильной. Выдержать и осуществить на деле. Если сравнивать его с кем-либо из известных полководцев, то только с М.Ф. Кутузовым. Кроме того, на фоне других военачальников его ранга Николай Фёдорович ещё в 1941 году сразу выделился гуманностью.

Ирина ПИЧУГИНА. В чём это выражалось?

Николай КАРТАШОВ. 14 июля 1941 года Ватутин, оставшийся за командующего фронтом, издаёт необычное распоряжение: «Об улучшении отдыха бойцов и командиров, а также их питания». Вызвано появление этого документа тем, что со стороны ряда командиров и политработников отсутствовала «надлежащая забота об отдыхе и питании подчинённого им состава во многих частях и подразделениях». Эту заботу о личном составе Ватутин проявлял всегда и везде. И понимал, что тёплая одежда и еда – основа боеспособности, такая же, как и танки, и снаряды.

Кроме того, когда это было в его власти, Николай Фёдорович не спешил карать, даже останавливал «карающую руку». Один из примеров — придержал приказ командующего Калининским фронтом генерал-полковника И.С. Конева предать суду военного трибунала комбрига полковника П.А. Ротмистрова. Вместо этого Ватутин отдал провинившемуся приказ: «… вернуться… и стремительно ударить…» В результате был спасён будущий главный маршал бронетанковых войск, Герой Советского Союза.

Ирина ПИЧУГИНА. Вы рассказали о качествах Ватутина-командира, а что можете сказать о нём как о человеке?

Николай КАРТАШОВ. Николай Фёдорович никогда не был двуличным. Каким он был в семье – заботливым и рассудительным, таким он был и на службе. Заботлив к личному составу и рассудителен в принятии решений. Если говорить о его частной жизни, то можно сказать, что он горячо любил жену, которой даже пытались приписать дворянское происхождение, хотя она была из крестьянской семьи и вышла замуж за Николая Фёдоровича, красноармейца, будучи совершенно неграмотной. Но попечительная забота и умелое обучение мужа превратило «неграмотную крестьянку» в глазах окружающих в «утончённую дворянку». У Ватутиных были дочь и сын. Семья была крепкая, дружная и любящая.

Да, ещё бы упомянул забавный ответ Н.С. Хрущёва Сталину. На вопрос, что Хрущёв может сказать о Ватутине, Хрущёв ответил, в частности: «Я высокого о нём мнения… Этот генерал какой-то особый. Особенность его заключается в том, что он человек почти непьющий. Я вообще не видел, чтобы он пил…»

Ирина ПИЧУГИНА. Иногда можно услышать мнение, что смерть Ватутина была неслучайной.

Николай КАРТАШОВ. Смерть Николая Фёдоровича явилась результатом цепи трагических случайностей. Могу утвердительно сказать, что не было ни операции абвера, ни заранее организованной бандеровской засады.

29 февраля 1944 года Ватутин, приехав на совещание в 13-ю армию и лично проверив, как налажено взаимодействие между наземными войсками и авиацией, между пехотой, артиллеристами и танкистами, выехал с кортежем из нескольких машин около 17:00 в 60-ю армию генерала Черняховского. Штаб 60-й армии находился в Славуте, в 70 километрах от Ровно.

Вместо объезда через Новоград-Волынский Ватутин приказал ехать по просёлочной дороге. На окраине села Милятин машину с охраной обстреляла случайно находившаяся там группа бандеровцев. Непосредственный свидетель и участник, генерал-полковник К.В. Крайнюков в своих воспоминаниях писал, что он советовал Ватутину выйти из боя под прикрытием огня автоматчиков. Но Николай Фёдорович наотрез отказался, заявив, что командующему не к лицу оставлять бойцов на произвол судьбы, а портфель приказал вынести офицеру штаба, дав ему в сопровождение одного автоматчика. Когда офицер замялся в нерешительности, генерал Ватутин настойчиво повторил: «Выполняйте приказ!»

В этом бою Ватутин был тяжело ранен, срочно доставлен в Ровно, где его прооперировали. Несмотря на все принятые меры, несмотря на то, что только четверть получивших подобное ранение погибает, Николай Фёдорович умер 15 апреля 1944 года. К несчастью, ситуацию осложнило общее инфицирование организма — следствие туляремии, которой Николай Фёдорович переболел под Сталинградом.

Похороны полководца состоялись 17 апреля 1944 года в Киеве, в Советском парке (ныне Мариинский). А в Москве в минуту, когда гроб с телом опускали в могилу, прозвучали раскаты прощального траурного салюта. Родина отдала последнюю дань своему верному сыну, одному из лучших и талантливых своих военачальников. Хочу заметить, салют впервые прозвучал в честь полководца...

Ирина ПИЧУГИНА. Память о Ватутине живёт как в России, так и в ближнем зарубежье. Улицы и проспекты носят его имя. Правда, за исключением Украины…

Николай КАРТАШОВ. Действительно, в местах, где Николай Фёдорович служил и воевал, ему установлены памятники, его именем названы улицы, учебные заведения... Достаточно сказать, что улицы и проспекты имени Ватутина имеются в более чем восьмидесяти населённых пунктах. Но особенно полководца чтут на Белгородчине — на земле, где он родился и вырос. В Белгороде есть памятник знаменитому земляку, один из светлых городских проспектов носит его имя. Стоят памятники полководцу в Валуйках, Старом Осколе, а также в селе Чепухино (Ватутино), где он родился. Там есть и музей его имени.

Что касается Украины, то с горечью приходится констатировать, что там, на земле, где он служил и которую освобождал, полководец стал объектом поругания и ненависти со стороны фашиствующих бандеровцев. Его памятники и почётные доски в ряде городов разрушены и изуродованы вандалами. В рамках так называемой десоветизации имя полководца исчезло из названий улиц и учебных заведений. В частности, проспект в центре Киева, носивший его имя, назван в честь Шухевича, пособника фашистов. Но в центре Киева, где стоит ему памятник, генерал Ватутин не сдаётся, сражается, чтобы победить. Потому что его дело правое и победа будет за нами!

Ирина ПИЧУГИНА. Николай Александрович, благодарю за беседу!

Автор: Ирина ПИЧУГИНА

Заглавное фото: генерал Ватутин на наблюдательном пункте у Белгорода во время Белгородско-Харьковской стратегической наступательной операции, осуществлённой силами Воронежского и Степного фронтов в августе 1943 года

Подпишитесь на нас Вконтакте


1
Похожие новости
12 мая 2022, 14:03
06 мая 2022, 12:18
09 мая 2022, 13:33
13 мая 2022, 10:18
08 мая 2022, 14:18
08 мая 2022, 14:03
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
Новости партнеров
 
Новости СМИ
Популярные новости
15 мая 2022, 12:49
13 мая 2022, 10:18
15 мая 2022, 12:33
16 мая 2022, 12:03