Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Главред: зачем Западу Украина?

В основе внешней политики Украины всегда лежали три классические ошибки, которые стали в особенности актуальными и острыми после начала войны в 2014 году:
  • ошибка восприятия (самих себя в мире, мира вокруг нас, отношений с Западом, санкций и т.д.);
  • ошибка коммуникации (на базе неправильного восприятия ошибочная коммуникация с внешней аудиторией, для которой зачастую использовались месседжи и нарративы из внутриполитической повестки);
  • ошибка действий (на базе неправильных восприятия и коммуникации, действия государства фактически осуществлялись «вслепую» и «на авось»).
Можно констатировать, что в вопросах Донбасса и Крыма Украина потеряла инициативу еще на рубеже 2016 года. Официальный Киев не сформулировал своих приоритетов в вопросах Донбасса и Крыма, не создал своей концепции, сценарного плана возврата территорий. Вся коммуникация на международном уровне сводилась к «выполнению Минских соглашений на наших условиях» и ожиданию того, что РФ пойдет на такой вариант развития событий под действием санкций. В вопросах Крыма отсутствие своего видения вылилось в то, что Кремль смог вывести тему аннексии полуострова из активного обсуждения.
Последняя «глобальная» попытка навязать свою повестку — это идея Петра Порошенко о миротворцах на Донбассе. Однако, поскольку за самой озвученной идеей не последовало разработанного плана, концепции реализации, она была отложена «в долгий ящик» и вновь поднята уже как инициатива Владимира Путина.
В остальном тактические успехи Украины (поднятый вопрос Азовского моря, фиксации факта агрессии в международных документах, суды по контрактам) никоим образом не влияли на стратегию нашего поведения — мы по-прежнему ожидаем, что более мощные государства решат за нас наши проблемы. Данная уверенность подкрепляется умело созданной иллюзией про нашу чрезвычайную важность, ключевую роль в политических и экономических процессах на континенте. При этом украинская дипломатия не сформулировала приоритетов своей работы, сконцентрировавшись на получении «помощи» от стран ЕС и США — именно «помощь» стала мерилом эффективности политики, поддерживая иллюзию о «важности». Ведь если помогают — значит мы важны и нужны. При этом ни для европейских игроков, ни для США наша страна не сформулировала ответ на вопрос «зачем им Украина?», вопрос, выходящий далеко за рамки конфликта на Донбассе и в Крыму.
На этом фоне вполне прогнозируемой была коррекция политики наших партнеров. Германия, Франция, США понимают «зачем им нужна Россия», отсутствие понимания нашего функционала, делает Украину объектом для возможного обмена, взаимных уступок.
Россия, идя на уступки США в Венесуэле, КНДР, в политике по отношению к Ирану в Сирии пытается выйти на диалог по «большой сделке». С ЕС, предлагая расширение экономического сотрудничества, параллельно демонстрирует прогресс в переговорах по Приднестровью, демонстрируя работающий алгоритм «стабилизации», который удовлетворяет всех игроков (за исключением, возможно, самой Молдавии). Система теневых договоренностей, в результате которой была создана парламентская коалиция из проевропейских и пророссийских сил в парламенте создана на фоне фактической реализации «плана Козака» по Приднестровью (пусть и не называя его таковым).
Для нас Молдавия — это чрезвычайно опасный пример, который демонстрирует, что без внятной собственной позиции мы можем оказаться площадкой для реализации компромисса глобальных игроков, в котором видны их, но никак не наши интересы.
Процесс, набрал обороты еще в 2018 году, в 2019, на фоне смены власти в Киеве, Москва будет пытаться использовать краткий переходный период (период формирования системы власти в Украине) для того, чтобы закрепить промежуточные результаты, в том числе активизировав диалог по Минскому процессу. Задача минимум — зафиксировать разделение вопросов Донбасса и Крыма, реанимировать «формулу Штайнмайера», вынуждая Киев к существенным уступкам, создать условия для частичного выхода из-под санкций. Задача максимум — закрыть украинский вопрос в рамках «большой сделки», где РФ сохраняет и усиливает влияние на украинскую политику, создает фактически самостоятельный анклав, финансируемый Украиной, окончательной снимает вопрос Крыма с повестки дня.
Основная рекомендация, которую сегодня можно дать властным элитам — перестать верить в иллюзии. Как в иллюзии своей значимости, так и в сказки про существование «проукраинской коалиции на международной арене» либо «готовности России к равноправному диалогу». Выйти на формат реалистичной политики, которая, как минимум, предполагает:
трезвую оценку нашей сегодняшней ситуации, внешних влияний и внутренней базы, порогов устойчивости государства, запаса ресурсов (под которым понимаем: время, возможности дипломатии, интересы глобальных игроков, которые возможно использовать и т.д.);
осознание того, что без собственных активных действий внешняя (да и внутренняя ситуация) с каждым днем будет ухудшаться;
понимание того, что любое международное давление на РФ преследует в первую очередь интересы тех государств, которые давят. Если мы хотим достигать успеха, мы обязаны сформулировать, как понимать эти интересы (не всегда связанные с Украиной), дабы корректировать нашу коммуникационную стратегию.
Следующий этап, который необходимо провести в кратчайшие сроки — это проведение ревизии внешней политики с определением краткосрочных приоритетов — выбрать направления, по которым наше ослабление недопустимо, поскольку влечет создание стратегически проигрышной конфигурации внешних сил. Одновременно с этим выбрать ключевые направления, по которым, объединив все имеющиеся ресурсы, мы можем получить позитивные результаты, дающие эффект на формирование благоприятной эко-системы вокруг Украины. Таковыми, например, могут быть:
  • международные суды в отношении российской власти либо российских компаний (в первую очередь вокруг финансовых вопросов, начиная от судоходства, заканчивая вопросами собственности);
  • выход из конфликтов с соседними государствами и создание рабочих групп по развитию двухстороннего сотрудничества с каждым из них (речь, естественно, не идет о России);
  • консультации с Турцией с целью определения формата сотрудничества по вопросам Крыма и крымских татар. Отдельно, к таким консультациям необходимо проработать планы и предложения по вопросам, интересующим Анкару. Это, например, логистика, водный путь Е-40, промышленная кооперация и научно-техническое сотрудничество (в том числе в военной сфере);
  • установление доверительных и прагматических отношений с Западом для привлечения крупного капитала и снижения рисков эскалации.
Второе направление — ревизия программ, направленных на восстановление Донбасса и создание собственного видения реинтеграции территорий. Необходимо публично признать, что проблема войны на востоке страны имеет характер затяжного конфликта и не имеет окончательного решения (полной реинтеграции) в перспективе как минимум 10 лет.
Признание факта наличия затяжного конфликта дает возможность трезво взглянуть на состояние дел на свободной части региона. Нужна программа развития, суть которой не в «восстановлении разрушенного», а в постройке объектов, которые могут стать основой роста новой экономики региона, структура которой разрушает систему моногородов и старого уклада Донецкой и Луганской областей. Программа, которую начинаем реализовывать на собственных территориях, может быть мультиплицирована на новые районы по мере восстановления контроля над ними.
Направления, по которым стоит работать — это инфраструктура (крупные проекты), демография, информационная политика, соцальная сфера, образование и безопасность. На основе этих планов Украина пересматривает подходы к международной помощи на уровне государства, так и идущей на нужны Донбасса. Правительство расставляет приоритеты, предлагая донорам сотрудничество по определенным нами целям, а не в соответствии с их видением, сформированным в Берлине, Берне, Париже, Вашингтоне либо Москве.
Изменение экономической политики и укрепление социальных институтов. Естественно, за 5 — 6 месяцев, о которых идет речь, мы не сможем выйти на глобальные изменения. Речь о другом — рациональном выборе приоритетов. На основе анализа интересов глобальных игроков можно определить сферы их экономических интересов в регионе. И именно по этим направлениям добиться изменения условий инвестирования в Украину. Фактически, пригласить участников процесса вложить деньги в интересующие их (!) направления на нашей территории. Возможно, пока нет видения «зачем ЕС и США поддерживать Украину?», но «защита денег ЕС и США в Украине» понятна во всех столицах.
Следующий этап — перехват инициативы по Донбассу и Крыму. Исходя из сформулированных наших интересов, из планов реинтеграции территорий, из ключевых направлений, по которым привлекаем американские и европейские деньги, мы можем выйти со своей дорожной картой нормализации ситуации и возврата контроля над оккупированными территориями. Такой подход будет понятен для наших европейских и американских партнеров. Он будет им, в том числе и близок, поскольку речь идет об их деньгах.
Предлагая свой план, мы должны и можем предложить новый формат диалога вместо зашедшего в тупик нормандского. Существует как минимум два варианта действий в данном направлении:
  • изменение числа участников обосновывается необходимостью такого шага интересами других глобальных игроков в нашем регионе;
  • изменения круга поднимаемых вопросов — мы должны четко понимать, что урегулирование на Донбассе невозможно без решения крымского вопроса. Даже, если говорить о режиме использования Азовского моря, встает вопрос «чей Крым, чьи воды?». Более того, отказ говорить о судьбе так называемых «ДНР» и «ЛНР» без разговоров о Крыме — мощная моральная позиция, поскольку тема аннексии полуострова сознательно отводилась на периферию, в том числе и нашими европейскими партнерами. В таком формате даже возврат к «раздельному рассмотрению кейсов» будет уже нашей уступкой, за которую мы вправе требовать уступок в ответ.
Исходя из сказанного выше, следует одна очень конкретная рекомендация новой власти в свете последних событий вокруг Минского процесса. Украине нельзя ни под каким видом ускорять даты созыва нормандского формата. Более того, в наших интересах, чтобы эта встреча прошла не ранее, чем через 2 — 3 месяца — когда мы сможем сформулировать контуры собственной политики, свои предложения потенциальным партнерам. В противном случае, встреча нормандского формата закончится плодотворно, в полном согласии — когда согласованная позиция Франции, Германии и России заставит нас пойти на существенные уступки. Как в таком случае говорят в Одессе «Володя, оно тебе надо?».
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

Загрузка...


Загрузка...
927
Похожие новости
10 декабря 2019, 13:18
11 декабря 2019, 14:18
09 декабря 2019, 21:03
09 декабря 2019, 01:03
10 декабря 2019, 18:18
09 декабря 2019, 17:18
Новости партнеров

 
 
Выбор дня
12 декабря 2019, 12:48
12 декабря 2019, 10:18
11 декабря 2019, 21:33
11 декабря 2019, 21:33
12 декабря 2019, 05:18
Новости СМИ

Новости партнеров
 
Новости СМИ
Популярные новости
09 декабря 2019, 06:03
07 декабря 2019, 22:48
07 декабря 2019, 09:03
10 декабря 2019, 08:18
08 декабря 2019, 08:48
09 декабря 2019, 17:18
05 декабря 2019, 22:03