Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

FP: Байден не продался в отношении «Северного потока – 2»

Сделка по «Северному потоку — 2», заключенная президентом США Джо Байденом и канцлером Германии Ангелой Меркель — это серьезная негативная новость для Центральной и Восточной Европы. Традиционно эту новость рассматривают так, будто Соединенные Штаты и Германия объединились, чтобы угодить России, оставив Украину в стороне. Но есть и иная причина, которая вынудила Байдена поступить так, и связана она скорее с американскими компаниями, чем с отсутствием симпатии к Украине: санкции США против компаний позволяют другим странам вводить санкции против американских компаний. Более того, санкции США могут убедить компании перестать торговать в долларах, а это может значительно ослабить роль Соединенных Штатов в мире.
В рамках сделки Байдена и Меркель Соединенные Штаты и Германия договорились инвестировать по 50 миллионов долларов в зеленую энергетику на Украине. Это нужно, чтобы помочь Украине компенсировать те три миллиарда долларов, которые она ежегодно получает от России в виде сборов за транзит газа по украинским трубопроводам, и наказать Россию, если она вдруг решит использовать «Северный поток — 2» для принуждения. Для многих это выглядит так, будто Байден продался.
Я бы, однако, сказала, что Байден осознал, — односторонние санкции США против «Северного потока — 2» и связанных с ним компаний угрожают выйти боком, подорвав американские компании, ровно как эти санкции, предположительно, должны были подорвать «Северный поток — 2».
Просто подумайте. Как объясняет исследовательская служба Конгресса, санкции, введенные бывшим президентом США Дональдом Трампом и Конгрессом США в 2019 году и известные как Закон о защите энергетической безопасности Европы (PEESA), были направлены против «определяемых президентом иностранных лиц, которые продавали, сдавали в наем, предоставляли или способствовали предоставлению судов для проведения подводных работ по укладке труб для строительства „Северного потока — 2" и „Турецкого потока" (еще один российский трубопровод для доставки природного газа в Европу) или любого последующего трубопровода». Затем в 2020 году Конгресс внес в этот закон правку, чтобы также включить в список гарантов и страховщиков. Неудивительно, что Zurich Insurance, одна из крупнейших страховых компаний в мире, быстро заявила, что в дальнейшем не станет страховать строительство трубопровода.
Значение этого выходит далеко за пределы ситуации с «Северным потоком — 2». Страховщики постоянно следят за санкциями по той же причине, что фермеры отслеживают прогноз погоды: неспособность заметить изменения несет катастрофу, поскольку большинство законов о санкциях привлекают страховые к ответственности, если они предоставляют свои услуги компаниям, задетым санкциями. Управлению по контролю за иностранными активами (OFAC) Министерства финансов США, которое и осуществляет американские санкции, особо эффективно: оно наказывает даже тех страховщиков, которые непреднамеренно застраховали лица или компании, подвергшиеся санкциям.
Наказание для тех, кого поймают на нарушении санкций США, включает до 30 лет лишения свободы и штрафы на сотни миллионов долларов. К примеру, в 2019 году Standard Chartered Bank согласился выплатить OFAC более 630 миллионов долларов за нарушение санкций. Примерно в то же время UniCredit, итальянский инвестиционный банк, согласился заплатить OFAC 611 миллионов долларов, тогда как страховая компания Allianz — 170,535 тысячи долларов. Сейчас в базе данных OFAC 354 физических и юридических лиц, а также судов из Венесуэлы и 735 физических лиц и компаний из Украины.
Однако сотрудники страховых просматривают также и коммерческие базы данных, которые существуют только для того, чтобы проверять на предмет наличия санкций, поскольку санкции США работают по всему миру (или по крайней мере влияют на те компании, или большую их часть, которые используют доллары). Нил Робертс (Neil Roberts) — глава отдела морской и авиационной деятельности Lloyd's Market Association, некоммерческой организации, которая предоставляет консультационные услуги страховщикам. «Когда много лет назад я начинал работать в этой области, отдел соблюдения требования в компаниях состоял из двух человек, — рассказывает он. — Теперь у компаний целые отделы. Доллар — валюта западной торговли, так что вы не можете рисковать нарушением санкций США. Вот почему компании платят специалистам, которые каждый день копаются в санкционных списках».
В их задачи также входит проверять санкции относительно разных способов написания имен и названий. «Представьте, сколько времени компаниям пришлось потратить на поиски Муаммара Каддафи, учитывая, сколько существует вариантов написания его имени и фамилии», — говорит Робертс. С «Северным потоком — 2» также вышла путаница, ведь «Северный поток — 2» (трубопровод) — это не то же самое, что и Nord Stream AG, его родительская компания.
Если бы санкции США против «Северного потока — 2» продолжились, трубопровод, вероятно, потерял бы страховку, дело еще и в том, что компании склоняются к осторожности. «Прекрасно, — мог бы сказать сенатор Тед Круз (Ted Cruz). — Наконец-то избавились от трубопровода, провоцировавшего раскол в Европе». Но подумайте на шаг вперед. Правительство Соединенных Штатов вводит санкции благодаря своему могуществу. Конечно, Европейский Союз тоже вводит санкции (как и другие блоки, и Соединённые Штаты), но его санкции — это меры против вопиющего поведения.
Соединенные Штаты ввели санкции против «Северного потока — 2», потому что он им не нравится. Существует множество причин его не любить, а в 1982 году Рональд Рейган, занимавший тогда пост президента США, ввел санкции против совместного проекта строительства трубопровода СССР и Западной Европы по той же причине. (Он быстро от них отказался.) Однако сегодня есть и другая очень могущественная страна, которая может ввести односторонние санкции против компаний, чья деятельность ей не нравится, — Китай.
Китай уже продемонстрировал, что он не против использовать свою важную роль в глобализованной экономике, чтобы назначать наказания по своему усмотрению. Китай ввел карательные тарифы на австралийское вино, после того как австралийское правительство посмело потребовать независимого расследования происхождения covid-19. Китай урезал импорт рыбы из Норвегии, после того как Норвежский Нобелевский комитет в 2010 году присудил Нобелевскую премию мира китайскому диссиденту Лю Сяобо (Liu Xiaobo). Ранее в этом году стало известно, что Китай может запретить экспорт технологии очищения редкоземельных элементов странам или компаниям, которые Пекин считает национальной угрозой. Весной H&M, Burberry и Nike подверглись в Китае бойкоту среди потребителей и в сфере смартфонов.
Представьте, если бы компании США выиграли, скажем, контракт на строительство объектов инфраструктуры на Тайване или получили контракт от правительства Филиппин на новые военно-морские патрульные корабли, у которых было бы больше шансов выгнать из эксклюзивной экономической зоны самовольно находящийся там китайский рыболовный флот. Такие контракты были бы правомерны, с точки зрения национальных законов, однако, если бы они не понравились Китаю, он бы мог ввести санкции. Тут у правительства США не было бы аргументов, поскольку «Северный поток — 2» легален по российским и германским законам. Контракты нельзя было бы застраховать, потому что какая страховая захочет затевать спор с Пекином.
На самом деле, китайское правительство могло бы решить в случайном порядке ввести санкции против различных американских компаний, просто чтобы доказать, что оно правит миром. Действительно, такие санкции были бы менее могущественны, поскольку намного меньше компаний ведет торговлю в юанях, чем в долларах. Однако, если бы Китай начал вводит санкции в стиле США, компании бы, вероятно, были бы настолько обеспокоены связями с попавшими под санкции компаниями и лицами на тех отрезках своих цепей поставок, где они торгуют в юанях, что решили бы действовать осторожно. Как отмечает Робертс, «из страхового опыта известно, что коммерческие споры против Китая выиграть сложно».
В январе я предрекала, что Китай может начать использовать санкции, чтобы наказать или запугать другие страны. В прошлом месяце Пекин сделал шаг в этом направлении. Постоянный комитет всекитайского собрания народных представителей принял закон об ответных санкциях, вступающий в силу незамедлительно. Согласно этому закону Китай может вводить санкции, запреты на импорт и ограничения экспортного контроля в ответ на санкции, принятые другими странами. 16 июля Китай ввел санкции против бывшего министра торговли Уилбура Росса (Wilbur Ross) и еще пяти других американцев.
Кто следующий? Никто этого не знает, но Китай увеличивает давление, планируя новые законы, которые запрещают иностранным компаниям и физическим лицам, базирующимся в Гонконге и Макао, соблюдать санкции против Китая. Конечно, Вашингтон может принять блокирующий статут. Однако скоро все отделы по соблюдению требований будут пролистывать также и базу данных санкций китайского правительства.
Если Китай начнет использовать санкции так же, как это делают Соединенные Штаты, американские компании могут вскоре узнать, что их международные активы оказались не подлежащими страхованию. По мере того, как юань набирает известность, растет и его распространенность в коммерческой цепи поставок. А для работы компаниям нужна страховка. Это также является частью основанного на праве международного порядка. Более того, если Соединенные Штаты будут часто использовать свои могущественные санкции, это может убедить компании и страны сократить торговлю с США и использование доллара для торговли. И, опять же, Китай побеждает.
Можно с уверенностью сказать, что Байден многое обдумал, перед тем как согласиться на сделку по «Северному потоку — 2» с Меркель. Подумал он, конечно, и об Украине. Необходимость поддерживать хорошие отношения с Берлином также имела значение, поскольку решение Байдена «закончить войну» в Афганистане, вероятно, вызовет очередной кризис беженцев, а Германия вновь станет одним из ключевых направлений. Не забыл Байден и союзников по НАТО в регионе. Однако страховки перевесили. Без них Соединенные Штаты могут попрощаться с функционирующим частным сектором. А если Байден не обдумал вопрос страховок, ему бы следовало сделать это, перед тем как вводить новые односторонние санкции.
Элизабет Броу — колумнист Foreign Policy и научный сотрудник Американского института предпринимательства (American Enterprise Institute), где она занимается вопросом защиты от возникающих вызовов национальной безопасности, таких как гибридные угрозы и угрозы серой зоны. Кроме того, она входит в Национальную комиссию по готовности Великобритании.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники


Загрузка...
1063
Похожие новости
22 сентября 2021, 16:03
22 сентября 2021, 08:33
21 сентября 2021, 12:33
21 сентября 2021, 15:03
21 сентября 2021, 20:03
22 сентября 2021, 13:33
Новости партнеров

 
 
Выбор дня
22 сентября 2021, 02:18
22 сентября 2021, 18:33
22 сентября 2021, 12:18
22 сентября 2021, 08:33
22 сентября 2021, 16:03
Новости СМИ
Новости партнеров
 
Новости СМИ
Популярные новости
18 сентября 2021, 23:18
22 сентября 2021, 08:33
20 сентября 2021, 12:48
20 сентября 2021, 09:03
16 сентября 2021, 12:33
21 сентября 2021, 15:03
18 сентября 2021, 12:03