Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Fox News: российская база не защитит авиацию Асада, если Трамп решит ударить снова

Экстренная новость. Сегодня русские предприняли два смелых шага.  Поговорим с Майклом О’Хэнлоном, старшим научным сотрудником по внешнеполитическим исследованиям Брукингского института. Его специализация — оборонная стратегия США. Напомню, Брукингский институт называет себя некоммерческой организацией, изучающей государственную политику.

Похоже, со спутниковым сигналом проблемы. Так что поговорим по телефону… Как видите эту ситуацию вы, Майкл?

МАЙКЛ О’ХЭНЛОН, старший научный сотрудник Брукингского института: Шепард, я считаю, это умный ход со стороны сирийцев и русских — и первое, чего от них следовало ожидать. Но, конечно, когда я говорю «умный», это не означает одобрительного или попустительского отношения.

Это тактические военные операции в условиях соперничества,  и русские чувствуют, что мы только что очень быстро их обошли, и теперь они намерены предпринять ответные меры. В эту игру они играют довольно хорошо.



Не думаю, что это лишает нас каких-либо вариантов, в случае если Асад снова применит химическое оружие. Я считаю, нам следует объявить, что, даже если он будет действовать с базы, где присутствуют россияне и российские самолеты, если мы увидим, что российский самолёт применяет химическое оружие, мы попытаемся нанести ответный удар по этому самолёту.

Мы не будем пытаться уничтожить базу. И если мы вдруг промахнёмся и попадём по кому-то, это ошибка русских, позволивших сирийцам действовать с этой базы, замышляя химическую атаку. Другими словами, это не лишает нас каких-либо вариантов, но, определённо, усложняет ситуацию. Чего-то такого я бы и ожидал от Путина и Асада.

Конечно, это была бы ошибка русских, но не может ли это ещё больше втянуть нас в сирийскую гражданскую войну? Может быть, даже в наземные операции?

МАЙКЛ О’ХЭНЛОН: Думаю, нет, если обстоятельно объяснить логику и пропорциональность и чётко их придерживаться. В данном случае, Шепард, я лишь представляю себе гипотетическую ситуацию. Но, как мы с вами знаем, действия, предпринятые Дональдом Трампом неделю-полторы назад, при всём моём одобрении, на самом деле не повлияли на войну в целом, на использование бочковых бомб. Это был конкретный сигнал Асаду: «Не применяй химическое оружие!».

Так что, если он снова применит химическое оружие, я считаю, у президента Трампа по-прежнему есть возможность как-то ответить. Даже притом, что сирийские самолёты находятся на российской базе. Вероятно, будет обсуждение, внимательное изучение разведданных, чтобы знать, по каким именно самолётам бить, насколько можно быть уверенными, что поблизости нет русских… Но, я думаю, если потребуется снова подать конкретно этот сигнал, мы по-прежнему в состоянии это сделать.

В настоящий момент у нас нет стратегии окончания гражданской войны в Сирии. У президента Обамы не было, у президента Трампа, справедливости ради, было всего два с половиной — три месяца на её обдумывание. У нас её нет, вне зависимости от того, находятся ли сирийские самолёты на российской базе. Так что не хочу преувеличивать значимость события. Но, думаю, конкретно по химическому вопросу, при необходимости мы по-прежнему можем принять ответные меры.

Последний вопрос, коротко: с точки зрения политики и обозначения своей позиции, стоит ли Соединённым Штатам подавать конкретный сигнал: «Если А, то Б»? «Если ты сделаешь это снова, Башар Асад, мы сделаем вот что». Или же лучше стратегия неизвестности, которую президент Трамп, похоже, любит и считает эффективной?
 
МАЙКЛ О’ХЭНЛОН: Хороший вопрос. Думаю, возможен некоторый компромисс. Вспомним, в каких формулировках президент Трамп объяснял свой ракетный удар. Вы, я помню, очень подробно это освещали. Объяснение было таким: в плане национальной безопасности у США есть жизненно важные интересы, состоящие в том, чтобы химическое оружие не применялось нигде в мире. Думаю, мы можем это повторить. Это подаст сигнал: если вы применяете химическое оружие, нам придётся что-то с этим делать. Где, когда и как — решать нам.

С нами был Майкл О’Хэнлон из Брукингского института. Майкл, мы благодарны вам, как всегда!

Дата выхода в эфир 19 апреля 2017 года.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

746
Похожие новости
22 октября 2017, 01:48
21 октября 2017, 22:48
21 октября 2017, 22:48
20 октября 2017, 09:48
21 октября 2017, 11:48
22 октября 2017, 04:48
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
17 октября 2017, 15:48
17 октября 2017, 16:48
20 октября 2017, 12:48
20 октября 2017, 21:48
19 октября 2017, 11:48
18 октября 2017, 14:48
20 октября 2017, 21:48