Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

FA: Ишингер призывает Германию использовать «Северный поток — 2» для давления на Москву

Заинтересованность Германии в эксплуатации газопровода «Северный поток — 2» не должна мешать восстановлению связей с США, особенно после обнадёживающих заявлений нового американского лидера Джо Байдена. Напротив, Берлин должен увязать завершение строительства газопровода с решением ряда острых вопросов в отношениях с Москвой, используя это как инструмент политического давления, пишет в статье для Foreign Affairs председатель Мюнхенской международной конференции по безопасности Вольфганг Ишингер.
В ходе своего выступления на Мюнхенской конференции по безопасности в феврале новый президент США Джо Байден пообещал «возобновить отношения» с Европой и аннулировать планы предыдущей администрации Дональда Трампа по выводу американских войск, дислоцированных в Германии, а также вновь подтвердил готовность работать в рамках трансатлантического альянса. Однако Байден ни разу не упомянул в своей речи о проекте по строительству газопровода «Северный поток — 2», который и стал основной причиной обострения отношений между Вашингтоном и Германией, пишет на страницах Foreign Affairs председатель Мюнхенской международной конференции по безопасности Вольфганг Ишингер.


Между тем строительство этого газопровода, предназначенного для транспортировки из России в Германию до 55 млрд кубометров природного газа в год, на данный момент завершено уже примерно на 92%, подчёркивается в статье. Берлин считает этот проект коммерчески выгодным и уверен, что эксплуатация нового газопровода будет способствовать укреплению европейского энергетического рынка, поясняет автор.

Однако многие западные политики в Вашингтоне и других европейских странах придерживаются более пессимистического мнения и уверены, что «Северный поток — 2» является очередной попыткой президента России Владимира Путина «сделать Европу зависимой от российского газа», чтобы тем самым получить дополнительные рычаги для оказания на неё влияния, говорится в статье.

По мнению автора, сейчас существует реальная угроза того, что «Северный поток — 2» станет «обузой» и дополнительной проблемой на фоне попыток укрепить трансатлантическое партнёрство, прежде чем Европа и США смогут полностью восстановить взаимное доверие. «Ещё хуже то, что этот трубопровод стал «камнем на шее» для Германии, ослабив её внешнеполитический авторитет и осложнив её отношения с восточными соседями, с другими государствами — членами ЕС и с США», — подчёркивает Ишингер.

Дипломат рекомендует правительству Германии выработать «более дальновидный дипломатический подход», который позволил бы избежать новых разногласий среди союзников и надавить на Москву в своих интересах: «Оно должно использовать газопровод в качестве рычага воздействия, чтобы добиться уступок от России — например, обещания прекратить хакерские кампании за рубежом или освободить оппозиционера Алексея Навального», — говорится в статье.

Правительство Германии продолжает отстаивать «Северный поток — 2», исходя из того, что Россия в любом случае останется основным поставщиком энергоносителей в Европу, вне зависимости от того, будет ли проект реализован или нет. По статистике, сегодня на Россию и так приходится почти 40% импорта газа в ЕС, причём сами Соединённые Штаты ежегодно закупают миллиарды баррелей российской нефти, констатирует автор.

В то же время, хотя объёмы поставок российского газа в Европу за последние годы выросли, Евросоюз фактически стал менее зависимым от российских энергоносителей за счёт реформ в сфере энергетики, подчёркивается в статье. Эти преобразования позволили либерализовать, диверсифицировать и интегрировать энергетический рынок Европы.

Но хотя все эти доводы не лишены смысла, они не очень успокаивают международную общественность, опасающуюся, что ввод «Северного потока — 2» в эксплуатацию ещё больше укрепит позиции Москвы по отношению к Европе, сообщается в статье. Администрация Байдена также не скрывает своего несогласия с этим проектом, о чём свидетельствуют последние заявления Госдепартамента и других американских официальных лиц. В следующем месяце Госдепартамент должен представить конгрессу новый доклад по «Северному потоку — 2», при этом стремление к новым санкциям лишь усиливается, отмечает автор.

«Если и существует «окно возможностей» для сглаживания разногласий по «Северному потоку — 2» и обеспечения успешного завершения строительства газопровода, то оно, похоже, быстро закрывается», — предупреждает Ишингер. Кроме заметного противодействия на международном уровне, этот проект сталкивается с препятствиями и в самой Германии, что связано с обострением предвыборной борьбы.

Следующее коалиционное правительство страны, которое должно быть сформировано после выборов, намеченных на сентябрь, скорее всего, ослабит поддержку в отношении спорного проекта, прогнозирует автор. Причём если либералы выступают за мораторий на строительство газопровода, то зелёные требуют полной остановки строительства «Северного потока — 2» как по экологическим, так и по политическим соображениям.

Необходимо не допустить, чтобы этот газопровод превратился «в главную внутреннюю и международную проблему» для следующего коалиционного правительства Германии, подчёркивает автор. Для этого он рекомендует Берлину выработать «дальновидный» дипломатический подход и использовать проект в качестве инструмента политического давления: «Вместо того чтобы останавливать строительство «Северного потока — 2», Берлин должен использовать его в качестве рычага воздействия на Москву, поставив возможную эксплуатацию газопровода в зависимость от уступок России».

«Тесно координируя такие условия с партнёрами по ЕС и трансатлантическими союзниками, правительство Германии может переложить ответственность на того, кто и должен её нести — то есть на Россию», говорится в статье. По мнению Ишингера, в рамках такой стратегии Берлин мог бы для начала заявить «Газпрому», что внутреннее и международное противодействие строительству «Северного потока — 2» усилилось настолько резко, что данный проект «больше не является политически приемлемым».

При этом «Газпрому» надо послать чёткий сигнал: Россия должна помочь Германии создать «политические условия, в которых Берлин может позволить себе согласиться на завершение строительства и эксплуатацию газопровода», поясняет автор. По его мнению, Берлин мог бы увязать завершение строительства газопровода с улучшением двусторонних отношений и решением ряда вопросов, которые являются острыми для руководства Германии и её союзников.

К числу таких вопросов Ишингер относит, в частности, требования к Москве о «прекращении хакерских атак, кампании дезинформации и убийств на территории зарубежных государств, о согласии с решениями Европейского суда по правам человека, об освобождении Навального и об урегулировании конфликтов в Грузии и на востоке Украины». Берлин, по его мнению, мог бы также поставить условием для открытия трубопровода готовность России «провести в конце этого года свободные и честные выборы в соответствии с тем, как это определяет Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе».

Конечно, Россия при этом вполне может пригрозить ответными мерами, предупреждает автор. Однако переговорная позиция Европы, по его оценкам, сейчас «значительно сильнее, чем ещё несколько лет назад». Проведённые в Евросоюзе реформы и постепенный переход к «зелёной экономике» позволили повысить целостность и надёжность европейского рынка энергоресурсов.

Кроме того, чтобы помешать Москве отказаться от своих обязательств уже после того, как газопровод будет введён в эксплуатацию, Германия могла бы включить в любое соглашение защитный механизм «экстренной остановки» — который в случае необходимости позволил бы ей в координации с Еврокомиссией прекратить его использование, рекомендует Ишингер.

Берлин мог бы предложить при этом комплексный план дальнейшего укрепления европейского газового рынка путём улучшения его инфраструктуры и степени интеграции, особенно в странах Центральной и Восточной Европы, включая Украину, отмечается в статье. Германия также могла бы ускорить переход к возобновляемым источникам энергии путём выделения дополнительных средств на проведение исследований и разработку новых технологий «зелёной энергетики», в том числе таких, как водородная энергетика.

Как поясняет автор, такой план можно было бы привести в соответствие с недавним предложением Европейской комиссии о разработке «всесторонней трансатлантической зелёной повестки», которая помогла бы поставить европейский энергетический рынок на ещё более прочную и устойчивую основу. «В результате западные демократические страны могли бы и дальше сокращать свою потребность в импорте углеводородов из России — и помочь таким странам, как Украина, сделать то же самое, тем самым укрепив свою политическую независимость от России», — подчёркивается в статье.

Но вне зависимости от того, какой именно подход к решению проблемы «Северного потока — 2» выберут власти Германии, они должны тесно координировать свои действия с Европейской комиссией, а также со своими европейскими и трансатлантическими партнёрами, уверен автор. «Это необходимо не только для того, чтобы сохранить и углубить возобновившиеся гармоничные трансатлантические отношения, но и для того, чтобы укрепить доверие к внешней политике Берлина», — заключает Ишингер.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники


Загрузка...
855
Похожие новости
23 октября 2021, 10:48
20 октября 2021, 20:18
24 октября 2021, 01:48
24 октября 2021, 06:48
22 октября 2021, 03:33
20 октября 2021, 17:48
Новости партнеров

 
 
Выбор дня
24 октября 2021, 01:48
24 октября 2021, 06:48
24 октября 2021, 00:33
24 октября 2021, 01:48
24 октября 2021, 08:03
Новости СМИ
Новости партнеров
 
Новости СМИ
Популярные новости
21 октября 2021, 20:03
18 октября 2021, 02:03
21 октября 2021, 16:18
19 октября 2021, 18:03
17 октября 2021, 22:18
22 октября 2021, 11:03
20 октября 2021, 10:18