Главная
Россия Украина Политика Мнения Аналитика История Здоровье Видео

Это необратимый процесс, Украина прошла точку невозврата

Куда идет Украина и что ожидает ее в конце этого пути? Как получилось, что некогда братские народы, украинский и русский, стали вдруг врагами? Кому это было выгодно и кто выиграл? Инна Новикова беседует с бывшим проректором Международного Славянского университета, профессором, харьковчанином Алексеем Самойловым.

— Недавно была очередная годовщина освобождения Украины от немецко-фашистских захватчиков — для кого-то это праздник, а для кого-то черный день календаря? Украина, похоже, разделилась, и разделилась не на шутку.

— Украина разделилась по совести. Не по интеллекту, не по этническому, даже не конфессиональному принципу, а по совести. Хотя вера и совесть — очень близкие категории. И люди, которых мы видим на телеэкранах с «жовто-блакитными», красно-черными и т. д. флагами — это люди, не просто потерявшие совесть, это люди, умышленно растоптавшие ее. Все остальное на Украине так же, как и везде.

— Сейчас на Украине открыли памятник Петлюре, при котором в массовых погромах было убито 50 тысяч евреев. Бандера возведен в ранг национальных героев. Это же не в один час произошло, процесс шел постепенно…

— Совершенно верно, сначала из людей выдавили понятие совести, а потом по капле и саму совесть — возможность человека смотреть на самого себя, сравнивать себя с неким идеалом и корректировать в соответствии с ним свое поведение. А этот идеал, собственно, формируется в вере, пусть и такой, как прежняя советская. В итоге на Украине получили миллионы людей, потерявших совесть и превратившихся в совершенно иных, не русских людей. Хотя, я считаю, что украинский народ — это тот же русский народ и украинцев как нации не существует в принципе. Просто часть русских людей решила потерять совесть, ей стало так удобнее жить. И очень даже комфортно себя чувствуя эти 20 лет, она решила, что теперь можно жить вот таким образом, как они живут сегодня.

— И что, это произошло просто благодаря каким-то школьным учебникам? Только благодаря им часть Украины заскакала в 2014 году?

— Нет, не только из-за учебников. «Скачущие» — это одно. А остальное население Украины, которое не скачет, — это другое. У этой «не скачущей» части населения присутствует, с одной стороны, естественный страх, потому что вся карательно-репрессивная система, созданная на Украине, и была нужна для того, чтобы вселить страх перед силой власти.

Не скачущая и никогда не заскачущая часть населения там присутствует, и она достаточно велика. По моим оценкам, это гораздо больше половины населения всей страны, особенно в юго-восточных, восточных регионах, в моем родном Харькове. Скачущая же часть населения, модель поведения и образ мыслей которой тиражируются телевидением, СМИ, официальной политикой, привлекает к себе и рекрутирует все больше молодых людей. Но этот процесс отнюдь не носит массового характера, и не надо думать, что через два-три года мы получим на Украине три десятка миллионов фашистов.

Профашистски, пробандеровски или неонацистски настроенных украинцев — подавляющее меньшинство, но они более крикливые, более пассионарные, везде демонстрируют свое присутствие. Государственная киевская политика им очень сильно способствует в этом, потому что видит в этих людях свою опору.

Возвращаясь же к теме учебников, можно сказать, что украинская система образования в целом перестает образовывать. Да и задачи образовать как таковой у нее нет, особенно у школьной системы образования. У нее одна цель — внедрить некие базовые для сегодняшнего режима идейные и ценностные постулаты.

Впрочем нельзя сказать, что в самих школах они не подвергаются критическому анализу. Во-первых, далеко не все учителя — носители бандеровской и просто откровенно идиотской идеологии, навязываемой официальным Киевом. И заменить их другими власти просто не имеют возможности. Дальше, дети проводят в школах, как правило, треть времени, все остальное время они находятся в семье. И процессы эти, судя по Харькову, очень серьезное сопротивление. В дело вступает среда, историческая память, культура, язык.

Поэтому колоссальная атака идет не столько даже на систему образования, сколько на единый мировоззренческий комплекс: на православную веру, русский язык и историю. На культуру и историю русского мира, сформированную веками. Это не просто месть, это системная работа. Но она не может быть сделана быстро, есть инерция человеческого сознания очень большая. Вот, тем более, рядом мы находимся, но эту работу они пытаются сделать.

— Но что учебники, что телеэфир, что блогосфера украинские буквально кишат откровенной чушью!

— Просто вспомните «завет» Йозефа Геббельса по поводу многократной лжи, и все станет понятно. Украинская пропаганда действительно топорная, на грани идиотизма, а идиотия — это неспособность к обучению. Но идиотские, с нашей точки зрения, вбросы не настолько идиотские с точки зрения внутренней политики Киева. Украинский обыватель с уже хорошо промытыми мозгами и отмассированным сознанием, который воспринимает киевскую риторику и киевскую пропаганду, любую информацию за чистую монету. При этом надо понимать, что майдановская, «новоукраинская» ментальность формировалась специалистами, тщательно высчитывались ее наиболее уязвимые, восприимчивые стороны.

Потом были созданы соответствующие конструкции и внедрены в это сознание. На что был сделан основной упор? На то, что у очень многих людей, живущих на Украине, я не говорю «украинцев», а именно у людей, живущих на Украине в очень благоприятных природных условиях и хорошем, по меркам СССР, достатке, сформировались чувство некоего превосходства, завышенная самооценка, по сравнению с той же Якутией или Тюменью, где жизнь и труд постоянно сопряжены с опасностью.

Когда началась так называемая эра Незалежной Украины и в нее потекли деньги, заработали разные кредитные схемы, народ воспрянул. Тем более, при той коррупции и тех экономических схемах, когда 60-70 процентов экономики были «в тени» — это не мои расчеты, это данные серьезных украинских экономистов. В итоге завышенные ожидания и самооценка начали формироваться достаточно массово. И на нее начали давить — раз есть ожидания, которых не удается достичь, значит, есть и враг, который этому мешает. Победим врага, и все получат то, чего они достойны!

— И кому тогда это было нужно?

— Прежде всего, самим правившим олигархическим группам. Чем хуже были отношения с Россией, тем лучше было, например, Фирташу: у него был свой контракт с «Газпромом». И когда Киев ругался с «Газпромом», он покупал больше газа у Фирташа. Чем хуже сейчас становятся отношения с российскими банками, тем выгоднее банку Порошенко, потому что теперь только он имеет монополию на переводы денег из России на Украину. А до этого переводами занимался десяток банков, в том числе и российских.

Но вернемся к населению Украины. В какой-то момент, отработав основную конструкцию, о которой я говорил выше, ему «предложили» уже опробованную схему «цветной революции», обкатанную до этого в исламском мире. Она сработала. Но сейчас люди, прожив несколько очень активных лет с 2013-го по 2016 год, начинают в политическом смысле «остывать». Долго же народ в таком состоянии держать опасно — холодно, голодно, война, которая, несмотря на все заверения, все-таки на востоке идет, смерти. Поэтому киевские политтехнологи ищут, чем бы занять людей, чтобы как можно дольше протянуть до какого-нибудь серьезного события. Отсюда и растут ноги всей информационной ахинеи, которая регулярно появляется в украинском медиапространстве.

Современную украинскую действительность, политическую ли, социальную, экономическую, невозможно мерить «русской» линейкой. На территории России мы живем в совершенно другом обществе. У нас русский мир, свои ценности, свои ориентиры, стратегия, цели. Там этого нет ничего, даже и государства толком нет. Есть власть, причем пока очень крепкая. Государство же при этом разрушается, и что придет ему на смену — большой вопрос. Речь, понятное дело, идет о государстве, которое после развала Советского Союза образовалось на территории Украины.

— Государстве Кравчука, Кучмы, Ющенко, Януковича?

— Да. Это все было одно государство, одна и та же модель в плане экономических, социальных, политических отношений. Она разрушена, и того государства — Украина — больше не будет. На его месте будет некое новое образование, и очень большая вероятность того, что оно продолжит разрушаться. Я думаю, что это уже необратимый процесс, мы, Украина, прошли точку невозврата.

Сейчас начинает выстраиваться нечто совершенно новое. Украинскому обществу буквально навязывается ультранационалистическая, а на самом деле неонацистская ментальность. На Украине нет ни одной социал-демократической, социалистической, ни одной коммунистической партии, нет даже партий условно центристских, консервативных, но без нацистского душка. Все абсолютно в той или иной степени неонацистские — уже не только с Западной Украины.

Радикальная партия Ляшко — это уже Центральная Украина, основной электорат его. Сейчас Билецкий объявил о создании своей партии — Национального корпуса. На самом деле, это Нацистский корпус. Ярош там на подходе создания новой политической партии, а он откровенный неонацист. «Свобода» — классические нацисты, у них базовая идеология называется социал-национализм, но хрен редьки не слаще. Я почему так подробно говорю о них, чтобы было понятно, какое государство будет строиться на месте прежней Украины.

— Но почему большая часть жителей страны, которые всего этого, как вы говорите, не разделяют, не создают свои партии?

Они утром уходят на работу, вечером приходят обратно и думают, как они будут оплачивать платежки за ноябрь, когда включат отопление. 50, 60, 70 процентов жителей разных регионов Украины утром встают с одной мыслью: как пережить этот день либо прожить хотя бы эти три месяца, чтобы сына не забрали в АТО или самому не загреметь туда, и еще оплатить квартиру, потому что теперь введен очень жесткий закон и за просрочку ты вполне можешь оказаться в каком-нибудь общежитии.

Кто-то может выразить: а что же оппозиционный блок в Раде? Но это, во-первых, никакая не партия, а во-вторых, огромная часть членов этого блока сами виноваты в том, что у нас родилась «Свобода», они ее пестовали. Они виноваты в том, что у нас еще в начале нулевых годов появились всякие Яроши, Билецкие, «Патриоты Украины», «Белый молот», «Мизантропик Дивижн», «Си-14″ и остальные по списку, почти две сотни неонацистских организаций.

Так что очень большая вероятность, что нацизм на Украине будет реально возрожден. Мы, скорее всего, получим некий клон нацистской Германии у себя под боком. Собственно, в этом и заключалась цель геополитической игры ребят из Америки, они нам этот подарок готовили давно. Почему саботируется масса вещей, связанных с изменением курса, федерализацией, Минскими соглашениями, прекращением гражданской войны на Донбассе? Потому что тогда прервется стратегия, прервется процесс формирования неонацистских сил.

— А что сейчас в Харькове? Ведь он находился в особом положении, это был первый город, который пытался сопротивляться.

— Я вам конкретики про Харьков не буду рассказывать. Харьков — это русский город, об этом знают все. И самый главный нацист Аваков тоже об этом знает. Харьков ему никогда не простит все, что он сделал с ним. Поэтому пусть живет и боится. Там было очень много людей, которые выходили на улицы, и 50, и 60, и 70 тысяч. И в Харькове очень серьезное сопротивление было неонацистам, которые в первую очередь базировались в рядах футбольных ультрас, скинхэдовских и прочих группировок.

Но Харьков сейчас «лег на дно», как Одесса, Днепропетровск, Запорожье, Херсон, Николаев. Они никогда не были украинскими городами и никогда ими не будут. Туда можно, конечно, завезти какое угодно количество «рогулей», зараженных этой идеологией, там можно своих найти 5-10 тысяч. Но это не миллионы людей, которые живут в Харькове и области и люто их ненавидят. Я знаю, о чем говорю.

Но народ сам по себе не встает. В народе формируется социальный запрос, когда бытие начинает определять сознание. Прежнее бытие жизни на Украине определяло сознание дядьки, расслабленного, поевшего борща, попившего пива. Все было хорошо, можно и купить что-то, и съездить куда-то. Сейчас эта жизнь в прошлом, причем у всех. И народ начинает формировать внутри себя запрос, а потом выдвигать наверх силы, которые способны его повести за собой и, в конце концов, взять власть, когда верхи уже не смогут, а низы не захотят. Когда человека доведут до такого состояния, что ему будет наплевать, умрет он сейчас либо он возьмет камень и пойдет на улицу и умрет там, тогда он встает и пойдет.

Инна Новикова

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

1674
Похожие новости
07 декабря 2016, 02:18
07 декабря 2016, 20:18
02 декабря 2016, 17:18
30 ноября 2016, 14:18
02 декабря 2016, 01:18
09 декабря 2016, 00:18
Новости партнеров
 
 
Выбор дня
09 декабря 2016, 01:48
09 декабря 2016, 00:18
09 декабря 2016, 00:18
09 декабря 2016, 00:18
09 декабря 2016, 00:48
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
 
Популярные новости
02 декабря 2016, 11:18
05 декабря 2016, 11:18
08 декабря 2016, 01:18
03 декабря 2016, 13:18
07 декабря 2016, 21:18
03 декабря 2016, 06:18
08 декабря 2016, 16:18